Почему тагильские зоозащитники не дружат между собой?

Почему тагильские зоозащитники не дружат между собой?

На сегодняшний день в Нижнем Тагиле действует три зоозащитных организации: «Зоомир», «Котопес» и приют «Четыре с хвостиком». Помимо этих трех организаций, в Тагиле работают и другие зоозащитники, например, Лилия Ярыкина. Отстаивая права братьев наших меньших, все просят поддержки у горожан и чиновников. Администрация уже выделила два здания общественникам, мол, размещайте там всю свою живность, а приют «Четыре с хвостиком», вообще не так давно получил от мэрии субсидию в размере 150 тысяч рублей.
Интересно, что преследуя, казалось бы, общую цель, зоозащитники практически не контактируют между собой, а то и вовсе настроены враждебно по отношению друг к другу. Многие горожане, в свою очередь, уже запутались, кому помогать и кто есть кто – каждый зоозащитный проект имеет свою группу «В Контакте». В чем же причина такой «нелюбви» друг к другу, попытался разобраться корреспондент АН «Между строк».

 

«Это вам не «уси-пуси»…

Лилия Ярынкина мечтает жить в окружении кошек и собак. Женщина не может пройти мимо бездомной дворняги - всех хвостатых и усатых, брошенных на улице, она забирает себе. Для своих питомцев Ярынкина купила целый дом, расположенный в коллективном саду. Сейчас там обитает несколько десятков собак и около двадцати кошек.

«Животные прибывают и прибывают. Построили вольеры, все делали своими руками. Я создала группу в «ВКонтакте», «Человек, стань другом!», так люди стали немного помогать», - рассказывает Лилия.

Главной проблемой зоозащитницы стали соседи, которых начал раздражать лай собак. Лилино семейство разрастается на глазах, подобная картина нравится далеко не всем.

- Может вам как-то раздавать животных, находить им дом?
- Я практически не пристраиваю животных. Это сложно – найти хорошие руки. Хозяев выбираю очень щепетильно, первому встречному – не отдам! Для меня важно, чтобы люди, действительно, творили добро, а не брали животное только потому, что, например, ребенку нужна собачка. Ребенок, извините, сегодня хочет, а завтра уже нет. А если родителям собака не нужна, то это будет проблема. Все сначала «уси-пуси», хочу такую собачку, а потом возвращают обратно. У людей просто какое-то потребительское отношение! Сейчас моя самая главная проблема – это помещение, потому что содержать всех питомцев в саду становится все сложнее. Соседи, то стеклянную бутылку запустят на мою территорию, то грозятся отравить собак… Я готова даже в глушь перебраться, вагончики пристроить. Может, у кого из тагильчан есть какие-то заброшенные фермы, которые рушатся, стоят под ветрами и дождями, никому ненужные, если кто-то готов отдать землю в безвозмездное пользование, я бы с удовольствием перебралась с моими подопечными, чтобы никто меня не трогал.

- Лилия, в городе существует три зоозащитные организации. Двум из них администрация даже выделила помещения. Может вам поддерживать связь с ними, коль такая проблема?
- Сложные отношения у меня с ними. В отличие от других приютов, я против усыпления животных. Люди породили, люди и должны содержать. Говорят, что в Польше есть приюты, которые просто содержатся муниципальными властями. Там собаки спокойно доживают до старости и умирают естественной смертью. В нашем же городе все превращается в живодерню.

 

- Ну, вот вы – зоозащитники, цель у вас одна, так и объединяйтесь, чтобы не было живодерен!
-Цель одна, а вот средства разные. Расхождения во взглядах не дают возможности сотрудничать. Зачем усыплять старых собак?! Пусть живут! Они также хвостиком виляют! А там отдают предпочтение только красивым, здоровым, перспективным в плане пристройства. Приют «Четыре с хвостиком» делают большое дело, жаль, что шансов старым калекам они не дают… И вот знаете, ну выделили им здание, а кто там вкалывать будет?! Люди-то просто в группу «В Контакте» зашли, посмотрели, перепостили, и до свидания.

- Вы против муниципального приюта в нашем городе?
Да! В муниципальном приюте животные будут содержаться в голоде, холоде, болезнях. Собаки и кошки просто буду сидеть и ждать, когда их усыпят.

-Тогда какое решение вы видите? Как бороться с беспризорными животными? Администрация должна выделить помещение, медикаменты, корма, а общественники, уже должны заниматься пристроем животных?
Если администрация платит, так она же и музыку заказывает. Вы описываете идеальный вариант. А на самом деле будет по-другому. В городах, где есть муниципальные приюты – это же крик души у людей!

- Это все предмет диалога…
- Да нет, муниципальные – точно нет. Муниципальный – значит ничей. Никакого диалога с властью у меня не получится. Мне важно, чтобы животных не усыпляли. Есть программа по стерилизации. Почему в нашем городе она не действует? Нужно запретить разведение животных, зачем плодить котят, щенков… Какой-то хаос…

 

«Будем стоять, сколько сможем…»

Две недели назад в группе «В Контакте» нижнетагильского приюта для животных «Четыре с хвостиком» появилась информация, вызвавшая бурную дискуссию среди тагильчан. Сообщение, размещенное администратором группы Дианой Гордеевой гласило, что все подброшенные животные, будут усыпляться. Поводом для столь эмоционального всплеска послужил неприятный, по мнению сотрудников, инцидент. К зданию приюта была подброшена коробка с шестью кошками. Внутри прилагалась записка, мол, хозяйка несчастных заболела онкологией, заботиться о хвостатых больше не может, поэтому добрые соседи и решили пристроить несчастных сирот. Гордеева известила о смерти подкидышей. Как выяснилось потом, это была всего лишь уловка, чтобы хоть как-то достучаться до совести тагильчан. По словам Дианы, практика «подбрасывания» зверей существует уже давно.

«Конечно, мы никого не усыпляли, это был просто крик души! На сегодняшний день у нас содержатся 203 кошки и 85 собак. Разбирают животных не охотно, а нам ведь всех надо кормить. Лето наиболее тяжелый период для нас. Если зимой к нам приходят волонтеры, школы помогают, то летом начинается дачный сезон».

Сам приют «Четыре с хвостиком», созданный при благотворительном фонде «Добрые руки», существует уже четыре года. Здание на Фестивальной зоозащитникам выделила администрация города. Тут, как поясняют сотрудники, просто повезло. Убирать помещения и кормить животных общественникам помогают волонтеры. Помимо этого имеется у организации и ящик для пожертвований. Когда становится совсем тяжело, в группе «В Контакте» начинают появляться «просилки». В прошлом году денег на оборудование веткабинета дал депутат Рощупкин. А недавно и администрация города выделила приюту сумму в размере 150 тысяч рублейСредства пойдут на благоустройство территории и на проведение различных мероприятий. Потратить их, скажем, на отопление зоозащитники не могут, хотя МУП «Тагилэнерго» выставил приюту счет в размере 51 521 рубля. Возможности погасить задолженность самостоятельно активисты не могут, приходится обращаться за помощью к горожанам.

 

Пристраивает своих обитателей приют также через социальные сети.

«В группе мы выкладываем фотографии наших животных. При этом, я никогда не нахваливаю четвероногого – говорю всю правду. Вот если кошка ходит мимо туалета, то я так прямо и пишу. Мы не преследуем цели побыстрее раздать наших обитателей. Уж лучше пусть они живут под присмотром, чем потом скитаются ненужные по улице».

- А отношение к «старичкам» у вас какое? Усыпляете?
- Почему? У нас живут и старички. Разве бы в приюте было такое количество животных, если бы мы усыпляли всех?! Вообще, усыпляем только по медицинским показаниям, и то, у нас были случаи, когда мы выхаживали собак.

- Проблема с беспризорными животными в городе стоит очень остро. Пути решения каждый предлагает свои. Существующие зоозащитные организации не в силах решить вопрос. Может вам как-то сообща действовать?
- Я не хочу ругать деятельность других зоозащитных организаций. К примеру, Лилию Ярынкину я очень уважаю. Но в чем-то мы не сходимся. Наш приют, допустим, не может подобрать с тротуара кошку и тут же «впихнуть» ее кому-то, как делают некоторые наши коллеги. Одно могу сказать – все мы стараемся. Просто есть люди, которые поддерживают, скажем «Зоомир», но не поддерживают нас и наоборот. По мне – чем больше в городе будет подобных организаций, тем лучше.

- То есть, вы считаете много маленьких приютов лучше, чем один большой, скажем муниципальный?
- Один муниципальный приют проблему с беспризорными животными не решит. Да и работать там будут люди, которые совершенно не любят животных. Это будет обыкновенная «усыпалка». Так что пусть лучше приюты будут маленькие, частные, пусть будут «передержки», пусть звери будут дома, но только не муниципальный приют, где будут постоянные убийства происходить.

- Недавно на встрече Носова с блоггерами этот вопрос поднимался. Говорили не о приютах, а о борьбе с беспризорными дворнягами. Пока иного выхода, кроме отстрела градоначальник не видит.
- Мы тоже в свое время ходили к Носову с этим вопросом. Даже скрывали, что мы общественники. Ходили, как частные лица. Он там тоже сказал, что стерилизация будет дорого стоить. Я сама знаю. Процедура обходится где-то в две тысячи, плюс антибиотик, плюс животное нужно где-то передержать. Чтобы добиться результатов в программе «стерилизация» необходимо за короткий срок, месяца за два-три, стерилизовать 80% сук, а их в городе несколько тысяч. Отстрел, он, конечно, дешевле, но стреляют-то не тех, кого надо! Стреляют чистых, с ошейниками, поводками. К нам потом люди приходят, плачут, собак своих ищут.

- Как же решить проблему?
- Беда в том, что у нас подавляющее большинство людей считает, что стерилизация – это грех. Аборт значит не грех, а вот стерилизация грех! И вот есть всякие бабульки неадекватные, которые плодят этих дворняг, а у собаки иммунитет хороший, она рожает по 6-8 щенков. Потом этих щенков без разбора раздают, потом они на улице… Даже если в Нижнем Тагиле начнут стерилизовать бездомных собак, то бабулек-то этих, никто не накажет, они будут продолжать свою деятельность, получается все как-то бесполезно. Здесь нужен адекватный закон. В Германии за нестерилизованное животное хозяин платит налог 20 тысяч евро в год. Если у нас будут платить 20 тысяч в год – это будет наказание. (Информацию об этом мы не нашли, зато обнаружили, что в Германии, за выброшенное на улицу животное, хозяину придется заплатить штраф в размере 25 000 евро). Тем не менее, действительно, большинство домашних животных в Германии стерилизовано –прим.). А деньги эти можно потратить как раз на такие вот добровольческие приюты. Дали бы место Лилии, помогли бы другим. Разведенцы должны платить налоги, если подобный закон примут хотя бы на уровне области, вот увидите, ситуация изменится в корне.

 

«В первую очередь надо менять сознание людей»

Не все зоозащитники считают, что приюты действенная мера в борьбе с собачье-кошачей беспризорностью. Общество защиты животных «Зоомир» уже давно не занимается передержкой животных. По словам руководителя организации Марии Лисиной, делать то, что тебе не под силу, лучше не стоит. А у всех зоозащитников существует определенная проблема – любовь к меньшим братьям рано или поздно перерастает в сумасшедший фанатизм.

«Это очень тонкая грань, переступать которую опасно. Мы четко держим позицию, что нет смысла набирать нам кошек и собак в квартиры, если мы не готовы нести за них ответственность. Наша организация делает лишь то, в чем уверена. Уход за животными влетает в хорошую копеечку, надо понимать, что у всех передержчиков есть своя личная жизнь, свой бюджет, поэтому нельзя постоянно тратиться только на животных. Я против скопища. Всем питомцам надо искать хозяев. Потому что людей-волонтеров, готовых помочь приютам материально, действительно очень мало».

Взгляды общественницы другие коллеги по зоозащите практически не поддерживают. Именно поэтому как таковой дружбы у «Зоомира» с зоозащитными организациями не получается. Хотя, как пояснила Мария Лисина, начинали работать активисты все вместе.

«Мы все были одной организацией, а сейчас вот стало три: мы, «Котопес», «Четыре с хвостиком». Просто в один момент разошлись во взглядах, и люди решили открыть свои приюты. Поэтому объединиться сейчас – это нереально. Я раньше тоже была оптимистом, хотя и сейчас стараюсь дружить со всеми Но мы разные, недовольные будут всегда».

«Зоомир» единственная организация, которая считает, что муниципальные приюты нужны Нижнему Тагила, причем не один, а как минимум три. Однако, эти учреждения не предназначены для того, чтобы животные там проживали всегда. По мнению Лисиной, приюты должны стать лишь кратковременным пристанищем для бродяг. Общественники разработали целый проект, который собираются представить администрации.

«В городе должна быть служба, контролирующая численность животных. И давайте будем откровенны, бродячих кошек и собак сейчас очень много, всех, к сожалению, не пристроить. Надо просто понимать умом и сердцем, что кого-то все равно придется усыплять, например, больных, старых, агрессивных, которых уже невозможно социализировать. Я вижу решение проблемы, сложившейся в городе только так! Хотя меня и не поддержит ни один зоозащитник, но все-таки, судьбу приходится решать!».

- Вы продолжаете проводить выставки беспородных животных?
- Да, мы провели их уже 13. Помимо этого, мы проводим семинарские занятия для тагильчан - владельцев кошек и собак. Все они абсолютно бесплатны. 80% бездомных животных – это кошки и собаки, брошенные своими хозяевами. В первую очередь надо менять сознание людей, возможно, тогда проблема с беспризорниками не будет стоять так остро.
Пока зоозащитники выясняют отношения, не желая садиться за стол переговоров, бездомных собак в Нижнем Тагиле продолжают отстреливать. Проблема беспризорных животных не теряет своей актуальности, по улицам, подворотням, мусорным бакам разгуливают четвероногие бродяги. Кто-то из тагильчан выбросит своего питомца на улицу сегодня. И уже от воли случая зависит, будет ли этот щенок уничтожен или попадет в заботливые руки одного из героев нашего репортажа.

 

Агентство новостей «Между строк»