«Морской кодекс» для дурака. Как тонет круизный бизнес в Нижнем Тагиле

«Морской кодекс» для дурака. Как тонет круизный бизнес в Нижнем Тагиле

Правоохранители Нижнего Тагила оштрафовали «Флотилию Сорокиных», которой принадлежат паромы, курсирующие по акватории Тагильского пруда. Владельца плавучих веранд обязали выплатить штраф 5000 рублей за нарушение правил торговли спиртным и перевозки пассажиров. В тагильской госинспекции по маломерным судам (ГИМС) заявляют, что «мизерный» штраф предпринимателя не отпугнёт: «эти деньги он отобьёт за полчаса». Именно столько времени длится один рейс «Флотилии». Но главное – паромы в парке имени Бондина не предназначены для платных рейсов. Более того, на Тагильском пруду вообще нет ни одного плавсредства, зарегистрированного для коммерческих перевозок.

«Флотилия» принадлежит индивидуальному предпринимателю Денису Сорокину. Плавучие веранды швартуются у двух причалов возле парка имени Бондина. На первом – две большие, на втором – та, что поменьше. С причалов паромы отходят поочерёдно: пока один возит людей, другой набирает пассажиров. По нормам ГИМС, максимальная вместимость каждого – 12 человек. Тот, на который я сел вечером 20 июля, уходил в плавание с 40 пассажирами на борту. Стоимость билета составляет 100 рублей (для детей младше семи лет – бесплатно). В жаркие дни клиентов у «Флотилии» хватает, так что правоохранители, пожалуй, были правы: штраф в 5000 рублей будет покрыт если не за один рейс, то за два уж точно.

Кроме того, на нижней палубе продаётся питьевая вода, соки и пиво. Паромщики нервничают, когда кто-то начинает фотографировать холодильник с напитками.

«Это моя частная собственность, и вести съёмку на борту нельзя», – попытался объяснить Денис Сорокин, в то время как пассажиры верхней палубы беспрепятственно делали селфи.

Позже Сорокин признался, что проблема с фото только одна: его зашугали проверками надзорные органы.

«Да я вообще дурак, что ввязался во всё это! Не дают нормально работать, – говорит Сорокин. – Создаётся впечатление, что меня просто хотят выдавить, чтобы освободить место для своих. В законах просто тупость какая-то творится, а Богдашин этим пользуется».

Сергей Богдашин – это начальник тагильского отделения ГИМС. Он, вопреки обвинениям Сорокина, тоже недоволен рядом пунктов «водного» законодательства. В 2012 году министерство транспорта РФ установило норму о введении судов, используемых в коммерческих целях, в специальный регистр, который не входит в юрисдикцию ГИМС. Но других органов надзора за водным транспортом в Нижнем Тагиле нет. Ближайшее учреждение, которое контролирует внесённые в коммерческий регистр суда, расположено в Перми: как оттуда вести надзор за происходящим в Нижнем Тагиле, непонятно. Потому, по словам Богдашина, тагильские суда проходят в регистр со скрипом, пока туда не был внесён ни один.

«Получается, что владельцы паромов и катеров предоставлены сами себе, – говорит Сергей Богдашин. – ГИМС может следить лишь за общими правилами, количеством людей на борту, соблюдением района плавания, наличием спасжилетов и тому подобное».

Пробелы в законодательстве, по словам Богдашина, приходится восполнять с помощью полицейских. Последние и зафиксировали продажу алкоголя на паромах Сорокина, ведь в юрисдикцию ГИМС это не входит.  Впрочем, Денис Сорокин отрицает свою причастность к торговле спиртным.

«Продавал бы я алкоголь, борт был бы забит ящиками, – говорит бизнесмен. – А тогда тут было всего три банки пива, которые я припас для себя. Один из пассажиров попросил банку, и мой помощник по глупости отдал её за сто рублей. Вот и вся история», – рассказал бизнесмен.

Однако правоохранители отчитались об изъятии 15 литров алкоголя. Так что здесь, по мнению Богдашина, бизнесмен лукавит.

Но главная претензия к «Флотилии Сорокиных», и она исходит непосредственно со стороны ГИМС, – перегруз на борту. Сам предприниматель уверяет, что максимальная планка в 12 пассажиров откровенно занижена. За доказательством этого он обратился к прежнему владельцу паромов «Уралвагонзаводу», у которого сохранилась конструкторская документация. Там вместимость указана в массе 4 тонны. По расчётам Сорокина, в среднем это как раз соответствует 50 пассажирам. Но в ГИМС его объяснениям не вняли.

«Раз судно зарегистрировано в ГИМС, значит, должно соответствовать нашим нормам, а это 12 человек и не больше, тут уж есть чёткое определение законом», – говорит Сергей Богдашин.

По словам инспектора, на Тагильском пруду и без «Флотилии Сорокиных» проблем хватает. Владельцы лодок, катамаранов и быстроходных катеров не имеют возможности торговать у себя спиртным или перегрузить борт, но нарушают другие правила. Кто-то «забывает» вести журнал инструктажа о безопасности, кто-то недосчитывается спасательных жилетов, кто-то позволяет пассажирам купаться во время плавания.

«Я к коммерсантам нормально отношусь, – уверяет Богдашин. – Не они виноваты, что закон корявенький и не предусматривает их ситуацию, но наглеть тоже не стоит».

У Дениса Сорокина на это иной взгляд: «Не запрещено законом, значит, можно».

«Я зарабатываю, как могу, и ещё людей работой обеспечиваю. При этом выделяю деньги на обслуживание причалов, то есть, по сути, на облагораживание территории парка. Налоги плачу, в конце концов. Кому это вредит? – возмущается бизнесмен. – Всех интересует, сколько мы зарабатываем, только когда лето жаркое и от клиентов отбоя нет. Но в другие сезоны и в пасмурные дни никого не интересует, как мы выживаем».

Последний штраф бизнесмену «влупили» в День металлурга, когда была масса желающих покататься. В тот же день, рассказал Сорокин, он случайно встретился с мэром Нижнего Тагила Сергеем Носовым и пожаловался на свои беды. Тот ответил, что не в курсе ситуации, но пообещал разобраться.

«Мэру я верю, – говорит Денис Сорокин. – Он человек прямой, вилять бы не стал. Хотел бы нас вытравить, напрямую бы приказал убираться. Мы однажды остановили паром возле "Тагильской лагуны". Носов нас заметил и сказал: “Даю вам пятнадцать минут, чтобы убраться, иначе ждите проблем”. Вроде как, хотите здесь швартоваться, делайте нормальный европричал, и пожалуйста. Но нам это в копеечку влетит, поэтому больше не рискуем. Предупредил, что будут проблемы, значит, обеспечит. А если сказал, что разберётся, значит, разберётся».

Пока же на берегу Тагильского пруда есть единственное «судно», на котором можно катать людей за деньги и не бояться попасть в ловушку Минтранса.

Автор: Антон Селиверстов