«Обращайтесь хоть к Путину – решать буду я». Семья из Висима борется с чиновниками за право обучать сына дома

«Обращайтесь хоть к Путину – решать буду я». Семья из Висима борется с чиновниками за право обучать сына дома

В прокуратуру Свердловской области с жалобой на бездействие прокуратуры Пригородного района Нижнего Тагила и превышение должностных полномочий чиновников управления образования администрации Горноуральского городского округа обратилась многодетная мама Вера Голенцова. Женщина решила выбрать для своего старшего сына семейную форму образования. Но одного желания оказалось мало: на пути семьи Голенцовых встала бюрократическая машина – управление образования.
Семейное образование – форма обучения в Российской Федерации, предусматривающая изучение общеобразовательной программы вне школы, с прохождением итоговых аттестаций при переходе на следующую ступень образования: 4-й, 9-й, 11-й классы. При успешном прохождении итоговых аттестаций учащийся получает аттестат той школы, где он сдавал экзамены. Выбрав семейную форму образования, родители могут самостоятельно обучать своих детей, выбирать учебные материалы и планировать график занятий.
Конфликт семьи Голенцовых со школой №7 посёлка Висим начался в ноябре 2014 года. Родители учеников 8-го и 9-го классов, обеспокоенные низким уровнем знаний детей, попросили родительский комитет заменить учителя труда Сергея Пестова, который по совместительству преподавал физику и черчение. В дальнейшем на собрании родителями было принято решение о составлении коллективного заявления на имя директора школы.

«В ответ на это решение 18 ноября 2014 г. администрация школы организовала родительское собрание, на котором замдиректора по УВР Светлана Пестова заявила, что её муж (Сергей Пестов – прим. ред.) хороший учитель физики и черчения, а родители и дети ничего в этом не понимают. Она убеждала родителей не верить тому, что дети рассказывают об уровне преподавания. При этом документы, подтверждающие квалификацию Пестова, родителям представлены не были. Сама Пестова, помимо того, что является замдиректора по УВР, также ведёт труды у девочек и информатику», – рассказывает Вера.

По словам Голенцовой, они с мужем и раньше задумывались о семейном образовании, но последние события окончательно убедили супругов сделать выбор.
В конце ноября Вера написала заявление на имя директора Висимской школы о том, что хочет забрать документы 14-летнего сына и, пользуясь законным правом, обучать Дмитрия в семье. После этого супруги обратились в управление образования Нижнего Тагила с просьбой назначить им школу, в которой Дмитрий будет проходить промежуточные аттестации. В управлении им посоветовали обратиться в 81-ю школу Нижнего Тагила, у которой, как сказали, уже есть подобный опыт.

«В тот же день мне позвонила Татьяна Попко, замначальника по работе с персоналом управления образования администрации Горноуральского городского округа. Она спрашивала, почему наш ребёнок не посещает занятия. Мы ей объяснили, что выбрали семейную форму образования. На следующий день Попко приехала к нам домой. Она спросила у моего сына лично, в курсе ли он, что будет учиться дома и не против ли он. Дмитрий ответил, что он в курсе и не против. Позже к нам домой пришли проверяющие: две сотрудницы школы №7 и полицейский из комиссии по делам несовершеннолетних – проверяли, как мы живём, наш быт и так далее. Позже выяснилось, что эту проверку инициировала тот же сотрудник управления образования администрации Горноуральского городского округа Татьяна Попко, которая мотивировала это, разговаривая со мной по телефону, заботой о детях, чтобы проверить, не нарушаются ли их права, нет ли насилия в семье. Хотя ранее она была у нас дома, разговаривала со мной и с детьми и лично убедилась в том, что причин для беспокойства нет и быть не может», – считает Вера.

  

С просьбой разобраться в ситуации семья обратилась в прокуратуру Пригородного района, но взаимопонимания с надзорным органом супруги так и не нашли.

«Старший помощник прокурора Пригородного района Евгений Парадеев вежливо нас послал к Попко. Больше интересовался конкретно нами, а не тем, какие права нарушаются. А когда говорили о том, в чём конкретно мы видим нарушения, махал рукой, дескать «подумаешь… и вообще чего вы тут высовываетесь – живите как все». Заявление он от нас не взял, предложил решать вопрос в управлении образования. Также сказал, что куда бы мы ни обращались, хоть к Путину – всё равно всё решать будет он».

Евгений Парадеев в телефонном разговоре с журналистом АН «Между строк» заявил, что к нему обращалась семья Голенцовых, но каких-либо нарушений законодательства со стороны школы и управления образования он не усмотрел. А узнав, что на него подали жалобу в область, сменил тон.

«Раз так, то я буду относиться к Голенцовым с осторожностью, больше мне добавить нечего», – резко заявил старший помощник прокурора и бросил трубку.

Как пояснила журналисту АН «Между строк» Татьяна Попко, семейное образование – это очень серьёзный шаг. Иногда родители не отдают себе отчёт в том, с чем им предстоит столкнуться в процессе обучения.

«В школе с детьми занимаются дипломированные педагоги, программы и учебные материалы утверждены министерством. К тому же в школах проводятся различные олимпиады, конкурсы. Кроме того в коллективе ребёнок получает необходимое социальное воспитание. Не каждый родитель может дать своему ребёнку ту необходимую базу знаний, которая предусмотрена учебной программой и не всегда может адекватно оценить успехи своего чада. Лично я бы не рискнула перевести своего ребёнка на семейное образование»,  объясняет свою позицию Попко.

Чиновница уточнила, что до тех пор, пока родители не заключат договор со школой, в которой их ребёнок будет проходить промежуточную аттестацию, Дмитрий будет находиться на контроле управления образования Горноуральского округа, а это значит, что проверки в семье Голенцовых будут продолжаться.

«По закону семейное образование является образованием вне образовательного учреждения, и закрепляться за какой-либо школой это исключительно право, а не обязанность. Кроме того, 81-я школа в принципе готова с нами сотрудничать, это прописано и в их письме, и в наших заявлениях, и в ответах из управлений образований. В департамент города мы тоже приезжали и беседовали на эту тему. Они ничего против не сказали. Письменно мы им тоже отправили наше заявление и требование, чтобы школа заключила с нами договор. Они написали, что этот вопрос рассмотрят и ответят позже. Получается, что мы никаким образом закон и права ребёнка не нарушаем. Тогда как наши права нарушаются постоянно, начиная от давления психологического, заканчивая игнорированием того, на что мы имеем право. Да и приходить к нам домой с комиссиями и вызывать нас в полицию никаких оснований не было»,  уверяет Голенцова.

Ещё одной возможной причиной такой реакции со стороны чиновников, по мнению женщины, стал финансовый вопрос. По закону, семье, взявшей на себя обязанность по обучению ребёнка, положена материальная компенсация. Сумма компенсации зависит непосредственно от законодательных актов конкретного региона.

«Нам что-то говорили про компенсацию, но подробностей мы не уточняли. Нам не нужна никакая компенсация, мы можем самостоятельно приобретать учебники и оплачивать репетиторов. В нашем посёлке уже был случай – женщина, как и мы, решила обучать свою дочь дома, а чиновники стали ей в этом препятствовать под разными предлогами. Как только женщина написала заявление об отказе от компенсации – её проблема сразу же разрешилась. Может быть, в этом причина столь пристального внимания Попко к нашей семье», предполагают в семье Голенцовых.

В управлении образования Горноуральского округа свой взгляд на происходящие. Чиновники считают, что подобная ситуация может негативно отразиться на успеваемости Дмитрия.

«Ребёнок уже четыре месяца не посещает школу, мы не можем контролировать процесс его обучения и усвоения им пройденного материала. Да, по закону родители имеют право аттестовываться в любой школе и в любые сроки. Обязательная аттестация только по итогам 9-го и 11-го класса, но если ученик провалит экзамены, то он останется на второй год и родителей всё равно обяжут вернуть ребёнка в школу. Насчёт компенсации не вижу никаких проблем – такая возможность прописана в федеральном законе. Родителям нужно будет лишь отчитаться о затратах. Сразу скажу – сумма там предусмотрена небольшая, а вот доказать, что потраченные средства были расходованы по назначению, придётся потрудиться», поясняет Попко.

По словам родителей, они не боятся за аттестацию и готовы до последнего бороться за свои права.

«Сейчас ждём ответы по нашим заявлением от управления образования, прокуратуры и прочих инстанций. Если они хотят разрешить конфликт, то заключат договор и все пойдёт так, как и должно по закону. Насчёт экзаменов опасения, конечно, небольшие есть, но, если нам препятствовать не будут, то аттестация будет сдана нормально»,  уверяют Голенцовы.

Сейчас Дмитрий обучается дома под присмотром родителей  посещает репетиторов, осваивает программу за восьмой класс по школьным учебникам.

«Обычно я сплю до 12 дня, до трёх часов учу уроки, затем иду к репетиторам. Вечером гуляю с друзьями. Когда речь заходит о школе, то мы делимся друг с другом - кто что прошёл по учебнику. Когда я им начал рассказывать про косинусы и синусы, они с удивлением посмотрели на меня и спросили: "А что это такое?". Мне нравится заниматься дома, здесь я более сконцентрирован, нежели в школе»,  рассказывает сам Дмитрий.

Как сообщили нам в управлении образования Нижнего Тагила, в данный момент по семейной форме образования обучается ещё двое детей – один в 9-ом классе, а другой в 1-ом.

«Было ещё два заявления от семей, которые хотели перевести своего ребёнка на семейное образование, но, пообщавшись с нами и школами, передумали»,  комментирует начальник отдела развития системы образования Елена Беляева

По разным оценкам, в России от 75 000 до 100 000 детей получают образование вне учебного заведения  их семьи предпочли домашние уроки ежедневным походам в школу.

Автор: Павел Булатов