«В моём идеальном будущем наши франшизы позволят людям дома отдыхать, а не быть швеями и аниматорами». Замдиректора областного фонда поддержки предпринимательства рассказал о трендах уральского франчайзинга, плюсах законной самозанятости и дерзких целях на 2020 год

«В моём идеальном будущем наши франшизы позволят людям дома отдыхать, а не быть швеями и аниматорами». Замдиректора областного фонда поддержки предпринимательства рассказал о трендах уральского франчайзинга, плюсах законной самозанятости и дерзких целях на 2020 год

11 тысяч человек — именно столько предпринимателей Горнозаводского округа в 2019 году приняли участие в мероприятиях центра «Мой бизнес» в Нижнем Тагиле, и это учитывая, что открылся он только в августе. Валерий Пиличев, заместитель директора Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства (СОФПП), связывает этот успех с целым рядом удачно сложившихся обстоятельств. В интервью АН «Между строк», помимо анализа успешного 2019 года, он рассказал о том, на какие франшизы предпринимателям нужно обратить внимание, о выходе на Московскую биржу и равнении на уберизацию.

— Валерий Валерьевич, порадовала ли вас цифра в 11 тысяч человек, посетивших мероприятия центра «Мой бизнес» в Тагиле меньше чем за полгода с момента его открытия?

— Результатом мы, безусловно, очень довольны. Количество людей, охваченных нашими услугами в этом центре «Мой бизнес», за прошлый год больше, чем за 2018 год во всём округе. И важно отметить, что для реализации этого успеха сложились несколько очень важных составляющих. В какой-то момент стало понятно, что в Горнозаводском округе, куда входит второй по величине город области, моногород Нижний Тагил, назрела проблема — количество субъектов предпринимательства здесь составляет несколько десятков тысяч, а нашими услугами пользовалось явно небольшое количество. Нужно было делать тотальное переформатирование. И как раз появилась федеральная программа создания центров «Мой бизнес». При создании центра была очень важна поддержка местной администрации. У нас есть 43 представительства, 43 муниципальных фонда — и нам есть с чем сравнить, — так вот там, где нет поддержки администрации, нет вообще ничего: хоть ты убейся, ничего не будет. В Нижнем Тагиле активный глава и руководитель администрации Горнозаводского округа. И место историческое в центре города нам подвернулось. Все звёзды сошлись. И плюс к тому мы собрали хорошую команду исполнителей, людей, которые этим занимаются здесь на месте, — вот поэтому такой хороший результат вышел.

— Какие мероприятия и какие инструменты СОФПП, что называется, «зашли» предпринимателям округа в центре «Мой бизнес»?

— В первую очередь зашли консультационно-массовые мероприятия, такие как недавний бизнес-форум о самозанятых. На них мы действительно собираем большую аудиторию. Или вот, например, English Club — занятия по английскому для предпринимателей, которым для ведения бизнеса необходимо обладать этим навыком, — тоже оказался интересным форматом. Наше руководство (Минэкономразвития РФ, Министерство инвестиций Свердловской области) обычно говорит: «Есть определённые ресурсы, вы их используйте, но таким образом, чтобы охватить как можно большее количество предпринимателей». А для этого фонд должен быть гибкой и чуткой системой, реагирующей на актуальные запросы предпринимателей. Ведь их, как правило, не интересуют разговоры на общие и пространные темы, чтобы их учили жизни, у них очень конкретные и узкие вопросы, ответить на которые мы приглашаем высококлассных специалистов.

— Интересующий всех вопрос, конечно же, о деньгах. Кто получил финансовую поддержку фонда в Тагиле? Как считаете, удалось ли благодаря этому повлиять на траекторию развития малого и среднего бизнеса в городе, в округе?

— Финансовую поддержку через центр «Мой бизнес» в Тагиле получили более 200 предпринимателей, это в два раза больше, чем за предыдущие годы. Я хочу подчеркнуть, что этот центр «Мой бизнес» не только для Нижнего Тагила, а для предпринимателей всего ГЗО, мы стараемся сюда притягивать предпринимателей из всего округа. И такой существенный рост использования наших инструментов подтверждает то, что для Нижнего Тагила наши займы — 5 млн рублей под 3% годовых — это очень хорошие условия для предпринимателей, хоть и не всем легко даётся процедура получения займа.

— Вот, кстати, да, насчёт самой процедуры получения займа. Для многих это тёмный непролазный лес. Некоторые просто не верят, что кто-то может дать им деньги на развитие, а кто-то, наоборот, рассчитывает, что его тут, как цыплёнка, будут высиживать и кормить с ложечки... Почему так?

— Да, есть такое мнение. Но важно понимать вот что: деньги, которыми мы оперируем, — это деньги не наши, а бюджетные, то есть деньги налогоплательщиков, этих же предпринимателей. И наша обязанность — сохранить эти ресурсы для того, чтобы эти деньги раздавать другим предпринимателям. Поэтому мы, конечно, подходим достаточно строго к отбору предпринимателей. Это первый тезис.

Второй тезис — наш фонд считается микрокредитной компанией второго уровня, мы подлежим регулированию со стороны Центробанка. К нам относятся как к банку. И поэтому существующий пакет документов — это не наша инициатива, мы отчитываемся в ЦБ и другие проверяющие органы по каждому заёмщику.

Насчёт «выращивания» предпринимателей… Они бывают разные. Есть такие прямо тёртые калачи, им, на самом деле, не надо, чтобы их чему-то учили, потому что они сами знают свой рынок лучше нас, это точно. Поэтому такие предприниматели просто приходят, знакомятся с линейкой наших продуктов, заполняют заявку, мы смотрим залоги, предоставляем заём, и всё. Мы тут не лезем. А если предприниматель ещё начинающий и хочет какую-то информационную поддержку от нас получить, то пожалуйста, приходи на мероприятия, поучаствуй, мы готовы оказать поддержку. У нас запущены онлайн-чаты, боты, соцсети — пожалуйста, консультируйся, задавай вопрос и получай ответ. Наша задача — не столько бегать за ними, как курица за цыплятами, а квалифицированно ответить на вопрос, вовремя в первую очередь. Если человек хочет участвовать в каких-то наших мероприятиях по выращиванию, акселераторах — отлично, для этого они и созданы. Но это просто не всем надо, поэтому мы стараемся линейку продуктов таким образом диверсифицировать, чтобы удовлетворять и опытных, и неопытных, работать для всех.  

— Если посмотреть ещё более масштабно, каков был охват работы СОФПП в прошлом году, кому удалось помочь и какие инструменты были наиболее популярны?   

— В 2019 году в наших мероприятиях поучаствовали порядка 30 тысяч предпринимателей. Мероприятия были совершенно разные: это и узкоспециализированные консультации с налоговыми органами, освещение каких-то новых трендов. Это и обучение в формате акселераторов — «Стартуй уверенно». Это и мероприятия для молодёжи — например, по продвижению в интернете. Учитывая, что всего в Свердловской области 206 тысяч предпринимателей, 30 тысяч — это в общем-то хороший охват. А если говорить про финансовую поддержку, то ею воспользовались порядка 900 предпринимателей.

Капитализация нашего фонда микрофинансирования составляет 1 млрд 300 млн — он практически весь размещён, и мы сейчас выдаём займы из тех возвратов предпринимателей, которые уже взяли займы.

Работа выстроена, поэтому количество запросов практически равно количеству денег, которые нам возвращаются. В этом смысле нам очень важно, чтобы деньги возвращались и дальше работали.

Есть у нас ещё один вид поддержки — поручительства по кредитам предпринимателей перед банками. Максимальный размер поручительства — до 50 млн руб. В прошлом году, благодаря нашим поручительствам, предприниматели Свердловской области получили кредиты на сумму 5,8 млрд руб. Тоже очень востребованный инструмент.

— Будет ли меняться инструментарий фонда в 2020 году? Что-то уйдёт как пережиток прошлого и на что новое предприниматели должны обратить внимание уже сейчас?

— Если говорить про 2020 год, убирать инструменты мы не будем, но будем расширять линейку. Есть, например, заёмщики, которым нужны деньги под выполнение муниципальных контрактов. А это определённый нюанс. И мы сейчас линейку существующих займов будем декомпозировать.

Отдельно будут займы под франшизы. У нас, например, в 2019 году очень резво пошёл такой инструмент, как упаковка франшиз. То есть приходит предприниматель и говорит: «У меня бизнес хорошо идёт, я хочу попробовать его упаковать во франшизу и масштабироваться». Мы проводим скрининг, и если он его проходит по финансово-экономическим показателям, то мы упаковываем франшизу. За прошлый год упаковали 9 штук. Мы отдельно будем делать линейку займов для покупки франшизы, там будет целевое назначение — на паушальный взнос, например, на покупку оборудования и так далее.  

Ещё у нас очень интересное направление развития — мы помогаем предприятиям выходить на Московскую биржу через выпуск облигаций. Активно пошёл этот формат. Но это уже для средних предприятий. И мы сейчас устраиваем семинары, пока в Екатеринбурге, потому что приезжают специалисты с Московской биржи, рассказывают, как это делать, мы сейчас учимся. Я думаю, буквально через месяц уже в Нижнем Тагиле запланируем провести такой семинар. Ведь, когда звучит непонятно, ты не знаешь, надо ли оно тебе.

«Люди дома хотят отдыхать, а не быть швеями и аниматорами»

— Вы упомянули о франчайзинге. Как развивается это направление на Урале, какие франшизы можете выделить, своеобразный топ?   

— Мы открыли магазин франшиз, там три типа франшиз. Первый тип — это те, которые мы сами упаковали, они зарегистрированы на территории Свердловской области. Второй тип — их там больше 40 — это те, которые мы не упаковывали, но они зарегистрированы на территории Свердловской области. И третий тип — те, которые мы не упаковывали, они зарегистрированы в других регионах, но являются нашими партнёрами.

Примеры франшиз, которые мы сами упаковали: пекарня «Мякушка», салон красоты Motchany, барбершоп «Алебарда», сервис «Труба-Дело» и другие.

Это все наши, они мне все нравятся. Я прекрасно понимаю, что такое маленькое кафе-пекарня, что такое барбершоп и сервис по сантехническим услугам, это всё мне понятно и близко как потребителю.

Среди партнёрских франшиз у нас, например, магазины «Фасоль», сеть фирменных магазинов «Чебаркульская птица». Я бы рад был, если бы у меня вокруг дома все они открылись, это в моём идеальном будущем.

Франшизы — это очень интересный способ начать своё дело. Ты получаешь идеологию бизнеса под ключ, отработанные технологии.

— А если у меня есть деньги и я обратилась к вам с просьбой помочь мне приобрести какую-то франшизу. Но я не понимаю, в какую сторону идти — общепит, фитнес-услуги или что-то третье. Тренды меняются постоянно. Что посоветуете, на какую сферу обратить внимание в 2020-м?

— У нас такие запросы очень популярны: «У меня был продуктовый магазин, пришла федеральная сеть — всё, магазин ушёл. Деньги есть, желание есть, порох в пороховницах есть, что мне открыть, куда идти?» Я в таких случаях остерегаюсь давать советы. Поскольку здесь первостепенно ощущение предпринимательского предвидения, интуиции.

Вот я, например, живу в спальном районе Екатеринбурга, я знаю, что есть вокруг, но я не уверен, что там, например, франшиза пекарни откроется и будет успешной. Поэтому очень сложно давать советы.

Но тренд существует, это сегмент услуг для населения: каких-то маленьких кафешек, ателье по пошиву одежды — то, от чего люди пытаются дома избавиться просто потому, что хотят дома отдыхать, а не быть швеёй или аниматором для своих детей.

Франшиза отличается ещё и тем, что, допустим, не взлетело, ты это оборудование продал, договор аренды расторг, ну и всё. Зафиксировал какой-то убыток, но не сильно большой, вряд ли ты жильё потеряешь.  

В сфере услуг происходит очень важный процесс — уберизация. Очень простой пример. 30 лет назад мы на детские дни рождения ходили в квартиру к другу, в душной комнате нам родители накрывали стол, мы всё съедали и бесились в этой квартире. А сейчас такого просто нет, все ходят в детские центры, там всё под ключ: вот вам клоун, вот вам шарики. Детей родители привезли, на два часа сдали и поехали по своим делам — всё, аниматоры развлекают. Вот это стопроцентная уберизация. Это очень удобно и выгодно.

И этот сектор услуг вот таких «домашних», он, безусловно, будет развиваться. Именно потому, что это удобно. Ведь хлебопечки дома не всем удобно и выгодно держать, проще выйти и за углом купить горячий хлеб. Поэтому я надеюсь, что когда-то у нас будет больше подобных сервисов в шаговой доступности.

Мамы-предприниматели и «очень подвижная» молодёжь

— Не так давно в Instagram губернатора Евгения Куйвашева прочитала пост о 24-летнем парне, который занимается производством ручек из ценных пород древесины, в том числе при поддержке СОФПП. Удивил его возраст, удивила смелость. Кто лично вас удивил из предпринимателей, появившихся на горизонте СОФПП за последний год?

 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Продолжаю знакомить вас с талантливыми представителями малого бизнеса в Свердловской области. Сегодня хочу рассказать о Семёне Анфиногенове и его небольшом производстве шариковых ручек из ценных и экзотических пород древесины Presentree @presentree. Я был удивлен, когда узнал, что Семёну всего 24 года, он совсем недавно окончил УрФУ и уже основал такой крутой бизнес. Его стартовый капитал был всего 3 тысячи рублей, а свой первый токарный станок Семён собрал из подручных средств. С момента основания бизнеса прошло всего три года, а Семён уже отправляет продукцию Presentree не только по России, но и за рубеж. Ручки выполнены из стабилизированной древесины и имеют механизм в виде оружейного затвора. В Presentree говорят, что их ручки исправно работают многие годы. Кстати, тип ручки, фурнитуру и породу древесины в Presentree подбирают индивидуально под каждого владельца. Хороший и необычный подарок, я считаю. Пока в компании Presentree работают всего 3 человека — это мастера-краснодеревщики, которые производят каждое изделие вручную. Не так давно Семён Анфиногенов получил грант от СОФПП в размере 280 тысяч рублей, купил на эти деньги фрезерные станки для своего производства. Желаю Семёну новых свершений, а его бизнесу процветания. В следующее воскресенье расскажу вам еще об одном необычном бизнесе, созданном на Урале.

Публикация от Евгений Куйвашев (@evgenykuyvashev)

— У нас в прошлом году стартовал проект «Мама-предприниматель». Для тех женщин, которые находятся в декретном отпуске по уходу за ребёнком, дома что-то делают и продают это. Сейчас они, кстати, попадают в сегмент самозанятых. Меня, во-первых, удивило, что они пришли действительно как на праздник, очень красивые все, нарядные — для них это было событие. Это было очень приятно. А во-вторых, что для них это получился настоящий клуб по интересам. В-третьих, у каждой из них было своё прекрасное рукоделие: кто-то делает куколки, кто-то выпекает пиццу в дровяной печи, кто-то делает какие-то искусственные цветы, подарки различные. Причём это всё востребовано. Потом в интернете это всё размещается и достаточно успешно продаётся. Эти проекты небольшие, но жизненные. Я сам пользователь, у меня ребёнок захотел куклу, которую как раз в таких единичных экземплярах делают, мы купили, списались по WhatsApp, нам прислали, и всё, красота. И вот такого рода проекты — они мне всегда очень нравятся.

Ещё мне очень понравился проект «Мозгобойня», сегмент интеллектуальных игр. Я как-то упустил, когда он конкретно появился, но я однажды пришёл в ресторан и вдруг увидел, что там сидит огромная толпа счастливых людей, причём не пьяных, и все играют в интеллектуальные игры.

Откуда все эти ребята берут идеи — не знаю. У нас сейчас народ вообще талантливый, молодёжь очень подвижная. Конечно, часть из них хочет пойти работать на заводы, а кто-то сам хочет открыть предприятие, он думает, какую свою проблему этим закрыть.

— А клиенты фонда молодеют?

— Да, однозначно молодеют. Когда мы пошли в сегмент условно молодёжный — я очень условно говорю, — это сегмент продвижения товаров в интернете, как рекламироваться в Instagram, у нас стали собираться огромные аудитории именно молодёжи. Даже больше скажу, фонд в прошлом году пошёл в школы, к старшеклассникам, и цель этого процесса — просто рассказать ребятам, чтобы они при выходе из школы понимали, что могут не только пойти в госслужащие, на заводы, а что есть ещё и предпринимательство. Кстати, оказалось, что лучше собирать их где-то на другой территории, не в самой школе. У нас был такой семинар «Суй нос в своё дело» — собрали огромную аудиторию порядка 300 школьников, и такие они активные, классная совершенно аудитория.

 «Государство побаловало самозанятых»

— И хочется ещё затронуть тему самозанятости, вы её уже упоминали. Недавно здесь, в Тагиле, состоялся первый бизнес-форум, посвящённый новому налоговому режиму. Спикеры рассказывали о том, зачем самозанятым нужно выйти из тени. Вы как считаете, зачем?

— Я не совсем согласен с формулировкой «выйти из тени». Дело в том, что главный вопрос — а есть у тебя альтернатива или нет? Если ты производишь на какие-то совсем мизерные суммы в год что-то в единичном экземпляре, был ли смысл регистрироваться тебе как ИП. Этот формат остался, но он всё-таки для предпринимателей, которые делают большие объёмы, в отличие от самозанятых. Самозанятые, которые дома что-то мастерят и продают, для них просто альтернативы особой-то и не было. И государство в данном случае побаловало нас интересным решением: можно совершенно легально, зарегистрировавшись, работать самозанятым, 4% налогов — хорошие условия. Поэтому очень важно это сейчас донести до тех, кто занимается какой-то предпринимательской деятельностью без определённой регистрации. Это может быть, кстати, человек, который зарегистрировался как ИП, но у него объёмы такие невеликие, что он очень много теряет денег на оплате налогов и взносов, и ему, безусловно, выгодно перейти на самозанятость.

И когда ты работаешь легально, это немножко другое самоощущение. Поэтому, когда говорят «выйти из тени», я бы не сказал, что они все там были в тени. Просто это как раз декомпозиция линейки, которую государство предлагает в данный момент. Плюс к тому приличный уровень необходимой цифровизации — у Сбербанка, у налоговой очень неплохая цифровая платформа для самозанятых. Поэтому если есть возможность не покупать кассовые аппараты, вести все расчеты онлайн и у тебя всё это будет автоматически подсчитываться, то вообще отлично.

Докапитализация и амбиции

— Какие цели поставлены перед фондом на 2020 год, что подтянуть, на что замахнуться?

— У нас два блока целей. Наша конечная цель — это цели национальных проектов по развитию предпринимательства. Мы продолжаем предоставлять займы и поручительства, я уверен, что количество займов у нас вырастет. У нас будет докапитализация в этом году, я думаю, миллионов на 200 фонда микрофинансирования и на такую же сумму гарантийного фонда. То есть мы больше предоставим заёмных средств. И в том числе для моногородов.

Есть цель увеличить количество самозанятых — к концу года на территории всей Свердловской области должно быть 35 тысяч зарегистрированных самозанятых, на данный момент, кстати, их более 8 тысяч.  

Потом, если говорить уже про локальные фондовские задачи, это узнаваемость фонда, чтобы она вырастала, чтобы как можно больше людей пользовались нашими сервисами, в том числе центром «Мой бизнес». Дальше у нас продолжается процесс цифровизации фонда, наших сервисов. Мы достаточно много сделали в прошлом году, уменьшили количество документов, которые нам предоставляют заёмщики при получении займа, потому что сейчас очень много информации можно получить из онлайн-ресурсов. По API связываемся с «Контур-фокусом» (веб-сервис для проверки контрагентов. — Прим. ред.), ФНС, Росреестром, нотариальными палатами и всё это получаем оттуда. Наша задача — чтобы предприниматель сам собирал минимум бумажек, чтобы он больше работал и больше приносил пользы. Но надо понимать, что наш фонд находится под пристальным надзором со стороны всяких органов, мы лишнего ничего с предпринимателей не просим. Когда они на нас ругаются, я их очень хорошо понимаю, но это не мы придумываем, таковы правила.  

Задачи, конечно, серьёзные, амбициозные. Ну и в целом мы хотим, чтобы количество предпринимателей росло, да и просто уровень жизни населения рос, как и качество бизнеса в городах нашей области.