Андрей Альшевских: «Я не был нужен партии». Депутат свердловского Заксобрания о внутрипартийных конфликтах в КПРФ и связях с криминалом

Андрей Альшевских: «Я не был нужен партии». Депутат свердловского Заксобрания о внутрипартийных конфликтах в КПРФ и связях с криминалом

Депутат Заксобрания Свердловской области Андрей Альшевских в субботу, 26 марта, написал заявление о выходе из КПРФ, в которой состоял 10 лет. На своей странице в Facebook он отметил, что это непростое, но обдуманное решение связано с тем, что его в последние годы целенаправленно отстраняли от работы партии.

«Если руководство обкома полагает, что как депутат я дискредитирую партию, то нахождение в рядах местного КПРФ теряет смысл... При всём уважении к Геннадию Андреевичу (Зюганову. – Прим. ред.), Ивану Ивановичу (Мельникову. – Прим. ред.), к тем соратникам, которые ранее во главе организации помогали свердловчанам делами, ко всем сторонникам и рядовым партийцам, – написал Альшевских. – Мой выбор не означает, что я снижаю градус борьбы или перестаю называть происходящее своими именами. Я продолжаю работать».

На прошлой неделе Андрей Альшевских в соцсети обвинил первого секретаря Свердловского обкома КПРФ в провале выборов в Реже. Персек Александр Ивачёв в ответ предложил вынести предупреждение своему обидчику о недопустимости публичной критики руководства партотделения. Возможно, это и стало «последней каплей» для Альшевских.

Выход из КПРФ не повлияет на парламентский статус Андрея Альшевских – он избран по одномандатному округу. Участия в новой выборной кампании в Заксобрание и в Госдуму экс-коммунист при этом не исключает. Политологи называют Альшевских одним из самых сильных «работающих» депутатов региона и считают, что шансы на победу у него очень высоки. Но теперь не ясно, от партии парламентарий пойдёт или в качестве беспартийного самовыдвиженца. Ряд СМИ сейчас активно обсуждает версию о возможном выдвижении депутата на выборы от «Единой России». Сам Альшевских говорит, что решения о вступлении в какую-либо партию пока не принял.

Как умирает партия КПРФ, почему нельзя испытывать больших симпатий к Багарякову, а должность Дениса Паслера нужно упразднить, Андрей Альшевских рассказал АН «Между строк» накануне своего выхода из партии, в четверг, 24 марта.

«А нужен ли я был партии?!»

- Андрей Геннадьевич, после выборов в думу Режа вы опубликовали в Facebook пост, где обвинили первого секретаря свердловского обкома КПРФ Александра Ивачёва в том, что он с треском провалил выборы, и намекнули на его возможную договорённость с другими партиями. Чем было обосновано такое громкое заявление?

- Я, может быть, достаточно резко высказался. Но на это были основания. Мы все сейчас стоим перед стартом предвыборной кампании как в Госдуму, так и в Законодательное собрание. Поэтому любые недопонимания должны оперативно решаться, а этого в КПРФ нет.

Кроме того, у нас в сентябре 2017 года выборы губернатора Свердловской области. КПРФ, как парламентская партия, обязана в этой кампании участвовать. Но никто не отменял так называемый «муниципальный фильтр» при выдвижении кандидатов, в том числе от КПРФ. И за последнее время за все те кампании, которые прошли по Свердловской области, коммунистическая партия не получила ни одного депутатского мандата. Это тревожный звонок.

- Внутрипартийные конфликты КПРФ могут сыграть на руку политическим оппонентам.

- Я не боюсь критики, наоборот, я к ней более позитивно отношусь, чем к похвале, потому что из неё можно сделать нормальные выводы, чтобы в дальнейшем не допускать каких-то ошибок. И чем больше меня будут критиковать, тем для меня это будет интереснее. Может, поэтому я где-то на грани фола высказываюсь, предпринимаю действия, которые могут спровоцировать определённую критику в мой адрес.

- На ваш взгляд, какова вероятность того, что обком КПРФ сольёт выборы в Заксобрание? До сих пор не сформированы списки.

-  Есть руководство партии. Оно будет рассматривать и утверждать списки потенциальных кандидатов. Я сегодня отстранён от внутрипартийной работы и могу только со стороны наблюдать за тем, что происходит. Но скажу, что как депутат Заксобрания за последнее время я ни разу не был приглашён на заседание обкома, бюро обкома, для того чтобы хотя бы отчитаться о проделанной мною работе. Это вызвало вопрос – а нужен ли я вообще партии, если партия так поступает!

- В Нижнем Тагиле деятельность партии КПРФ тоже не очень активно развивается…

- Это ещё раз показывает способности и качество работы, прежде всего, руководства партии, в том числе и областной, и федеральной. Если на федеральном уровне что-то ещё шевелится, то на региональном всё начинает уже утихать, а на муниципальном вообще всё мёртво сейчас.

 «Я знаю, на что способен Багаряков и какие методы он использует для достижения своих политических целей»

- Некоторые коммунисты предполагают, что вы можете пойти на выборы в Госдуму от «Единой России». Насколько их опасения резонны?

- Пока преждевременно обсуждать, от какой партии я могу быть выдвинут на сентябрьские выборы, нужно ещё определиться, буду ли я вообще в них участвовать. Это решение я буду принимать в мае. Сейчас нужно убедиться, что мне будет оказана поддержка со стороны избирателей.

- Получается, вы сомневаетесь в своих силах?

- Не сомневаюсь, но мы должны понимать, что для действующего депутата любая избирательная кампания – это некая оценка его деятельности. Если первый раз избираешься, тебе дают кредит доверия. А действующий депутат уже должен показать какие-то результаты. Я постоянно веду приёмы граждан, и для меня эти вещи – фундаментальные.

- Как вы вообще оцениваете предвыборную борьбу в этом году, будет ли она для вас тяжёлой?

- Я депутат с большим политическим стажем, неоднократно избирался, и любое моё участие в предвыборной кампании как федерального, так и регионального уровня, будет нацелено только на победу. Напомню, в 2011 году, когда я избирался в Заксобрание, мой родной округ (Железнодорожный. – Прим. ред.) оказал мне серьёзное доверие. Тогда за меня проголосовали почти 25 тысяч человек (отрыв – порядка 6 тысяч). И у меня тогда был серьёзный соперник из «Единой России», который возглавлял профсоюз Свердловской железной дороги (СвЖД). На тот момент губернатором был бывший начальник СвЖД, председателем правительства – бывший главный инженер СвЖД.

- Кто из других одномандатников может составить вам серьёзную конкуренцию?

- Я не хочу и не буду никаких фамилий назвать. За себя отвечу, за других – нет. Но в любом случае буду вести избирательную кампанию в рамках действующего законодательства. А не так, как в 2011 году один из моих соперников обклеил весь район листовками с информацией о том, что я нахожусь в федеральном розыске за совершение уголовного преступления.

- В 2013 году Гордума Екатеринбурга стала полигоном больших политических игр. Сформировалась оппозиционная группа из Александра Буркова, Александра Караваева, Евгения Артюха, они критиковали городскую власть. Тогда вы назвали их демарши провокацией и обвинили во всём Алексея Багарякова. Почему?

- Тогда Багаряков ещё работал в администрации губернатора. Я Алексея очень хорошо знаю, мне уже довелось с ним пообщаться и поработать, когда он был депутатом Госдумы и представлял интересы КПРФ. Меня судьба ещё с ним столкнула в 2010 году, когда он занимался избирательной кампанией коммунистической партии здесь. Я не буду давать характеристику человеку, но скажу, что больших симпатий к нему не испытываю, потому что  знаю, на что он способен и какие методы использует для достижения своих политических целей.

- Багаряков сейчас активно пиарит себя в Нижнем Тагиле…

- Я одно могу сказать: уважаемые жители Нижнего Тагила, может, моё мнение вам неинтересно, но будьте внимательны. Если данный субъект будет выдвигаться, прежде чем проголосовать, подумайте хорошо, потому что выборы пройдут, а жизнь продолжится.

«Не хочу, чтобы мои законопроекты использовали как оружие для пиар-пропаганды»

- Вы поддерживали идею депутата Сергея Семёновых упразднить должность председателя областного правительства, но позже назвали проект несвоевременным и предложили вспомнить о нём после 18 сентября. Прокомментируйте.

- Во-первых, его законопроект был очень похож на тот, что вносил я, там фамилия авторская только другая стоит. Я свой проект отозвал, объясню. Да, я считаю, что давно пора реорганизовать исполнительные органы власти. Есть правительство области со своим аппаратом и есть администрация губернатора. Работают сотни человек, функции которых либо дублируются, либо пересекаются. Поэтому есть смысл объединить эти структуры. Кроме того, у нас по Уставу губернатор Свердловской области – это высшее должностное лицо субъекта, который возглавляет исполнительные органы власти, но он не возглавляет правительство. Министры подконтрольны не ему, а председателю правительства Денису Паслеру. Отсюда возникает двуглавая система правления.

А отозвал я законопроект, потому что сейчас любой законопроект будет рассматриваться через призму политической борьбы. И его могут использовать как оружие для пиар-пропаганды. Идея хорошая, но нужно подождать, пока пройдут выборы.

- Андрей Геннадьевич, вы почти каждый день выкладываете информацию о своей деятельности в различных пабликах. Зачем? Это просто пиар или что-то ещё?

- Для меня соцсети – Facebook, «Живой журнал» – некий инструмент отчёта о моей деятельности. Я всегда выкладываю чью-то проблему, ответ прокуратуры, конечный результат – то, чего удалось добиться.

- У вас открыты приёмные в Екатеринбурге и в Верхней Пышме. Их сейчас…

- Три. В марте открылась ещё одна приёмная на улице Фрунзе в Екатеринбурге. И я считаю, что все депутаты обязаны открывать такие приёмные и лично общаться со своими избирателями. Потому что люди, когда тебя выбирают, приходят рассказать о своих проблемах тебе, а не твоим помощникам или секретарю. Я работаю на своих избирателей, сам веду приёмы по субботам. И каждый раз приходят по несколько десятков человек, потому что есть органы местного самоуправления, которые не работают, не решают их проблемы. Мне это помогает узнавать «среднюю температуру по больницам». Если приходят системные заявления, начинаем думать, как проблему решить, вносим на рассмотрение законопроект. Вот, например, последний – по капремонтам.

- В чём его суть?

- Например, жители дома проводят собрание и принимают решение отремонтировать крышу. Обращаются в министерство ЖКХ и отдают туда протокол, ведомство привлекает подрядчиков, разрабатывает смету. Крыша ремонтируется либо на государственные, либо на привлечённые кредитные деньги, после чего подписывается трёхсторонний акт – министерством ЖКХ, подрядчиками и жителями. И со следующего месяца жители уже начинают выплачивать за капремонт. Сначала ремонт – потом деньги.

- СМИ неоднократно связывали вас с общественно-политическим союзом «Уралмаш», в народе его ещё называют организованной преступной группировкой. Какое отношение вы имеете к нему и тем людям, что туда входили?

- Я никогда не был в общественно-политическом союзе «Уралмаш», никакого отношения к нему не имею. Что касается тех или иных персонажей, которых традиционно связывают с этой организацией... Когда я был депутатом гордумы, мне довелось поработать с его активными участниками Хабаровым и Куковякиным, они были тоже депутатами городской думы. И я понимаю, откуда связь эта пошла. В гордуме кресла распределялись по округам, и так получилось, что мы с Хабаровым всегда рядом сидели. Александр Хабаров (один из лидеров Уралмашевской преступной группировки, ныне покойный. – Прим. ред.) был личностью яркой и неоднозначной, он всегда попадал в объективы фото- и видеокамер, и я вместе с ним.

- В начале карьеры вы избирались в гордуму Екатеринбурга и считались человеком, близким к мэрии. Сейчас начали активно критиковать городскую команду, но многие до сих пор считают вас членом команды Владимира Тунгусова. Так в чьей же вы всё-таки команде?

- Я никогда не был ни в чьей команде – ни города, ни области. И никаких взаимоотношений ни с городом, ни с областью у меня не было и не будет. Я всегда оставался при своём мнении, может быть, поэтому и страдал. Не очень у нас любят таких людей, тем более в политике.

Меня часто привязывают к городу, потому что я был депутатом городской думы. Ещё при Росселе и Чернецком были сформированы два лагеря – город и область. И тот, кто имел какие-то претензии к городской власти, автоматически причислялся к областникам, и наоборот. Шло разделение даже по СМИ. Это было очень грамотно наиграно тогда для того, чтобы не появилась третья сила.

Агентство новостей «Между строк»

Фото: Татьяна Кошутина, ura.rupda.fedpress.ru

Беседовала: Евгения Музяева