Щебень, который не стал своим. Как амбициозный проект Нижнего Тагила и «Уралтрансбанка» закончился банкротством и уголовным делом

Щебень, который не стал своим. Как амбициозный проект Нижнего Тагила и «Уралтрансбанка» закончился банкротством и уголовным делом

В апреле 2013 года глава Нижнего Тагила Сергей Носов и председатель правления ОАО «Уралтрансбанк» (УТБ) Валерий Заводов подписали соглашение о сотрудничестве в сфере разработки двух месторождений щебня на территории города – карьерах «Валёгин Бор» и «Гора Заячья».Как писали тогда муниципальные СМИ, партнёрство города и кредитной организации позволит увеличить объёмы производства в 4-5 раз, а Нижний Тагил получит в преддверии намечавшихся масштабных ремонтов дорог «свой щебень». За прошедшие два года с момента заключения муниципально-частного партнёрства «Урал-Технология» в официальных сообщениях мэрии больше не упоминалась. В мае 2015 года в отношении компании начата процедура банкротства, а в начале июля стартовал уголовный процесс над бывшим директором предприятия. Как сотрудники Валерия Заводова становятся долларовыми миллионерами, из-за чего провалились амбициозные планы мэрии Нижнего Тагила и почему одно уголовное дело может решить многолетний спор за тагильские месторождения – в материале АН «Между строк».

2 июля на скамье подсудимых Ленинского райсуда Нижнего Тагила оказался бывший исполнительный директор компании «Урал-Технология» Олег Кокшаров. В начале 2013 года он возглавлял освещавшуюся тогда в СМИ борьбу за карьеры «Валёгин Бор» и «Гора Заячья». «Урал-технология» владела лицензией на добычу полезных ископаемых в этих месторождениях, но рабочих не пускали представители арендаторов – ОАО «Уральское» и «Карьер-НТ».

Конфликт закончился трёхсторонним соглашением «Урал-Технологии», «Уралтрансбанка» и администрации Нижнего Тагила, получившими контроль над месторождениями и объявившими о реализации инвестиционной программы.

«Между “Урал-Технологией”, обладающей лицензиями на разработку обоих месторождений, муниципалитетом и “Уралтрансбанком” было подписано трёхстороннее соглашение. Муниципальное унитарное предприятие “Тагилспецдорремстрой” стало полноправным участником ООО “Урал-Технология”. В результате реализации инвестиционной программы предприятие приобрело новое оборудование на сумму более 80 млн рублей. Техника представляет собой мобильный щебёночный завод, выпускающий пять фракций щебня. Если на старом оборудовании предприятие производило около 20 тыс. тонн щебня в месяц, то на новом объемы увеличатся в 4-5 раз. Сегодня уже есть заявки не только от тагильских предприятий», - писала в июле 2013 года пресс-служба мэрии Нижнего Тагила.

Муниципальное предприятие «Тагилспецдорремстрой» получило в «Урал-Технологии» 50% уставного капитала. Вторую половину разделили «дочка» УТБ «Трансуралинвест» и Светлана Баранова, ставшая директором компании.

Светлана Баранова – начальник отдела делопроизводства и секретариата «Уралтрансбанка». Схема, по которой рядовые сотрудники кредитной организации становятся собственниками бизнеса стоимостью в десятки миллионов рублей, стала понятна в ходе расследования уголовного дела её предшественника - Олега Кокшарова.

Бывший директор «Урал-Технологии» Кокшаров обвиняется по второй части статьи 201 УК РФ – злоупотребление полномочиями, повлекшее нанесение тяжкого вреда коммерческой организации.

Ущерб в десятки миллионов рублей, по версии следствия, Олег Кокшаров нанёс ООО «Уральское», которое в апреле 2013 года сам же обвинял в рейдерском захвате тагильских карьеров.

«В период с 16.06.2006 года по 23.07.2009 года у Кокшарова Олега Анатольевича, являющегося директором ООО “Уральское”, возник умысел использовать данные полномочия вопреки законным интересам Общества в интересах третьих лиц, ему подконтрольных, и осуществить отчуждение лицензии  СВЕ №07002 ТЭ на добычу строительного камня месторождения диоритов и плагиогранитов “Валёгин Бор”, выданной ООО “Уральское” Министерством природных ресурсов Свердловской области 10.03.2005 года в пользуподконтрольной ему коммерческой организации, в целях извлечения выгод и преимуществ для данного юридического лица, сознательно желая причинить вред правам и законным интересам ООО “Уральское” и наступления последствий в виде прекращения производственного процесса организации ООО «Уральское», заведомо влекущих невозможность осуществления ООО “Уральское” добычи полезных ископаемых на карьере “Валёгин Бор” и восполнения запасов продукции ООО “Уральское”, к уменьшению объёма поступающей выручки и к неплатежеспособности», - говорится в обвинительном заключении.

ООО «Уральское» добывало щебень на карьере «Валёгин Бор» с 2005 года. Но в январе 2011 года компания, зарабатывавшая миллионы рублей на продаже строительного камня, признана банкротом. По мнению следствия, руководивший компанией с 2006 по 2009 годы Олег Кокшаров играл в разорении предприятия главную роль.

В 2009 году директор ООО «Уральское» и ООО «Карьер-НТ» слагает с себя полномочия, а вместо него назначается 23-летний безработный екатеринбуржец Александр Нужин, закончивший пару лет назад училище по специальности повар-официант. Как и когда он стал управленцем на крупных добывающих предприятиях Нижнего Тагила, молодой человек чётко пояснить полицейским не смог. Единственное, что помнит Нужин, как он звонил в Екатеринбурге по объявлению о работе в газете частных объявлений, и некая Татьяна предложила ему за деньги открыть на своё имя фирму.

«После этого Татьяна пояснила ему, что никакой деятельности от имени организации, которая будет зарегистрирована на его имя, он осуществлять не будет. Он согласился, так как ему нужны были деньги. В тот день при встрече с Татьяной он передал ей копию своего паспорта. Впоследствии по договоренности с Татьяной по её просьбе он несколько раз приезжал и встречался с ней в районе 7 ключей в Екатеринбурге, после чего с Татьяной они ходили к нотариусу, к какому именно, уже не помнит, в банки, название которых не помнит. В банках и у нотариуса и по просьбе Татьяны ставил подписи в каких-то документах, каких именно, сейчас не помнит. На документы не обращал внимания, в них не разбирается. Все подписанные им документы у нотариуса и в банках, а также какие-то флэш-карты, полученные им в банках, забирала Татьяна. С Татьяной он встречался всего около четырёх раз. После каждой встречи Татьяна ему передавала деньги в сумме 1 000 рублей», - сказано в показаниях Нужина, проходящего по уголовному делу свидетелем.

Как выяснило следствие, после того как Нужин стал директором «Уральское» и «Карьер-НТ», «реализующий свои преступные намерения» Олег Кокшаров, который остался фактическим руководителем предприятий, создаёт дочернюю (по 50% в уставном капитале - прим. ред.) компанию «ДиоС». Директором новой компании становится 25-летний безработный житель посёлка Арти Степан Андриянов, который познакомился в Екатеринбурге в 2009 году с неким Алексеем. Новый приятель предложил ему подзаработать: за 300 рублей он должен показывать свой паспорт и ставить свою подпись в банках города.

«В июне или июле 2009 года, точную дату он не помнит, Алексей позвонил ему и попросил приехать в г. Екатеринбург. Когда он приехал, Алексей дал ему около 5 000 рублей и сказал, что нужно съездить к нотариусу и подписать непохожей на его (Андриянова) подписью какие-то документы, которые ему там предоставят. Нотариус располагался в центре города Екатеринбург, точный адрес он не помнит. К нотариусу он ездил один, адрес ему давал Алексей. Приехав к нотариусу, он (Андриянов) предъявил свой паспорт, после чего ему выдали какие-то документы, он их подписал своей подписью, то есть не искажал подпись. Содержание документов, которые подписывал, не помнит. После этого он уехал домой в пос. Арти. С Алексеем он созванивался примерно раз в месяц. Телефон Алексея у него не сохранился. В начале 2010 года Алексей на его звонки перестал отвечать, абонент был не доступен», - установлено в ходе допроса Степана Андриянова, также имеющего статус свидетеля.

Ничего не подозревающие о намерениях своих нанимателей Нужин и Андриянов подписывают ряд документов, поставивших ООО «Уральское» и «Карьер-НТ» на грань банкротства. Главные активы предприятий – лицензии на добычу щебня на месторождениях «Валёгин Бор» и «Гора Заячья» – передаются от «Уральского» и «Карьер-НТ» компании «ДиоС». Вместе с ними передаётся право аренды оборудования и спецтехники на десятки миллионов рублей.

«Единственным законным способом отчуждения лицензии является её передача дочерней компании, в которой материнской принадлежит не менее 50 процентов, – рассказывает собеседник агентства в правоохранительных органах. – Лицензия “Уральского” была переоформлена на “ДиоС” через Министерство природных ресурсов Свердловской области, но фактически руководивший обеими компаниями Кокшаров явно перемудрил, назначив фиктивными директорами предприятий Нужина и Андриянова. В ходе следственных действий оба заявили, что ничего о деятельности возглавляемых ими компаний не знали, друг с другом не знакомы, поэтому не осознавали факт передачи лицензии».

Вывод из активов «Уральского» и «Карьер-НТ» лицензий, по словам нашего собеседника, состоялся под давлением «Уралтрансбанка», с которым Олега Кокшарова и его компании связывали длительные взаимоотношения. Оба юридических лица получали в банке Валерия Заводова кредиты под залог оборудования и поручительство руководителя:

«Многомиллионные кредиты предоставлялись практически по звонку, но в один прекрасный момент банк потребовал их досрочного погашения. Кокшаров попал в зависимость: продать имущество, чтобы рассчитаться с долгом, ему не разрешали, в суд УТБ не подавал, а проценты и неустойки увеличивали сумму задолженности в геометрической прогрессии».

Через несколько месяцев после переоформления лицензий на «ДиоС» компании «Карьер-НТ» и «Уральское» выходят из состава учредителей, а новым собственниками становятся близкий знакомый Олега Кокшарова Дмитрий Титов, а также сотрудница «Уралтрансбанка» Галина Перевозчикова и подконтрольная банку компания «Трансуралинвест». Согласно показаниям Титова, управлением «ДиоСа» он не занимался, а фактическим руководителем был Кокшаров. К июлю 2012 года доля Титова переоформляется на Перевозчикову, в ноябре того же года директором общества становится Олег Кокшаров.

«К 2011 году прежние собственники лицензий на разработку месторождений – ООО “Уральское” и “Карьер-НТ” – полностью лишились прибыльного бизнеса, и объявлены банкротами. Сейчас карьер “Гора Заячья” затоплен.  Задолженность “Уральского” перед кредиторами составляет более 70 млн рублей, притом основной актив – лицензия на добычу камня, стоимость которой составляет, по оценкам, 79 млн рублей, выведен. Если бы лицензия осталась, компания могла бы продолжить деятельность и выплатить долги», - считают правоохранители.

Помимо ущерба компании, переход карьеров под контроль «банковских кураторов» сказался на рынке строительного камня Нижнего Тагила. В 2011-2012 года «ДиоС» отгрузил 3750 вагонов щебня в сторону Сургута. Строители Нижнего Тагила всё это время вынуждены были покупать материал в других городах, в том числе и во время масштабного ремонта дорог летом 2013 года.

Сомнительную сделку по «безвозмездному отчуждению» между «Уральским» и «ДиоСом» обнаружил конкурсный управляющий Андрей Мозолин, написавший заявление в полицию.

По мнению представителей обвинения, следствием собрана достаточная доказательная база, чтобы признать Кокшарова виновным в причинении вреда ООО «Уральское».

«Задача – закрытие долгов компании перед кредиторами. В России нет прецедентов по возврату лицензий прежним держателям, она не является ценной бумагой, при её передаче дочерним структурам не возникает сделки, которую можно признать ничтожной. Поэтому сказать, что будет в случае обвинительного приговора Олегу Кокшарову, сейчас сложно. В любом случае мы будем обращаться по этому вопросу в арбитражный суд», - говорит представитель ООО «Уральское».

В случае победы в судах забирать лицензию на добычу придётся у муниципально-частной «Урал-Технологии». Компания «ДиоС» передала ей лицензии по той же схеме, что и получила, в январе 2013 года, и начала банкротиться.

Самой «Урал-Технологии» также грозит банкротство. Шестимесячная процедура наблюдения началась в мае 2015 года по заявлению компании «Протол», производящей взрывные работы. Представители «Урал-Технологии» ходатайствовали в арбитражном суде об отложении заседаний, потому что ожидают поступление крупной суммы от контрагентов, достаточной для закрытия долгов, но получили отказ.

«В судебном заседании 12.05.2015 представитель должника (“Урал-Технология” - прим. ред.) представил отзыв с приложением справки о финансовом состоянии должника, сведений о наличии возбужденных в отношении ООО “Урал-Технология” исполнительных производств, документов, подтверждающих взаимоотношения ООО “Урал-Технология” и ООО “Тагил-Щебень”. Пояснил, что по состоянию на 31.03.2015 у ООО “Урал-Технология” имеется убыток в размере 5 141 151 руб. 23 коп., указанный убыток связан с наличием у ООО “Урал-Технология” большого размера дебиторской задолженности – 115 331 554 руб. 39 коп.; также у ООО “Урал-Технология” имеется задолженность по обязательным платежам; в настоящее время ООО “Урал-Технология” ожидает поступление крупной денежной суммы от ООО “Тагил-Щебень”, из которой планируется погашение всей кредиторской задолженности предприятия; указывает, что в данном случае есть возможность обратиться к процедуре медиации».

В едином госреестре юрлиц значатся две компании с названием «Тагил-Щебень», зарегистрированных в Нижнем Тагиле и Екатеринбурге. Владелицей обеих является бывший учредитель «Урал-Технологии», сотрудница УТБ Светлана Баранова.

Как рассказал АН «Между строк» временный арбитражный управляющий «Урал-Технологии» Роман Ческидов, он уже встречался с директором муниципального предприятия «Тагилспедорремстрой» Русланом Пшизовым.

«Сумма задолженности компании “Урал-Технология” уточняется и будет понятна в течение ближайших недель. Также мы проводим финансовый анализ по имуществу. Предприятие работает, два года назад было проинвестировано, владеет производственной базой, поэтому говорить о банкротстве сейчас рано. Мы будем совместно с собственниками искать пути оздоровления компании», - говорит Ческидов.

По мнению временного управляющего, причиной финансовых проблем «Урал-Технологии» стал уровень руководства предприятием. О судьбе предшественников «Урал-Технологии» – ООО «Уральского», «Карьер-НТ», «ДиоС» – Роман Ческидов не знает, но заявляет, что в рамках финанализа будет проверен вариант преднамеренного банкротства.

«Тагил-Щебень», который по заявлению представителей «Урал-Технологии» в суде должен компании крупную сумму, после начала процедуры наблюдения сам стал кредитором муниципально-частной компании, предъявив претензии более чем на 80 млн рублей.

Директор МУП «Тагилспецдорремстрой» Руслан Пшизов заявляет, что управлением карьерами никогда не занимался, а все решения принимали директора второго собственника.

«Мне поставили задачу – стать участником этого предприятия. Кто им руководил, я не знаю. Сначала был Кокшаров, потом какой-то Воробьёв… Это не в моей компетенции давать оценки, но у сложившейся ситуации есть ряд причин. Новое оборудование не смогли настроить, выдавали всё те же 20 тысяч тонн щебня в месяц. При этом наши тагильские компании мне говорили, что цены у конкурентов на других карьерах на 30-40% ниже ваших. Да и сам щебень для асфальтирования, например, уже не подходит: и по содержанию глинистых частиц, и по лещадности. Почему? Потому что надо по технологии всё производить», - рассказывает Пшизов.

Позицию руководителей мэрии Нижнего Тагила по вопросу возможного банкротства «Уралтехнологии» выяснить не удалось. Представители ООО «Уральское», в свою очередь, опасаются, что подконтрольная УТБ компания «переоформит» лицензию на новое юрлицо, которое через пару лет работу будет банкротом.

Агентство новостей «Между строк»

Фотографии: «Правда УрФО», ok.ru