«Я готова отдать свою зарплату, только вы встаньте на моё место». Монолог учителя из Нижнего Тагила о дистанционном обучении

«Я готова отдать свою зарплату, только вы встаньте на моё место». Монолог учителя из Нижнего Тагила о дистанционном обучении

Учителя тоже в числе жертв внезапной и вынужденной дистанционки, вот только они, в отличие от родителей и детей, не могут позволить себе сорваться и высказать в соцсетях всё, что думают по этому поводу. Они вынуждены принимать всю критику от родителей, хотя это не по адресу, пытаться «собрать в кучу» своих учеников и помочь им преодолеть этот сложный этап. А им есть что сказать. Как живут учителя по ту сторону монитора, с какими сложностями они столкнулись и как переносят фразы типа «вы сами выбрали эту профессию»? Несколько дней назад в прямом эфире в Instagram АН «Между строк» мы разговаривали об этом с учителем английского и немецкого языка школы № 100 Анастасией Гаязовой и решили собрать её ответы в своеобразный монолог учителя.  

 

Все понимали, что легко и просто не будет

Это всё очень сложно, это новое для нас явление, абсолютно для всех участников образовательного процесса, начиная от учеников, заканчивая родителями, учителями, администрацией на всех уровнях. Абсолютно все понимали, что легко и просто не будет. Мы знали, что в любом случае столкнёмся с различными сложностями, когда нам объявили о дистанционном обучении…

Уже закончилась третья неделя дистанционного обучения, и те программы, проблемы, о которых говорят сейчас в интернете, — всё это было в самом начале. На данный момент самый главный ресурс для школьников, родителей и учителей — это «Сетевой город», и он сейчас работает весьма хорошо и уже не зависает. Причём проблемы возникали оттого, что учителя, ученики и родители начали обмениваться очень тяжёлыми файлами с картинками и аудиозаписями, но «Сетевой город» изначально планировался как информационная площадка, он не был готов работать как файлообменник. Поэтому сейчас ввели ограничения по таким тяжёлым файлам, рекомендовано обмениваться файлами через специальные площадки, а также присылать работы на почту, некоторые учителя даже телефоны свои дают и принимают работы через WhatsApp.

Каждая школа и каждый учитель выбирает определённые инструменты ведения урока, то есть не всегда учителям и ученикам комфортно работать в формате видеоконференций. Например, в нашей школе очень много многодетных семей. Если в семье пять детей, вряд ли у нас есть возможность всех пятерых детей посадить одновременно, просто столько техники в семье нет. Учителя нашей школы записывают видеоуроки и выкладывают всю информацию в электронные хранилища, дают ссылку, дублируем в «Сетевом городе», на сайте школы и в группе школы во «ВКонтакте».

Я никогда не знала и даже не могла представить, что у нас настолько низкая компьютерная грамотность у населения. Я даже подумать не могла, что кому-то придётся объяснять, что такое почта, как ей пользоваться, как копировать и ставить ссылку. С этими проблемами мы сталкиваемся ежедневно. Я каждый день человек 15 учу, как отослать мне письмо через почту, потому что «Сетевой город» ввёл ограничения по размеру файлов. Но мы не бросаем наших учеников и родителей в этой сложной ситуации. Я какие-то видео снимаю, где объясняю, какие кнопочки надо нажимать, чтобы прикрепить файл, чтобы сделать фотографию.

Главное — успокоиться

В первую очередь сложно успокоиться, причём успокоиться всем участникам образовательного процесса. Нам нужно успокоить детей, родителей, иногда и своих коллег-учителей — это самая главная сложность. Мы, учителя, выступаем в роли психологической поддержки. Сложности моральные — мы поддерживаем, сложности технические — мы обучаем. Как учитель могу сказать, что сейчас у учителей огромные переработки, то есть сейчас мой рабочий день начинается в 8 часов утра и заканчивается в 2 часа ночи, и это не связано с тем, что я не умею пользоваться инструментами тайм-менеджмента, это абсолютно не так. Это связано с тем, что многие ребята не всегда могут делать задания днём — например, родители на работе. И всё-таки некоторым детям, особенно ученикам начальной школы, нужна хотя бы моральная поддержка родителей, чтобы они посидели рядом, проверили, что ребёнок отправляет всё правильно. И когда ребёнок мне присылает работу в 2 часа ночи, я понимаю, что у него и так стресс, и чтобы снять эту стрессовую ситуацию, приходится стресс устраивать своему организму. Да, пришло письмо в 2 часа ночи, но я понимаю, что если ребёнок будет ждать следующего дня, то ему будет не очень комфортно. Я понимаю, что я лучше сейчас проверю, успокою ребёнка, скажу, что и где не так, поставлю ему оценку — и уже в семье будет немного спокойнее.

Очень большая проблема, во всяком случае для учителей, — это огромная волна негатива по поводу дистанционного обучения. Мы понимаем, что всем сложно, нам тоже сложно. И конечно, когда родители весьма эмоциональны, они идут в интернет со всеми комментариями. Но вы знаете, я классный руководитель, у меня есть шестой класс, и я всегда своих ребят учу: если мы хотим — мы всегда найдём возможность, если мы не хотим — мы найдём причину. Но почему-то чаще люди предпочитают не решать проблему, а бежать в интернет и строчить там негативные комментарии, но каким образом это решит проблему? Если вы считаете, что вам сложно, — позвоните, напишите, спросите. Проще сказать, что мы ничего не понимаем, у нас ничего не работает. Всё решаемо. Все учителя должны работать не потому, что мы должны, а просто потому, что мы не можем бросить наших детей. Мы столько с ними работаем, столько в них вкладываем. Я не знаю ни одного своего коллегу, который бы сказал, что не будет помогать и отвечать на вопросы.  

Я готова отдать свою зарплату, только вы встаньте на моё место

Самый мой любимый комментарий в интернете о том, что нужно доплачивать родителям за работу учителя. Мне сложно понять их. Во-первых, почему-то все думают, что учителя сейчас кофеёк на даче попивают, но это не так. Люди, наверное, не совсем понимают работу учителя. Например, мой типичный день на дистанционном обучении начинается с отчёта завуча по предыдущему дню, который присылают мне и всем другим учителям уже в 6 утра. Мы таким образом обмениваемся информацией обо всех сложностях, возникающих в классах. Затем мне нужно проверить около 300 работ, причём не реальных, где я могла тетрадку взять и любой почерк разобрать. Эти фотографии сделаны размыто, присылаются они вверх ногами. Главное, что они присылаются на самом деле, но их количество — около 300 штук, потому что у меня больше 500 учеников. Далее, как я уже говорила, у меня есть класс, я обзваниваю учеников, у которых возникают сложности. Мне звонят и пишут родители, если что-то не получается, им нужна помощь, им нужна консультация, я их обзваниваю для того, чтобы у них были максимально комфортные условия для учёбы. К концу дня мне нужно отправить два достаточно больших отчёта, где я пишу про каждого своего ученика. То есть, если у меня в классе не сделали работу условно пять человек, я про этих пятерых обязательно всё напишу. Мы держим это на контроле, чтобы дети не воспринимали дистанционное обучение как каникулы. Кроме того, нужно созвониться с другими коллегами. Также мы консультируемся с завучами, корректируем программу, выкладываем все задания на сайт школы и в «Сетевой город». И не забываем про то, что мы должны подготовить уроки. И подготовить так, чтобы у детей не возникло трудностей. Потому что в школе у них есть возможность подойти, спросить. Или мы хотя бы видим их глаза, в которых написано: «Я что-то не понимаю» — и мы можем помочь. Сейчас же я не вижу глаза ребёнка. Поэтому у учителей сейчас не так много времени, как считают все негативно комментирующие, которые говорят: «Отдайте мне зарплату учителя». Я, честно, готова отдать свою зарплату, только вы встаньте на моё место и попробуйте справиться с моим объёмом работы.

Мне не всегда понятно, когда говорят: «Нам много задают». Что такое много?  

У нас есть рекомендации от управления образования, мы должны их соблюдать. Сейчас мы должны задавать такое количество заданий, чтобы ребёнок смог справиться с одним уроком за 30 минут. Поэтому мне не всегда понятно, когда говорят: «Нам много задают». Что такое много? Для кого-то много — это текст прочитать, а для кого-то много — это 20 упражнений сделать. Выучить 30 стихотворений, записать на видео и отправить учителю — это, конечно, ненормально. Да, к основным предметам добавились ещё и физкультура, музыка, ИЗО — по ним мы тоже должны учеников аттестовать, а за что ставить оценку? Можно, конечно, снять на видео, как ребёнок прыгает, отжимается и даже бегает на месте, но не у всех всё-таки есть возможность заснять видео и отослать учителю. Поэтому реферат — это более классическая работа, здесь хотя бы понятно, что нужно сделать. К тому же для меня в одно время стало открытием, что по физкультуре вообще-то есть учебник, и все задания мы сейчас задаём именно по учебнику. Я не знаю, как у других, но у нас в школе задания двух видов. Если учитель выбирает задания на образовательных площадках («ЯКласс» или ещё где-нибудь), то в соседней колонке мы должны написать и альтернативное задание на случай, если не откроется или не будет работать. Там как раз выдаются задания по учебнику, потому что учебниками у нас обеспечены все дети, по ним точно можно что-то сделать, даже если не работает какая-то образовательная программа.

Но если вы спросите меня, что выбрать навсегда — обычную школу или дистанционное обучение, — то я скажу, что реальная школа с встречами, офлайн-занятиями — это наилучший вариант. Потому что школа — это не только институт знаний, это и социальный институт. То есть дети в школе учатся общаться со сверстниками, со взрослыми, решают свои первые проблемы и сложности, поэтому без школы очень сложно.