Известные художники научат тагильчан понимать современное искусство

Известные художники научат тагильчан понимать современное искусство

В Нижний Тагил приехали известные за пределами России художники современного искусства: Светлана Шуваева, Андрей Сяйлев, Данил Акимов и Евгений Гаврилов. Чем займутся востребованные авторы в городе металлургов и танкостроителей, как они относятся к критике и чего ждут от тагильского зрителя, выяснял журналист АН «Между строк».

В конце лета Нижний Тагил станет арт-резиденцией Уральской индустриальной биеннале современного искусства. Тагильчанин Владимир Селезнёв, художник и куратор многих выставок, специально по такому случаю придумал масштабный проект «Миростроение», в котором будут задействованы 16 профессиональных художников, а также простые тагильчане, занимающиеся разным творчеством: вязанием, рисованием, даже собиранием трав.

IV Уральская биеннале современного искусства пройдёт с 14 сентября по 12 ноября. В Нижнем Тагиле спецпроект откроется немного раньше – в канун Дня города. АН «Между строк» знакомит читателей с авторами, которые на два месяца сделают из Нижнего Тагила столицу современного искусства.

Светлана Шуваева из Москвы. Она создаёт работы в жанре абстрактного экспрессионизма, увлечена графикой. В Тагиле художница будет работать с картинами дедушки Владимира Селезнёва Фёдора Ивановича Каменских, создаст инсталляцию-переосмысление работ талантливого живописца-самоучки. 

Картина с выставки «Только бумага»

Один из немногих в России перформеров, занимающихся саунд-артом, Данил Акимов приехал из Калининграда. Вместе с начинающим художником и известным в родном Новосибирске музыкантом Евгением Гавриловым Данил будет создавать звуковую составляющую большой инсталляции на площадке Демидовского музея-завода.

В команду саунд-перформеров куратор проекта также включил известного и успешного художника из Самары Андрея Сяйлева. Андрей занимается живописью, стрит-артом, видео-артом и глитч-артом (изобразительное искусство, в котором выразительными средствами выступают цифровые ошибки. – Прим. ред.). Сяйлева давно интересует индустриальная тема в искусстве. Перед поездкой в Тагил он даже изучил технологию плавки стали.

Из серии «Не мочить», 2011

Серия «Полное собрание сочинений», 2013

О Нижнем Тагиле творческая компания знает немного: художники знакомы с творчеством группировки ЖКП и слышали о тагильских подносах. «Мне говорили, что подносы из города нельзя вывозить? Меня что, обманули?» – под смех коллег интересуется Светлана Шуваева.

В Нижнем Тагиле художники пробудут три дня: познакомятся с городом, со своими соавторами-горожанами и с площадками, на которых им предстоит работать. А в августе ребята вернутся, чтобы реализовать появившиеся идеи.

– Тагил – провинциальный город, не было ли опасений, что вас здесь не примут, не поймут?

Данил Акимов:

– Не знаю, я из Калининграда, и он ещё более провинциальный. Но такой страх есть. Буду разочарован, если не произойдёт диалога с публикой. Это главная всегда проблема, когда тебе приходит интересная идея, которая может быть интересна только тебе самому и цеховым, так сказать, специалистам. А адаптировать её для массового зрителя бывает сложно.

Владимир Селезнёв:

– По-моему, важно, чтобы проект заработал, чтобы был отклик места, тагильчан, для которых это всё задумывается изначально. Я сам с Нижнего Тагила, и мне важно развивать современное искусство здесь. Люди считают, что современное искусство – это нечто заумное, некрасивое, неинтересное, непонятное и так далее. Мне кажется, наш проект несколько развеет этот миф.

– Современное искусство для всех или оно не может быть понятно многим?

Светлана Шуваева:

– Мне хочется верить, что современное искусство для всех. Не понимают только те, кто заранее не хочет ничего понять. Поэтому я не переживаю, что кому-то то, что я делаю, может быть неинтересно.  

Данил Акимов:

– Традиционное искусство тоже не для всех. Какой процент населения того же Нижнего Тагила постоянно ходит в музеи? Каждая выставка современного искусства оснащена аннотациями. Человеку нужно лишь сделать усилие, чтобы разобраться в том, что ему предлагают, – аннотацию прочитать.

Владимир Селезнёв:

– Как на Западе происходит приобщение человека к современному искусству? Он приходит в музей, видит на первом этаже античные скульптуры, на втором – живопись Ренессанса, на третьем – ХХ века, а на последнем этаже – инсталяции, видео, звук. Он понимает: это музей и всё, что находится здесь, – искусство. А у нас до сих пор существует некое разделение. У нас современное искусство ставится в отдалённый загончик. Современное искусство говорит с человеком современным языком, отвечает современным реалиям, задаёт какие-то вопросы. Оно должно быть понятным. Энди Уорхол, кстати, не всегда был популярным, когда-то его не признавали. Да и Сикстинскую капеллу Микеланджело хотели закрасить, потому что для того времени это было шоком. Художники постоянно раздвигают разные рубежи.

Андрей Сяйлев:

– Для меня то, что мы называем современным искусством, – это некая лаборатория, где идёт поиск новых визуальных кодов, новых культурных языков, которые художником кристаллизуются и делаются доступными большому числу людей. И это нормально, что только малый процент современного искусства сделает историю и останется в музеях, станет архивом эстетического пути человечества.

– А как вы относитесь к критике? Современное искусство почему-то ругают с большим удовольствием. Появляются даже такие тренды, как обливание картин мочой…

Светлана Шуваева:

– А ещё картины можно рисовать мочой… Я не думаю, что это какой-то новый тренд, это просто часть жизни. Мне кажется, это такой уровень идиотизма, который был во все времена.

Данил Акимов:

– А по-моему, это диагноз общества. С другой стороны, даже интереснее работать в такой ситуации, когда общество не подготовлено, когда ты не в зоне комфорта. Если в Европе зритель очень толерантен, там твой перфоманс может не срезонировать, люди просто вежливо похлопают и ты не получишь диалога. К сожалению, те факты, к которым вы ведёте, имеют мало общего с критикой, с диалогом. Это политические моменты, давление власти на художников.

Владимир Селезнёв:

– Даже если человек критикует, с ним можно разговаривать. Я комментариев не читаю и не считаю их важными. Похоже, на сайтах сидят профессиональные тролли, для которых писать всякую хрень – работа, они словно соревнуются друг с другом. Если человеку важно высказать своё мнение, пусть он приходит на выставку и вступает со мной в диалог.

Агентство новостей «Между строк»

Фото: соцсети