Ветеран чеченской войны обвиняет адвоката из Нижнего Тагила в мошенничестве. «Обещал вытащить меня из тюрьмы, взял деньги и пропал»

Ветеран чеченской войны обвиняет адвоката из Нижнего Тагила в мошенничестве. «Обещал вытащить меня из тюрьмы, взял деньги и пропал»

С 2007 года Станислав Елоев отбывает наказание в исправительной колонии Нижнего Тагила №13. Его осудили за убийство, которое он совершил в 1994 году.

 «У меня родного брата в 1992 году чеченцы убили, жестоко с ним расправились, – рассказал Елоев агентству новостей “Между строк”. – А в 94-м я был дружинником в Осетии. Остановил машину с чеченцами - те явно были пьяны, документы предъявить отказались, хамили. Когда узнали, что я осетин, начали называть меня трусом, предателем. Я застрелил их».

Тела убитых Елоев зарыл в канаве неподалёку. Спустя некоторое время полицейские обнаружили трупы и вышли на убийцу.

«Я во всём сознался, сотрудничал со следствием, объяснял, что не отдавал себе отчёт в момент убийства, – вспоминает Станислав. – Арестовывать меня не стали – отпустили под подписку. Я уехал в Ставропольский край, заключил контракт с Минобороны и отправился в Чечню служить, там получил ранение и вернулся хромым инвалидом».

В 1996 году Елоев вернулся в село Александровское Ставропольского края.

«Я не скрывался, жил обычной жизнью одиннадцать лет, и тут полиция обо мне “вспомнила”, – говорит Станислав. – В 2007-м проверка какая-то была - документы подняли и моё дело нашли. Снова следствие началось. Меня приговорили к десяти годам в колонии общего режима. Я сразу настроился спокойно отсидеть этот срок, чтобы выйти и начать нормально жить. Сейчас я отбываю заключение в колонии-поселении, меня систематически выпускают в город, но это всё равно не то. Я инвалид, в колонии мне тяжело. С администрацией у меня ни разу никаких проблем не было, я у них на хорошем счету. Потому надеялся на условно-досрочное освобождение, собирался подавать прошение».

В 2014 году один из сокамерников посоветовал Елоеву «хорошего специалиста по УДО» - Тимофея Тюрина из адвокатской конторы Нижнего Тагила №1.

«Когда я с Тюриным встретился, он мне сразу пообещал, что вытащит меня из тюрьмы по УДО, кичился связями в суде и прокуратуре, – вспоминает Елоев. – Цену назвал 300 тысяч рублей. Я ему объяснил, что я инвалид, денег у меня немного, а те, что есть, уходят на лекарства и еду, попросил снизить стоимость. Сошлись, что для меня цена тридцать тысяч рублей. Ещё Тюрин пообещал мне, что, если решение суда будет для меня отрицательным, свои деньги я получу обратно. Он сказал, что составит договор и мы его заключим при следующей встрече. В конце февраля 2014 года в камере для свиданий я передал Тюрину документы для приложения к ходатайству на УДО, достал деньги, а он на меня зашикал: "Ты чего творишь???” Он попросил меня выйти с ним в коридор и там забрал деньги. Я спросил про договор, а он сказал, что договор и квитанцию привезёт в следующий раз».

К марту 2014 года, по словам Елоева, договор с адвокатом так и не был оформлен. Кроме того, Тюрин переносил срок подачи ходатайства. Это Станислава не устраивало, и он попросил о возврате гонорара за юридические услуги.

«Я связывался с ним по телефону и уже настаивал вернуть мне деньги. Только тогда Тюрин подал ходатайство в Тагилстроевский районный суд – он хвастался, что у него там раньше работала мама и там всё схвачено. Но в моём прошении об УДО было отказано. Тюрин мне сказал, что это нормально и что надо подавать апелляцию».

В январе 2015 года Станислав узнал, что Тюрин всё-таки подал апелляцию, и по телефону договорился с ним о встрече. Её несколько раз пришлось переносить из-за занятости адвоката, но в марте Станислав Елоев наконец увиделся с Тимофеем Тюриным.

«Все эти переносы происходили так: договаривались о встрече, Тюрин на неё не являлся, я ему звонил с претензиями. Он в ответ даже грубил: “Чего тебе надо, я человек занятой”, - рассказывает Станислав. – В итоге всё-таки он приехал в колонию. Отвёл меня подальше от дневального, чтобы переговорить без посторонних ушей. Я у него спросил, когда он отдаст мне деньги за неисполненные услуги. Он начал меня уговаривать подать на УДО ещё раз. Я ему уже перестал доверять и отказался. Тогда Тюрин начал угрожать: “Тебя могут закрыть в штрафном изоляторе, у меня с прокурором хорошие связи, повод закрыть тебя найдут”. Я ему объяснил, что пугать меня не надо – лучше пусть деньги вернёт. Тюрин сказал, что деньги будут в конце месяца. На том и разошлись. А в конце марта я звонил Тюрину, но его телефон был отключён. Вот так и получается: забрал деньги и свалил».

По словам Елоева, среди сидельцев ИК-13 немало «благодарных» Тимофею Тюрину людей.

«Он многим давал такие же обещания, как и мне, не исполнял их и пропадал с деньгами, – говорит Станислав. – И суммы там посерьёзнее моих: двести тысяч, триста и дальше. Кто как эти деньги находит: кому-то в долги влезать, за кого-то родственники в эти долги влезают. А потом получается, что всё зря – ты как сидел, так и сидишь, да ещё и с долгами. Но у всех есть надежда, что Тюрин их всё-таки вытащит, поэтому в прямой конфликт они с ним не вступают. Тем более что рискуют остаться без денег – Тюрин и с ними не оформлял никаких договоров. Но если кинуть клич по зоне с фамилией Тюрин, много слов нехороших услышите».

Некоторые клиенты Тимофеем Тюриным довольны. Предприимчивый адвокат до сих пор представляет интересы бывшего зэка ИК-13 Леонида Хлыбова, для которого в 2012 году добился условно-досрочного освобождения. Сейчас Тюрин помогает Хлыбову отстоять гостиничный бизнес в Нижнем Тагиле: врывается в коттеджи, взламывает ломами окна и двери.

«Никаких заслуг Тюрина в освобождении его якобы клиентов нет, - считает Станислав Елоев. – Он просто находит тех, кто может выйти по УДО, обещает посодействовать, а по сути – просто носит документы в суд. Если получается – хорошо, Тюрин – молодец, а если не получается, то и ладно – деньги-то он уже взял. Натуральный аферист».

Елоев признаётся, что теперь просто не знает, как вернуть потраченные 30 тысяч рублей: пока написал объяснительную в колонии и готовит жалобы в адвокатскую контору Нижнего Тагила и областную адвокатскую коллегию. Он надеется, что Тимофей Тюрин понесёт наказание хотя бы в виде потери потенциальных клиентов.

«Этот Тюрин хоть не должностное лицо, но не будь у него корочек адвоката, его в колонию бы не пустили. А так он тут ходит и народ цепляет. Я его недавно тут видел, он, видать, очередному бедолаге пришёл лапшу на уши вешать. Кричу ему: “Тимофей, когда деньги вернёшь?” А тот только хмурится, оглядывается нервно. А что, раз мы заключённые, мы что, не люди теперь больше? Нас дурить можно, как хочешь?»

В адвокатской конторе Нижнего Тагила №1 сейчас работают с предыдущими жалобами на Тимофея Тюрина.

«Там сейчас разбирается полиция, ждём их результатов», - говорит директор конторы Борис Бабин.

Юридическое сообщество Нижнего Тагила деятельность Тимофея Тюрина комментирует однозначно: «за такого коллегу стыдно».

Агентство новостей «Между строк»