В тени младшего брата

В тени младшего брата

Однажды, в 2004 году на сцене Высшей Лиги КВН прозвучала шутка: «Многие удивляются, почему в России есть Нижний Тагил, но нет Верхнего Тагила?». Молодые шутники и не догадывались, что своим юмором они обидели, как минимум, 13 тысяч человек. На протяжении 295 лет тагильчан можно встретить не только в Нижнем Тагиле, но и в 12 километрах от Кировграда – в городе Верхний Тагил.
Братья по домне и молоту
«Отец» у Нижнего и Верхнего Тагила один – Никита Демидов. Оба города, а в начале XVIII века – рабочих поселка, создавались с общей целью: добывать металл из Уральских гор. Поэтому в городах за дату основания принято считать год выплавки первой партии чугуна, причем в Верхнем Тагиле это случилось на 4 года раньше – в 1718 году. В течение двух веков, вплоть до гражданской войны, клеймо «ВТЗ» (Верхнетагильский чугуноплавильный и железоделательный завод – прим.ред.) на чугунных слитках считалось таким же знаком качества, как символ Старого соболя или металлический прут, завязанный в узел.
Но, начиная с середины XVIII века, судьбы городов-братьев начинают расходиться. В то время, как нижнетагильская промышленность набирает обороты, руководство ВТЗ в лице Прокофия Демидова не проявляет интереса к тяжелому производству.

 

«Прокофий Демидов предпочитал заниматься садоводством и ростовщичеством. Это, в конечном итоге, приводит к тому, что ВТЗ и все остальные заводы Прокофия скупает Савва Яковлевич Собакин, который впоследствии меняет фамилию на Яковлев. Именно под управлением династии Яковлевых ВТЗ функционирует до конца своих дней, около 150 лет. В общей сложности завод проработал два века», - рассказала Елена Никущенко, экскурсовод Краеведческого музея Верхнего Тагила.
К началу ХХ века ВТЗ становится неконкурентноспособным, что и приводит к его остановке. Сегодня в Верхнем Тагиле о существовании этого завода напоминает только плотина при въезде в город. Гражданская война, а затем и Великая Отечественная практически добивают Верхний Тагил: мужское население погибает на фронтах, остальные ходят пешком на заработки в соседние города Невьянск и Кировград. Малая часть остается в городе трудиться на местном колхозе им. Калинина. Вплоть до 1947 года в Верхнем Тагиле люди получают хлеб по карточкам – 200 грамм на человека в день.

 

Мощная энергетика уральского моногорода
Оживает Верхний во второй половине ХХ века – плановая экономика СССР дарит городу крупное промышленное производство: электростанцию и комбинат строительных конструкций (КСК – прим.ред.). Верхний Тагил начинает обретать современные черты. Строятся школы, детские сады, больницы. Появляются Дом Культуры, автостанция и кинотеатр. Но с окончанием эпохи Советского Союза кончается и эпоха благоденствия города.
Во времена «лихих 90-х» приватизируется всё, что можно приватизировать. Стихийный переход на рыночную экономику убивает строительную промышленность, убыточным становится кинотеатр. Выжить городу удается только благодаря непрекращающейся работе Верхнетагильской ГРЭС. Начиная с 1965 года электростанция стабильно поставляет 1,6 гигаватт энергии. А спустя примерно 30 лет, она становится практически единственным поставщиком рабочих мест в городе. Сегодня каждый второй тагильчанин – работник энергетической сферы, а основную часть бюджета Верхнего Тагила составляют налоги с предприятия.

 

Куда пойти, куда податься
Сегодняшний Верхний Тагил напоминает Нижний начала 2000-х годов: хорошую зарплату можно получить, в основном, только на предприятии. Остальные места – это розничная торговля, где особо не разбогатеешь. Надежда Дорожкина, жительница Верхнего, которая согласилась познакомить журналистов АН «Между строк» с городом поближе, рассказала, что больше 10 тысяч рублей, работая в продуктовых магазинах, не заработать.

«Я сама на протяжении 2 лет езжу на заработки в Екатеринбург, ничего, уже привыкла. Но из города уезжать не собираюсь, у меня здесь всё-таки семья», - говорит Надя.
Ей вторит и экскурсовод краеведческого музея Елена Никущенко:
«Образование я получила у вас, в НТГСПА. Потом вернулась сюда жить и работать – меня здесь ждал теперь уже муж. И планов куда-то уезжать у нас нет», - сказала она.
Правда таких патриотов малой родины немного. С этой проблемой знакомы и представители власти - депутаты Верхнего Тагила. А совладать с утечкой кадров весьма непросто, даже в Нижнем Тагиле эта проблема до сих пор полностью не решена.
«
К сожалению, это наша тенденция. Ездят работать в другие города: семья здесь живет, а кормилец приезжает только на выходные повидаться, а потом обратно работать. Молодежь чаще всего остается в Екатеринбурге после обучения. Основная причина – негде работать. Да и не только: у нас даже заработанные деньги некуда потратить», - признается депутат Верхнетагильской городской думы Александр Мельников.

С ч/ю и без в/п
Если бы Верхний Тагил был человеком, то на сайте знакомств он мог бы о себе написать именно так. Несмотря на не самое лучшее положение дел, тагильчане оптимистичны, и к происходящему относятся со здравой долей юмора. На улицах города не встретишь угрюмых и обиженных жизнью людей, зато можно обнаружить весьма занятные таблички и объявления.

 

Верхний Тагил – чистый город, вредной привычки мусорить под ноги здесь нет. Чистый до чрезвычайности – здесь нет ни мусора, ни мусорных урн. Последние, конечно, изредка встречаются, но практически пустые: быть может заслуживают похвалы дворники? Даже около местных кафе не обнаружить осколки битых бутылок или горы окурков, возможно потому, что основной способ скрасить досуг в Верхнем Тагиле – это спорт и отдых на свежем воздухе. Для такого вида развлечения в городе есть все: футбольный стадион, спортивно-оздоровительный комплекс и красивейшая уральская природа.
«Как я знаю, нас называют «Маленькая Швейцария»: вокруг горы, два чистых пруда – рыбалка здесь отличная. Раньше у нас даже было рыбхозяйство, разводили карпов и толстолобиков. Сейчас, конечно, предприятие перестало функционировать, но рыба по-прежнему водится. Приезжают к нам со всей области и соседних регионов даже порыбачить. А зимой тагильчане на лыжах катаются. Трассы лыжные, до Ежовой, например, всегда в хорошем состоянии. Правда, сама гора Ежовая относится к Кировграду. Катки, взрослый и детский, заливаются. Еще на Половинке (посёлок Половинный, входит в состав ГО Верхний Тагил – прим.ред.) хороший корт есть», - рассказывает депутат Верхнего Тагила Евгений Гришаев.

Всю заботу младшенькому
О том, что на карте Свердловской области Верхний Тагил всё-таки существует, областные политики и чиновники, конечно же знают. Однако о такой заботе и внимании, которое достается Нижнему Тагилу сегодня, жителям города-брата остается только мечтать. Несомненно, здесь, как и в любом другом городе, проводятся федеральные и областные программы, но остальное приходится выпрашивать.
«Был сделан капитальный ремонт улицы Маяковского, но это требовалось сделать уже много лет назад. И вот, в кои-то веки нам выделили деньги. Дороги ведь у нас, как и везде – хоть все ремонтируй. К сожалению, в этом году мы не участвовали ни в одной целевой программе, а без этого участия ни о каких деньгах речи и быть не может. И вот в связи с этим мы выставили «неуд.» работе главы города и администрации. Вообще, чтобы что-то было в городе, что-то появлялось, нужно ездить в область и просить. Это все к тому, что в таком возрасте, как наш бывший мэр, физически просто не потянуть возложенные обязанности. Нужно ездить, добиваться, выпрашивать, даже не то что просить, а требовать. И дополнительные субсидии надо просить, потому что город не сможет выжить только на одних налоговых сборах», - рассказывает о последних событиях в городе Александр Мельников.
К сожалению, этой бедой страдают многие уральские города. Верхний Тагил не стал исключением. Планы развития города так и остаются планами. Не хватает денег, чтобы выкупить приватизированный некогда кинотеатр «Энергетик» местным предпринимателем Уваровым. Нет возможности содержать Рыбхозяйство, которое обеспечивало тагильские пруды рыбой.

 

Более того, жители Верхнего Тагила порой страдают от особого внимания областных властей к Нижнему. Например, в прошлом году здесь была закрыта туберкулезная больница – в правительстве Свердловской области посчитали, что с местными больными справится Нижний Тагил. Особую обиду испытывают тагильчане за так и не построенный детский сад.
«Есть еще один момент. В 19 квартале (Верхнетагильский вариант обозначения микрорайонов – прим.ред.) очень все были против сноса сараев, которые, к слову, были нелегальные. Их хотели убрать, чтобы построить там новый детский садик. Но областное правительство решило, что в Нижнем Тагиле детский садик нужнее, потому что там больше людей живет. И эти деньги перебросили, как я слышал, туда. Мы ведь в свое время все документы уже подготовили, всю проектно-сметную документацию, привязку. С людьми по поводу этих сараев долго воевали, целый год, по-моему. Каждую бабушку в этом квартале лично уговаривали. Конечно, обращаться в правительство области мы будем теперь дальше продолжать, потому что нам действительно необходим новый детский сад», - поделился проблемой депутат Гришаев.
Хоть и старше, но моложе
Статус города Верхний Тагил, как оказалось, получил совсем недавно – в 1995 году. Поэтому и развиваться, как городу ему еще только предстоит. Для начала создавать новые рабочие места: в Тагил входит Уральская Свинцовая Компания, строится новый энергоблок на ГРЭС. Развивать социальную сферу: строить новые детские сады и школы, построить отдельную котельную для соседнего посёлка, вернуть когда-то отобранный ЗАГС, а быть может и больницу.
Благо, боевого духа у тагильчан достаточно и «рулить» они могут не хуже жителей города-тёзки. Впереди, примерно через полгода, их ждут выборы нового мэра. А с ним, возможно, начнется и новая жизнь.

         

Автор: Сергей Трупанов