Изолированные в Тагиле. Как всем миром спасали оленью ферму в Висиме, и почему отменилась её реконструкция

Изолированные в Тагиле. Как всем миром спасали оленью ферму в Висиме, и почему отменилась её реконструкция

Режим самоизоляции в Свердловской области был ослаблен на прошлой неделе. Ожидается, что в ближайшее время жители региона смогут вернуться к привычной жизни. Журналист АН «Между строк» пообщалась с руководителем зоофермы в Висиме Светланой Копаневой, которая рассказала об «уроках карантина», людях, спасших животных от голода, и новых надеждах.

О заморозке реконструкции фермы

Висимская зооферма существует уже больше 10 лет — в 2008 году в Висим с Алтая привезли благородных маралов и пятнистых оленей. Из рогов этих животных — пантов — люди очень давно делают пантокрин, пантогематоген и многие другие лечебные препараты, в основе которых кровь оленя, содержащая гормон тестостерон, отвечающий за силу, выносливость и иммунитет. Однако наладить выпуск лечебных препаратов оказалось делом весьма непростым, и ферма стала развиваться как туристический объект. Благо люди всегда имели интерес к животным и умели получать хорошее настроение и эмоциональную разгрузку от контакта с миром природы. 

Поскольку интерес к оленям рос, сотрудники фермы решили разнообразить состав её обитателей. Так у нас появились семья страусов, северные якутские лошади, кудрявые поросята, венгерская мангалица, овечки, козы, мелкая домашняя птица. Ферма становилась популярным местом отдыха у тагильчан, екатеринбуржцев, жителей области. Гости Свердловской области тоже нередко приезжают на нашу ферму в составе туристических групп или в компании уральских родственников.

В 2019 году к нам провели электричество. Это добавило удобства в уходе за животными и дало возможность некоторого благоустройства территории. Как известно, спрос рождает предложение, поэтому назрела необходимость развивать ферму, благоустраивать, ремонтировать, модернизировать — одним словом, становиться более комфортным местом для постоянных и новых посетителей. Хоть и небыстрыми темпами, но ферма начала копить ресурсы для перестройки и модернизации. Мы заказали архитектору проект строительства дополнительных объектов и реконструкции старых. Для воплощения всего задуманного, конечно, нужны немалые средства дополнительно к расходам на содержание животных, техники, персонала, страховые и налоговые платежи.

Мы рассматривали варианты привлечения средств на краудфандинговой основе, думали о займе в Нижнетагильском фонде поддержки предпринимательства, но известные события начала 2020 года, пандемия коронавируса и введение режима изоляции — всё это в один момент перечеркнуло наши планы.

Сейчас ферма продолжает работу, сотрудники кормят животных, проводят технические, хозяйственные, ветеринарные работы, но для посетителей ферма закрылась. Вот тут-то и пригодились средства, откладываемые на реконструкцию.

О поддержке людей

Хотя посетители не могли приходить к нам, связь с ними не была потеряна — многие предлагали посильную помощь в приобретении кормов, кто-то привозил овощи и сухари для животных, висимчане собирали деньги на содержание животных. Всё это было, откровенно говоря, неожиданно. Нами такая поддержка воспринимается как кредит доверия, как оценка работы, да и самого существования фермы.

Не стану перечислять имена всех помощников-жертвователей, их много. Откровенно говоря, мы и не знаем всех людей, которые стали нашими героями, которые протянули руку помощи животным, полностью зависящим от человека, его воли, его возможностей, даже от его совести. Людям, поделившимся с нами своим вниманием, своими душевными и финансовыми ресурсами, мы говорим спасибо, низко кланяемся, правда пока только мысленно. Очень хотелось бы, когда закончатся ограничительные мероприятия, сказать им тёплые слова лично, сделать для них что-то приятное. Надеемся, что у нас будет такая возможность. Мы не устанем говорить, что ферма существует благодаря посетителям!

О работе фермы после карантина

В конце мая режим ограничений был ослаблен, паркам под открытым небом разрешили принимать посетителей при соблюдении мер безопасности и дистанции. И наша ферма возобновила работу. За два месяца без гостей животные ничуть не отвыкли от людей, наоборот, похоже, они соскучились по угощениям посетителей! За эти два месяца на ферме родились жеребята, ягнята, цыплята, поросята, козлята и цесарята. Пока люди изолировались и дистанцировались, у оленей отпали прошлогодние рога и выросли новые — мягкие, бархатистые и очень трогательные. Животные и не подозревают, сколько людей встало на их защиту от голода! Но они и не должны об этом думать, ведь они зависящие от многих обстоятельств существа, а мы, люди, умеем помогать слабым и нуждающимся и должны этим умением пользоваться!

Сейчас ферма вновь открыта для посещения. Пусть в этом году у нас не появятся новые постройки, не обновятся вольеры и помещения, но животные фермы живы, они сыты. Персонал работает. Жизнь продолжается. Пандемия показала хрупкость жизни, но при этом она показала и умение человека быть ответственным, умение помогать и жертвовать.

О тревоге

Открытие фермы для посещения и, следовательно, мой выход на работу спасли меня от того неприятного состояния, в которое я постепенно входила в начале апреля. Бесконечное пролистывание ленты новостей, поиск и просмотр всё новых и новых роликов в YouTube, где эксперты транслировали свою позицию по поводу коронавируса, мониторинг сводок от Роспотребнадзора о количестве заболевших в стране и области, чувство ответственности и тревоги за близких — всё это развивало тревожное состояние. Но мне ещё повезло, поскольку готовность знакомых и незнакомых людей помогать не пустила в мою жизнь тревогу за беспомощных и зависящих от нас животных. Мне не пришлось испытать отчаяние.

Вся эта ситуация подтолкнула к переоценке картины мира и перестановке ценностей в жизни. Ещё многое надо обдумать, переосмыслить. И конечно, сейчас не время ослаблять бдительность, нельзя прекратить тревожиться за близких, нельзя допустить даже лёгкой беспечности, ведь противостояние вируса и человечества ещё очень далеко от завершения, а ситуация может развиваться неожиданным и, увы, нежелательным путём.

Я уверена, что после пандемии внутренний туризм, к которому относится наша ферма, получит развитие. Предприниматели, работающие в этой сфере, должны использовать закрытие границ, режим изоляции и новые условия жизни. От отдыха и путешествий люди вряд ли откажутся полностью, значит, можно ожидать, что потоки туристов перенаправятся в места отдыха внутри России и области. Я имею смелость ожидать, что и на нашу ферму станет приезжать больше посетителей.

Сейчас хочется продолжить работу в привычном режиме, чтобы наши гости имели возможность и желание приехать на ферму. Это нужно и для комфортного существования обитателей фермы, и для преобразования фермы в территорию со счастливыми животными и довольными посетителями.