«Полиграф меня оправдал». Тагильчанин, обвинивший краснодарских полицейских в пытках, прошёл детектор лжи

«Полиграф меня оправдал». Тагильчанин, обвинивший краснодарских полицейских в пытках, прошёл детектор лжи

Тагильчанин Николай Коробов, который обвинял кубанских полицейских в пытках и доведении до самоубийства своего друга Николая Скипина, прошёл накануне детектор лжи. Напомним, правоохранители станицы Калининская Краснодарского края, куда Коробов приехал на заработки по приглашению друзей детства (Николая Скипина и Яниса Васильева), подозревают тагильчанина в причастности к жестокому избиению Яниса Васильева в марте 2015 года. По словам Коробова, таким образом силовики пытаются «найти крайнего», покрывая настоящих преступников, которых его друг запомнил несмотря на тяжёлую травму.

Как рассказал АН «Между строк» Николай Коробов, вчера его опросили на полиграфе.

«Задавали вопросы по поводу Яниса: бил ли я его, бил ли его Коля (Скипин - прим. ред.), видел ли я, кто его бил… Полиграф показал, что я не виновен. Правда, никакого заключения мне на руки не дали», - говорит Коробов.

Уезжать из Краснодарского края тагильчанин пока не планирует.

«Надо что-то решать с Колиной смертью. Они хотят всё квалифицировать как самоубийство, якобы полиция не участвовала в этом. Когда я был на полиграфе, они мне неоднократно говорили, что не били его, не угрожали, никаких попыток изнасилования не было. Но я разговаривал с ним последним [перед смертью] и знаю, что он мне говорил. И есть его предсмертная записка», - поясняет тагильчанин.

По словам Николая Коробова, уголовное дело по поводу смерти Николая Скипина не завели:

«Меня вызывали по этому вопросу в Следственный комитет, спрашивали, что Коля делал в последние дни, что он говорил. Также взяли копию записки».

Тагильчанин также сообщил, что в полицейский участок, где якобы пытали Скипина, приехали «проверяющие из Москвы».

Главное управление МВД по Краснодарскому краю, начавшее служебную проверку в отношении сотрудников, её результаты пока не сообщает.

Агентство новостей «Между строк»