01 Сен 2017 15:24 | Метки: Новости Нижнего Тагила, образование

Игорь Юрлов: «Нельзя оградить школу колючей проволокой». Начальник управления образования Нижнего Тагила об избавлении от коррупции, неудачных реформах и своём 1 сентября

Игорь Юрлов  начальник управления образования администрации Нижнего Тагила с 2012 года. В сфере образования более двадцати лет, работал и простым учителем, и специалистом областного департамента. О том, как ЕГЭ помог избавиться от коррупции, о долгожданных ремонтах школ, неудачах некоторых реформ и своём 1 сентября руководитель управления образования рассказал журналисту АН «Между строк». 

«Сравнить школьное образование моей молодости с нынешним почти невозможно»

 Игорь Евгеньевич, каким было ваше 1 сентября? 

 Моё 1 сентября было очень давно, в 1975 году, поэтому воспоминания уже достаточно смутные. Линейку я не помню, но помню первый урок и маму. Когда нас завели в класс, я, маленький ребёнок, смотрел на неё и думал: почему она плачет, всё ведь хорошо, прекрасно. Учился я в городе Воткинске, в школе № 2. Первой моей учительницей была Екатерина Русских. К сожалению, не поддерживаю с ней связь и не в курсе, как сложилась её жизнь. 

– Вы были прилежным учеником?

 Учёба всегда была моим любимым делом. Я не был отличником, но и в троечниках не ходил. Драчуном тоже не был, старался решить проблемы мирным путём, но это не всегда получалось. Я очень много времени проводил в школе, жил ей, и рано определился для себя, что моя жизнь будет связана с учительством, с преподаванием. 

Больше всего любил предметы гуманитарного направления: историю, обществознание, географию, литературу, биологию тоже любил. История, я так понимаю, это моё внутреннее было желание, а любовь к географии, биологии, математике мне привили учителя. Наверное, я был в них влюблён, испытывал к ним уважительное отношение, и из него складывалось моё отношение к этим предметам. Мне повезло с учителями.  

– Чем принципиально отличалось школьное образование вашей молодости от нынешнего? 

 Сравнить его почти невозможно: совершенно разные условия, подходы и ценности. Раньше очень большое внимание, конечно, уделялось книге как печатному продукту. Тогда электронных устройств, технических для обучения практически не было, ценность печатной продукции была другая. Моя семья, родители были рабочими, выписывали очень много газет, журналов. Я очень любил «Мурзилку», «Барвинок», в «Пионерской правде» печатали интересные рассказы. Папа выписывал ещё «Науку и технику», «Литературную газету», «Роман-газету». Подписная кампания проходила в августе-сентябре, и четверть дохода нашей семьи шла именно на подписку. Книги, особенно ценные, было очень сложно достать, много народу ходило в библиотеку. Поэтому библиотека в моей жизни – это тоже священное место, куда я очень любил и до сих пор люблю ходить.

Социальный статус школы и учительства в советские времена тоже был выше, хотя не скажешь, что у учителей тогда были большие зарплаты. Наши родители надевали лучшие наряды, когда шли на собрания. Слово учителя было законом, любое замечание в дневнике расценивалось как предложение, обязательное к исполнению. Учитель и его поведение считались неким эталоном, и это во многом действительно было так. Сейчас, к сожалению, может, не всегда так происходит. И прискорбно отмечать, что существует критика современной системы образования, потому что учителя сегодня, их мышление и сознание тоже изменились, в лучшую или худшую сторону – это уже другой разговор. 

В меньшей степени сейчас присутствует такой атрибут, как общественное движение. Раньше были октябрята, пионеры, комсомольцы и мы всегда стремились становиться в первых рядах в этих движениях. Много было общественных и трудовых мероприятий, которым придавалось большое значение. Собирали макулатуру и металлолом, сами мыли парты, убирали коридоры, выносили мусор. 

Ушло такое понятие, как эрудиция, когда человек много знает в разных областях и обо всём. Это не хорошо и не плохо, так есть. Сегодня информационное поле огромно, знать всё невозможно. Если человек умеет пользоваться различными гаджетами и получать необходимую информацию мгновенно, это, конечно, хорошо.

«Директор школы не должен быть заложником» 

– Все ли школы Нижнего Тагила вовремя прошли приёмку?

– Школы обследованы на готовность к новому учебному году все. Они приняты почти всеми надзорными органами, в том числе пожнадзором и Роспотребнадзором, Росгвардией. Остаются замечания по линии ГИБДД. В основном это связано с устройством улично-дорожной сети, имеется в виду ремонт дорог, безопасным путём следования ребёнка в школу. Это серьёзные вопросы, которые иногда не могут быть решены быстро, так как требуют больших финансовых средств. 

– Директора школ каждый год спорят с ГИБДД и администрацией по поводу того, кто отвечает за состояние дороги, ведущей в школу. При отсутствии пешеходного перехода или ограниченной видимости в районе школ претензии предъявляют в первую очередь образовательным учреждениям. Но окончательное решение по поводу приведения в порядок той или иной территории принимается в управлениях мэрии. Каким образом можно было бы решить этот спор?  

– Такие споры возникают не только в Нижнем Тагиле, но и во всей области. Представитель ГИБДД был включён в состав комиссии по приёмке образовательных организаций недавно. Конечно, директор школы не должен быть заложником того, подписан акт сотрудниками дорожной службы или нет, я считаю, что это неправильно. Мы не всегда согласны с требованиями, и иногда нам удаётся убедить ГИБДД отказаться от некоторых предписаний. Школу используют как некий инструмент для решения вопросов [благоустройства объектов улично-дорожной сети] по городу. После появления ГИБДД в комиссии по приёмке школ очень много было сделано в Нижнем Тагиле, и это наглядно видно. 

– Из-за террористической угрозы в России усилены меры безопасности в местах массового скопления людей, в том числе в школах и детских садах. Как обеспечивается безопасность детей в тагильских образовательных учреждениях? 

– Самое главное – это защищённость зданий, в которых находятся дети. У нас сегодня 65 из 238 учреждений оборудованы системой видеонаблюдения. Часть организаций включена в систему «Безопасный город», и в этом году видеонаблюдение будет установлено ещё в нескольких зданиях, в том числе в детском саду № 35. Все учреждения оборудованы кнопками тревожного вызова и пожарной сигнализацией.

Что касается антитеррористической защищённости… Давайте признаемся друг другу, что для совершения теракта… это сложно. Школа не закрытое учреждение, нельзя оградить её колючей проволокой, линиями разделения. На территории школы проводится много праздников, спортивных мероприятий, люди приходят туда просто погулять. И если территории садиков в большей степени оборудованы заборами, почти все, то заборы, установленные по периметру школ, часто носят условный характер. Есть учреждения, которые выходят на проезжую часть, и там в принципе невозможно сделать забор (школы № 44, 32 и 35). Это глобальная проблема. Мы обсуждали её и с главой города, и на заседании антитеррористической комиссии. Понимание, как решать этот вопрос, есть. Но есть ещё один момент. Мы заборы-то поставим, но нужно помнить, что они часто являются объектом вандализма. Люди привыкли ходить конкретными тропами, они пробивают брешь в заборах, расширяют их, а некоторые просто крадут целые секции.  

«Школы требуют ремонта и огромных вложений – нескольких десятков миллиардов рублей»

– Какие школы встанут на капитальный ремонт в этом году?

– Мы планируем взяться за объект, который давно находится в ожидании ремонта. Это школа № 56. Сейчас готовится необходимая конкурсная документация, наша заявка включена в областную программу на софинансирование. Дети из этой школы будут учиться в близлежащих учреждениях: школах № 49, 5, 66 и 72. Мы бы хотели, чтобы уже в следующем году 1 сентября там начался учебный процесс.  

– В школах и детских садах родителей часто просят сдать деньги на установку окон, ремонт крыльца и прочее, называя это благотворительностью. Почему руководители образовательных учреждений идут на такие меры? 

– Это связано с тем, что после распада Советского Союза начался серьёзный экономический кризис и тотальное безденежье, когда даже учителям не платили заработную плату. Причины, корень зла находится там. К сожалению, позже отношение учителей и отношение к учителям не вернулось на те позиции, которые были в советское время. В то же время серьёзно ужесточились требования к материальной базе. Бум школьного строительства был в 50-60-е годы. И сейчас эти здания требуют ремонта и огромных вложений – нескольких десятков миллиардов рублей, которых у города нет. В этом году из местного бюджета было выделено сто миллионов рублей. Они помогут решить проблемы с кровлями, окнами и отмостками, нужными для того, чтобы не мокли подвалы в образовательных учреждениях.

Сейчас появилась программа по созданию новых мест в школах, где предусмотрено несколько направлений. Первое – строительство. Мы уже прошли отбор на строительство двух новых школ в районе Гальянки. Там школа не старая, но очень много детей учится во вторую смену. Второе направление – реконструкция и капремонт школьных зданий. У нас здесь всё расписано плоть до 2022 года. Серьёзного и первоочередного ремонта требуют девять зданий, ещё в 18 нужно сделать частичный капремонт. Третье направление – ремонт помещений, которые не используются в учебном процессе, но могут быть введены в эксплуатацию и тем самым тоже помогут уменьшить вторую смену. У нас сегодня 4500 детей учится во вторую смену, это вся Гальянка, частично центр, Вагонка, Тагилстрой. Когда мы решим эти вопросы, проблема сбора денежных взносов если не исчезнет совсем, то уменьшится значительно. 

Я тоже родитель, дети ещё ходят в школу, понимаю, что когда просят сдать деньги на что-то, то сразу так и не откажешься… Но это всегда должно быть просьбой, а не требованием. Не должно быть насилия и тем более мести, если кто-то из родителей не сдал деньги, когда информация утекает из общения родителей и учителей. Это недостойно нашей профессии. Если есть такие факты, обращайтесь в управление образования, мы будем их смело пресекать. 

«Вывести медсестёр из штата детсадов было не очень правильное решение» 

– С 2013 года медсестёр вывели из штата детских садов. Как это повлияло на качество медицинского обслуживания в дошкольных учреждениях? Есть ли потребность в их возвращении в штат?

– Это не очень правильное, на наш взгляд, было решение. Мы очень много говорили по этому поводу и с главой города, и с депутатами Заксобрания. Все понимают, что медицинский работник должен находиться в детском саду постоянно, но нехватка кадров не позволяет обеспечить учреждения образования специалистами. Вложено при этом было очень много денег в ремонт и лицензирование медицинских кабинетов. Сейчас появилось новое требование к педагогическим работникам – об умении оказать первую медицинскую помощь. 

– С нового учебного года часть детских садов будут кормить внештатные повара. Родители переживают за качество питания. У вас есть переживания на этот счёт? 

– Переживания есть, но они связаны больше не с качеством питания, а с организационным взаимодействием. Такая форма в городе у нас раньше не применялась, реализуется впервые, но в Свердловской области и других регионах России она уже использовалась, и достаточно успешно. Для ребёнка и родителей ничего не должно измениться. Наша святая обязанность – проследить за тем, чтобы никаких проблем не возникло. 

– В мэрии сообщали о появлении в ближайшем будущем на первых этажах новостроек так называемых билдинг-садов. Как вы относитесь к этой инициативе? Помогут ли они решить проблему очередей? 

– Мы обсуждали этот вопрос на совещании у главы города, чтобы в архитектурных решениях помещения первых этажей были предусмотрены для размещения детских садов. Другой вопрос, какие детские сады в этих помещениях могут быть размещены – частные или муниципальные. Многое зависит от того, кто будет застройщиком, какой будет форма соучастия. 

Общая очередь детей в детские сады у нас сейчас порядка 7000 человек, около 5000 из них составляют дети от 0 до 3 лет.  

«Реформа ближайшего времени – профессиональные стандарты»

– Общероссийская проблема – нехватка кадров. Есть ли она в Тагиле? Каких сотрудников больше всего не хватает и что с этим делать?

– По сфере дошкольного образования у нас педагогических вакансий практически нет. Там достаточно неплохая средняя заработная плата – около 30000 рублей для всех (это с подоходным налогом). Более остро проблема стоит со школами, но у нас есть педколледжи и пединститут, которые решают или решали проблему с кадровым дефицитом педагогических работников в городе. Не хватает учителей начальных классов, русского языка и литературы, иностранных языков, математиков с физиками. Вакансий таких пока немного, но мы предполагаем, что сейчас идёт очень серьёзное старение в этой группе и лет через пять или десять этих педагогов нам будет очень не хватать.  

В рамках государственной политики принимаются такие интересные решения, как, например, целевые контракты. У нас сегодня 23 школы по договорам с педагогическими вузами готовят учителей. Также был введён профессиональный стандарт педагога. Если ты получил образование учителя, то стать журналистом уже не сможешь. Это реформа ближайшего времени, многие будут вынуждены пойти работать по той профессии, которой они учились. Ну и третий путь – это, конечно, социальные гарантии. У нас даётся небольшой капитал на обзаведение хозяйством – от 30000 в городе до 50000 на селе. 

– Какой будет зарплата учителей в 2018 году? 

– От 30 до 35 тысяч рублей. С нагрузкой классного руководителя она будет чуть больше. Но это средняя. Зарплата зависит от того, какой оклад установлен в образовательной организации и какая у учителя нагрузка. При стандартной нагрузке 18 часов, при прохождении аттестации, при наличии стимулирования по результатам труда выходит где-то 18-22 тысячи рублей. Но в основном учителя у нас работают больше.  

«ЕГЭ решил проблему коррупции при поступлении в вузы» 

– Будут ли изменения в ЕГЭ и ГИА в новом учебном году?

Принципиальных изменений не будет, появится только в 9 классе допуск к итоговой аттестации в форме сдачи экзамена по русскому языку устно. Сейчас, например, в 11 классе пишут сочинение как допуск к аттестации. 

– Многие родители, учителя и чиновники считают, что введение ЕГЭ и ГИА гробит систему образования. Как вы сами относитесь к этим формам итоговой аттестации?

– Я сторонник ЕГЭ, считаю, что он решил очень много тех проблем, которые сложились в девяностые годы и начале двухтысячных: это коррупция при поступлении в вузы и выпуске из школы, невозможность талантливым детям пробиться на места для обучения в лучших вузах России. Конечно, сама форма проведения ЕГЭ – это другой разговор, она должна совершенствоваться. Меньше должно быть «счастливого билетика», а больше тех заданий, где ребёнок может проявить свои учебные навыки и знания.  

– Как реализуются программы инклюзивного образования в Нижнем Тагиле? 

– Каждый родитель имеет право обучать ребёнка в той школе, где он желает учиться. В Нижнем Тагиле «доступная среда» создана уже в 26 образовательных учреждениях. 105-й детский сад набирал в прошлом году два класса детей с ограниченными возможностями здоровья и в этом году набрал. Мы будем и дальше эти направления развивать, готовиться к тому, что те дети, которые сейчас находятся в детских садах, придут в школу. Всего сегодня в городе около 3000 детей с ограниченными возможностями здоровья, но эта цифра плавающая. Не все родители заявляют об инвалидности, это их право. И я уже говорил это не раз, но напомню, что «доступная среда» должна создаваться не только внешне, но также в наших умах и сердцах – должны исчезнуть барьеры. 

1 сентября порог тагильских школ переступили 36 тысяч школьников, более четырёх тысяч из них – первоклассники. 

Агентство новостей «Между строк»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: