Десять лет – как один день…

Десять лет – как один день…

Их набирали, как эксперимент –первые студенты вновь открывшегося актерского отделения в училище искусств.Более 20 человек, пройдя испытания, приступили к занятиям, и лишь девятьдобрались до «финала». А четверо продолжают служить родному драматическому театру.В ноябре «первопроходцы» отметили десятилетний стаж своей работы напрофессиональной сцене. Анна Каратаева, Юрий Сысоев, Мария Харламова, ЮлияБезноскова вспоминают первые роли и рассуждают о профессии…

Мария Харламова: «Мнедо сих пор нравится слышать, как гудит зал…»

"Рольмечта – Леди Макбет. Вообще, мечты с возрастом
отмирают, ты понимаешь: "Ага,уже поздно…".
(Мария Харламова)

«Я всегда знала, что буду актрисой. Просто знала и все! Не могусказать, что это была мечта, я никогда не кричала, не говорила об этом...Помню, когда услышала, что здесь собираются набирать курс, мы пришли сподружкой к театру, ходили вокруг не него и стеснялись зайти внутрь, чтобы спросить… Отлично помню наш первый выход на сцену.Это был спектакль «Горячее сердце». В том момент мы еще не сравнивали, незадумывались, просто воспринимали все взахлеб… Это была постановка московскогорежиссера Николая Попкова. Совершенно другой подход, другой способсуществования актера…Он что-то требовал, а ты понимаешь, что вообще непонимаешь, что он, в принципе, хочет то от тебя! Мы, тогда еще студенты первогокурса, должны были идти и молиться... Помню, он кричит: «Я вас не слышу!», анас же учили, что надо верить в то, что ты делаешь… Я ему такая говорю: «А я немогу громко…», он так растеряно посмотрел на меня и сказал: «Можешь тихо…» Тоесть мы его тоже в какой-то момент в тупик поставили…

Поступаяна актерское отделение, не осознаешь, что
актерская профессия – это 99 % удачаи только один
процент того, что дано тебе от природы, то есть так:
повезло – неповезло! (Мария Харламова) 


Вообще, студентов используют в маленьких вещах, но для них это только врадость, все рвутся на сцену – только пустите! А вот серьезными нашими работамистали спектакли «Dogs» (курсовая работа) и «А зори здесь тихие» (дипломнаяработа), тут уже думаешь: я же училась, я же все знаю, я умею… И вдруг, тыстоишь за кулисами и понимаешь, что собрался полный зал:  все гудит, гудит… Мне, кстати, до сих порнравится слушать, как гудит зал… На премьере  «Dogs» был аншлаг, и  вот, стою, значит, я за кулисами, а в головелишь одна мысль: «Куда бы сейчас убежать…» Охватил ужас!
Есть люди, которые любят большие города – я не люблю… Не могу долгожить в больших городах, поэтому большого желания вырваться из Нижнего Тагила уменя не возникало. У меня есть большое желание, чтобы здесь, в нашем театреставилось, как можно больше. Просто огромное желание!

"Когдамы прочитали «Dogs» нас спросили: «Кто кого хочет
сыграть?» Я прост пошутила:девочки, три-четыре… Ну,
естественно, все хотели сыграть главную роль. Всехотели
сыграть Рыжика…" (Юлия Безноскова).
На фото Мария Харламова 

Юрий Сысоев: «Я был маленький, шустрый и наглый…»

"Любимаяроль - Лис Асприрант – это "Другой театр",это
эксперимент… Я так ни разу не работал и я считаю, что это
была неплохаяроль" (Юрий Сысоев) 

«В целом, если взять годы учебы в училище, прошло 13 лет, как мы пришлисюда, так вот я могу сказать, что они пронеслись, как один день! Если не считать того, что произошло за этигоды. Все поменялись, некоторые не работают здесь, в Тагиле, многие люди,которые были мне ценны и дороги, вообще, ушли из жизни.  Был у нас такой парень, Гришка Соловьев,учился на курс младше. Жизнь сложилась так, что он начал бомжевать и закончилсвою жизнь под крестом с номером. Наша жизнь сложилась чуть-чуть по-другому, имы все-таки стали людьми, и это, как мне кажется, благодаря театру: что у насбыла заинтересованность, что мы болели и болеем им… Было здорово выходитьпервый раз на сцену. Хотелось, чтобы видели только тебя, и не видели никогодругого, хотелось быть единственным и первым…

"Это был очень честный курс, честный по отношению к делу.
Не по отношению друг к другу, не по отношению ко мне, 
чего уж говорить, они были такие же, как все студенты, 
так же обманывали, так же придумывали, почему они что-то 
не сделали, причем я часто делал вид, что обманываюсь…" 
(Игорь Булыгин)

А на втором курсе произошел мой первый раскол в театре. Тогда меняввели в спектакль «Ромео и Джульетта», и это тоже было очень классно! И вотмомент: Меркуцио умирает в дуэли, выходит Тибальт и говорит: «Наш Меркуцио угас!»А мы выходили с Сергеем Зыряновым, он тоже играл слугу, как и я, так, вотЗырянов поворачивается ко мне и на полном серьезе говорит: «Что Меркуцио, горгаз?»,  когда услышал, меня разорвало, япросто отвернулся от зрителей, и  какдавай смеяться! Долго не мог остановиться. Ну, потом меня с этой роли сняли,правда, не за смех, а за то, что я прогуливал актерское мастерство. Я был оченьнеспокойный молодой человек: маленький, шустрый, надоедливый и наглый!  Стараюсь и сейчас оставаться таким же!
За десять лет работы приобрел опыт, еще больший интерес, вернее дажесказать, не потерял интерес, а поднакопил. Я люблю свой театр, но мне не хватаетэкспериментов, встряски…»

Юлия Безноскова: «Хотела стать журналистом, учителем, ветеринаром, но…»

"Один из любимы спектаклей Паночка. Это классика, любая
артистка хочет попробовать сыграть такую роль. Мне
былосложно существовать в этой роли, ввиду того, что
она была изначально не моя. Ноработать в этом
спектакле было безумно интересно, пусть там мистика,
а все жезатягивает" (Юлия Безноскова)

«В детстве актрисами хотят стать многие девочки, просто для одних этомечта, и она остается, как мечта, а кто-то идет в профессию... Было время,когда мне хотелось стать журналистом, учителем русского языка и литературы,ветеринаром, но стала актрисой!
Я помню, как пришла на работу уже в качестве профессиональной артистки.Первый раз у меня был срочный ввод, это была «Сказка о царе Салтане», мы тогдаиграли девушек, по сути – массовку. Открывается занавес – мы стоим, и первоежелание убежать со сцены, такая паника началась, думаешь: куда деться… Но потомговорю себе: стоп, ты уже актриса, бери себя в руки!

"Любимаяроль - Соня Гурвич. Мне было очень интересно
разбираться в героине, собиратьобраз по крупиночкам" 
( Юлия Безноскова) 

Сейчас вспоминаю спектакль «А зори здесь тихие» - вот там тоже эмоциибили ключом! Мы когда читали – рыдали все… пять смертей все-таки… Помню, Васков(Юра Сысоев) – читает свой последний монолог – все захлебываются, приходилосьделать перерыв. Успокоимся, значит, Юра начинает читать монолог снова – и мыснова все ревем!
А, вообще, если ты влюбляешься в эту профессию, то найти себя в чем-тодругом уже очень сложно. Есть люди, которым лишь бы сделать свою работу иубежать домой, для нас же все наоборот: дайте нам работу! Актеры, своего рода,наркоманы…. Вот моя дочка (сейчас ей три года) говорит: «Я буду артисткой, какмоя мама»! Я отвечаю: «Машенька, ну зачем тебе это?», а она: «Хочу танцевать насцене, как ты!». Ей, конечно, нравится эта атмосфера… Но я однозначно не хотелабы, чтобы дочка стала актрисой…»

Анна Каратаева: «На вступительные экзамены я придумала монолог иудивила всю комиссию…»

"Якак-то не люблю себя в роли… Ну, как это моя любимая
роль?! Роль, где я себенравлюсь?!" (Анна Каратаева)

«Как я попала в училище? Никогда не любила школу, мне было там как-тоскучно. Папа однажды пришел домой с газетой и сказала: «Вот заметка, что вучилище искусств набирается актерское отделение». Пошла на вступительныеэкзамены. Придумала себе трагический монолог, то ли было лень что-то искать,  то ли весь мировой репертуар был недостоинменя, Интернета тогда не было, пришлось писать самой. Сейчас я его уже непомню, но там была такая тема: мать, которая потеряла ребенка, и  которая никогда больше не сможет родить. Всебыло настолько проникновенно, со слезами, с завернутой куклой в руках… Ядочитала его до конца, помню, что не могла успокоиться. Мне говорят: «Ну,почитайте еще что-нибудь». А меня трясет… С тех пор я монологи не пишу!

"Любимыйспектакль, может потому что он свежий, может
потому что он наш, это "Стеклянныйзверинец".  Общее
творение, очень бережнок нему отношусь. Вообще, если
есть бережное отношение внутри, то эточувствуется" 
(Анна Каратаева) 


На профессиональную сцену мы вышли уже на первом курсе, это быспектакль «Горячее сердце», там был очень смешной поклон. Стоят актеры и кучастудентов (курс был огромный, нас на сцене было человек 20), а мы женаприглашали всех своих родственников, и вот идет такая толпа с цветами, и всемимо актеров, все цветы массовке, на нас даже косились!

"Когда мы выпускали «Dogs» мы просто неделю жили в театре.
Сами шили костюмы, ставлии декорации, изобретали 
световые приборы. Это было очень полезно для ребят, но 
тяжело для меня" ( Игорь Булыгин) 

…Я как-то не люблю себя в роли… Ну, как это моя любимая роль?! Роль,где я себе нравлюсь?! Тебе может не нравится спектакль, в котором ты играешь,но ты должен искать свой драйв и работать честно, ну или, как умеешь, в концеконцов…
Также мне кажется глупым говорить о спектакле: формат, неформат… Потомучто театр хоть как должен быть разнообразным: по форме, по жанрам, по всему… Зрительразный, актеры разные, поэтому, чем больше форм, чем больше фестивалей, читок,перфомансов, тем выгоднее самому театру».

Игорь Булыгин, художественный руководитель театра: «Они для меня всегдаостанутся детьми…»

«Они были первые… Если сравнивать с остальными выпусками, то в этих ребятахбацилла театра сидела больше, чем у других. Они рвались на сцену, они смотреливсе спектакли, они дышали с театром вместе. Сейчас даже смешно вспоминать,какие они пришли… То дерево, которое пришло тогда на экзамены, этот ужас…
Я помню, почти все перлы Юры Сысоева… Кстати, он был у нас кандидатомна отчисление, но какая-то харизма внутренняя в нем всегда сидела. Вот это меняи подкупило, сейчас у Юры 19 ролей, не каждый актер может похвастаться такойцифрой.

"Мыбыли поставлены на Васкова с Пашей Чукреевым. И
перед премьерой я вылетаю сболезнью, у меня
моноцитарная ангина, вздулось горло, я не то что говорить,
ядышать не могу. Прихожу на премьеру, и меня ставят
майором. Когда закрылся занавес,и нам давали программки,
мне было обидно до слез. Я ушел за занавес и простосидел и
ревел от обиды…" (Юрий Сысоев) 

Помню эту смешную девчонку  спронзительными глазами – Машу Харламову, она была постарше других, но в то жевремя как-то наивнее, чем все остальные. Очень исполнительная, очень четкая…потрясающе выдала второй курс и очень мощное начало третьего… Это была такаядевчонка с внутренней трагедией, достаточно интересная…
Аня Лисьих, она же Каратаева, ей было всего 15 лет, когда она пришла вучилище. Наивная, смешная, невероятно упорная. Она очень педантична в своемподходе к выполнению чего-то, очень целеустремленная. Она относится к тем, ктоработает на полную катушку. Я бы сказал, что ее даже надо останавливать…
Юлия Требухина, она же Щербина, она же Безноскова.  Юля младше Маши, но постарше Ани, все, что онаумела при поступлении – это садиться на шпагат! Мы потом это применили(смеется). Весь первый курс она сидела судивленными глазами, просто не понимала, что происходит, вообще: «Я, вообще,туда попала?»
Ребята все были очень исполнительные. Это единственный курс, с которымя провел много ночей. Они работали на 100 процентов, в принципе и сейчас работаютна 100 процентов. Понятно, что они выросли, у большинства семьи, у кого-то своидети, и это уже далеко не те студенты, но, честно говоря, я их так ивоспринимаю. Вот говорят, что для родителей дети всегда остаются детьми – таквот здесь тоже самое…».

 

 Автор: Оксана Исупова