«Я не смотрю сериалы про ментов, это всё фантастика». Эксперт-криминалист полиции Нижнего Тагила рассказал о тонкостях и мифах своей профессии + следственный эксперимент АН «Между строк» (ВИДЕО)

«Я не смотрю сериалы про ментов, это всё фантастика». Эксперт-криминалист полиции Нижнего Тагила рассказал о тонкостях и мифах своей профессии + следственный эксперимент АН «Между строк» (ВИДЕО)

Обывателю работа эксперта-криминалиста может показаться слишком нудной и скучной. Но это только на первый взгляд. Раскрытие громких и резонансных преступлений зачастую становится возможным только благодаря этим людям, отмечающим сегодня, 1 марта, свой профессиональный праздник — День эксперта-криминалиста.
В органы внутренних дел старший эксперт-криминалист МУ МВД «Нижнетагильское» Дмитрий Пителин пришёл служить сразу после армии, в 1993 году. Целенаправленно решил устраиваться именно в экспертно-криминалистический отдел, где в то время проходила апробация новой автоматической системы учёта отпечатков «Папилон».

«Тогда эта система только начинала работать и ещё не была широко известна. А поскольку я уже имел представление о компьютерах, то после собеседования и оценки моих знаний был принят в ряды МВД. Моя функция заключалась в кодировании поступивших к нам отпечатков и занесении их в электронную базу. Компьютер выдавал нам похожие варианты, и мы уже глазами выбирали наиболее подходящие. Работать в то время приходилось на монохромных мониторах и 386-х пентиумах. Сейчас “Папилон” широко используется и есть возможность обмениваться данными с коллегами по всей стране».

В 1995 году с помощью новой системы удалось в кратчайшие сроки раскрыть одно из самых громких убийств того времени.

«В одной из квартир был обнаружен труп мужчины, а рядом с ним лежал утюг с кровавыми следами рук. Мои коллеги взяли эти отпечатки и передали мне. Я обработал данные и загрузил в систему. “Папилон” сработал и выдал нам 10 человек, чьи отпечатки были наиболее похожи. Дальше я уже своими глазами из этих десяти выбрал одного. Им оказался сосед по дому погибшего, с которым они вместе выпивали. У мужчины ранее были проблемы с законом, и его отпечатки были в нашей базе. Позже подозреваемый дал признательные показания. Если бы не система, то мы бы его долго искали, так как жертва и убийца никак не были связаны».

Через три года перспективного милиционера перевели в отдел, который непосредственно занимался раскрытием преступлений. Именно там Пителин научился у более опытных товарищей азам криминалистики. Рассказывая о том, из чего состоят будни эксперта-криминалиста, полицейский вспомнил историю, которая произошла с ним после перевода. 

«Дело было летом. К нам поступил звонок, что на берегу тагильского пруда, в районе Фотеево, был обнаружен труп маленького ребёнка. Мы все, естественно, поехали туда. А дорог в то время там практически не было. Наша машина увязла в грязи, мы давай её вытаскивать, все злые, тем более представляя, что нас ждёт на берегу. Еле добрались до места, но там никого не нашли. Обнаружили какой-то мешок, в котором лежал труп щенка. Представляете, какие у нас были эмоции? С одной стороны, все на взводе, а с другой — хорошо, что вызов оказался ложным».

«Очень трудно не оставить на месте преступления каких-либо следов. И это касается не только отпечатков. Многие же смотрят сериалы про милицию, полицию, “След”, но нужно понимать, что это художественные произведения, лично я такие сериалы не смотрю, они вызывают у меня как у эксперта скептическую улыбку. Я был бы рад, если бы у нас были такие “микроволновки”, куда можно засунуть предмет и тебе компьютер выдаст по нему всю информацию, но увы. А так, если судить по сериалам, то можно приобрести собаку вроде Мухтара, которая преступления за весь отдел раскрывать будет».

Последние несколько лет Дмитрий Пителин занимается почерковедческой экспертизой. В основной массе исследуемые документы касаются дел с экономической составляющей, где нужно сличить подписи директоров, бухгалтеров и других материально ответственных лиц.

«Иногда нас просят проверить записки, которые были оставлены после суицида, написать ведь её может любой. Также иногда ставятся задачи распознать, в каком эмоциональном состоянии находился этот человек. У многих от волнения или сбивающих факторов почерк заметно меняется. Но определить причину этого фактора очень сложно. Может, у человека в этот момент рука болела или к его горлу был приставлен нож. А может, он думал, почему его ребёнок вовремя не вернулся из школы. Всё очень индивидуально. В таких случаях для изучения нужно больше образцов почерка, чтобы результаты были точнее».    

Помимо почерковедческой, Пителин имеет сертификаты на проведение экспертизы холодного и метательного оружия, баллистической экспертизы, дактилоскопии. Сейчас в МУ МВД «Нижнетагильское» непосредственно почерковедческой экспертизой занимаются три человека, но допуск имеется у семи.

«Почерковедческие экспертизы довольно трудоёмкие. Часто приходится обрабатывать документы с большим количеством подписей, поэтому никто заранее не знает, сколько времени уйдёт на изучение того или иного почерка. Всё, опять же, очень индивидуально. Вариационность выполнения подписи у одного и того же человека может быть огромной. Я сам, бывает, когда выезжаю на место происшествия, потом в машине на коленке подписываю документы, а после не узнаю свою подпись. Встречаются и автоподлоги — это когда умышленно изменяют свою подпись с целью последующего отказа от неё. Но мы сравниваем с несколькими образцами, которые точно писал этот человек, и уличаем злоумышленника. Тем не менее около 90% поступающих к нам запросов в дальнейшем способствуют раскрытию дела. Существуют определённые идентификационно значимые признаки написания, с которыми в основном и работает специалист. Он оценивает эти признаки и приходит к какому-то выводу. И ведь нам нужно не только ответить “он” или “не он”, но и объяснить эти выводы. В нашем деле много субъективного, поэтому если сомневаемся, то советуемся с  коллегами, изучаем соответствующую литературу. Кроме того, для сравнения подходят только схожие образцы. Если в одном случае нарисован крестик, а в другом — нолик, то невозможно определить, писал ли это один человек или разные люди. Это как белый цвет сравнивать с 20 сантиметрами. Поэтому большая часть того, что можно увидеть в детективных фильмах по этому поводу, из области фантастики».

В заключение беседы мы решили провести несерьёзный следственный эксперимент и предложили нашему герою определить пол человека, которому принадлежит конкретный почерк.