«Люди думают, что мы готовим из детей пушечное мясо». Руководитель «Юнармии» в Нижнем Тагиле рассказал о главных проблемах и задачах «личной гвардии Путина»

«Люди думают, что мы готовим из детей пушечное мясо». Руководитель «Юнармии» в Нижнем Тагиле рассказал о главных проблемах и задачах «личной гвардии Путина»

В минувшую субботу, 27 апреля, 150 школьников из Нижнего Тагила пополнили ряды всероссийского детско-юношеского военно-патриотического общественного движения «Юнармия». Организация была создана по инициативе министра обороны России Сергея Шойгу и с одобрения Владимира Путина в январе 2016 года. В начале 2017 года первые отряды «Юнармии» появились в Свердловской области. В настоящее время в региональном отделении движения числится более 18 тысяч участников. О том, как создавалась тагильская ячейка, чем занимаются юнармейцы, а также о проблемах муниципальных отделений АН «Между строк» рассказал начальник местного штаба, руководитель ВПК «Ратник» Евгений Веверица.     

«В сентябре 2018 года на базе нашего военкомата состоялось собрание по созданию в Нижнем Тагиле отделения “Юнармии”, где меня выбрали начальником штаба, говорит Веверица. Было принято решение создавать отряды в каждом муниципальном учебном заведении: школах и колледжах. Сегодня в движение вступили первые 15 отрядов. В прошлом году УВЗ на своей базе напрямую в Москве зарегистрировали своё отделение. С местным отделением, то есть с нами, они не работают. Получился какой-то непонятный момент. В сентябре 2018 года в музее бронетанковой техники они приняли порядка 200 человек. По моей информации, тогда руководители завода заявили, что со школами они работать не хотят, а будут привлекать только студентов машиностроительного техникума и техникума металлообрабатывающих производств, потенциальных работников “Уралвагонзавода”. Я к ним обращался, но на контакт они не идут. Тогда мы и начали вести свою работу».

27 апреля на территории воинской части № 6748 (12-й отряд спецназа «Урал» Росгвардии) прошла военизированная эстафета с участием будущих юнармейцев, после которой ребятам вручили значки, сертификат и книжку юнармейца, куда будут записываться мероприятия, в которых участвовал кадет.

 «Ребята побегали в противогазе, бронежилете и шлеме, разбирали оружие, перетаскивали раненого, искали мины, подтягивались. Потом посмотрели фильм об истории создания 12-го отряда спецназа “Урал”. Потом их ждёт викторина на знание исторических событий Великой Отечественной войны и подведение итогов», пояснил начштаба.

Основное отличие «Юнармии» от других детско-юношеских военно-патриотических клубов — это централизованное управление и возможность проводить всероссийские мероприятия под общим флагом. 

«Мероприятий запланировано много, но всё упирается в финансы, говорит Веверица. Но администрация Нижнего Тагила обещала нас поддержать. Будем стараться всё задуманное реализовывать, чтобы ребёнок, который пришёл к нам, понимал, что всё это не для пафоса делается, а виден результат. Чтобы вот эта книжка потом ему в жизни пригодилась при поступлении в вуз или в армии. Ведутся разговоры о том, чтобы нашим воспитанникам добавить баллы к ЕГЭ при поступлении. Люди будут знать, что этот юнармеец уже прошёл начальную военную подготовку и патриотично настроен. А патриотизм же имеет под собой не только “военное” основание, а также знание истории своей страны, края и города».  

По словам руководителя движения, в «Юнармию» может записаться любой желающий в возрасте от 11 до 18 лет. Для этого достаточно написать заявление и получить согласие законных представителей ребёнка. Серьёзных ограничений по состоянию здоровья нет, утверждает Евгений Веверица, но в некоторых случаях потребуется справка от врача.

«Сейчас у каждого второго подростка со здоровьем не всё в порядке, поэтому нам нужно знать, можно ли на него броник надеть, использовать в силовых видах состязаний и единоборствах, поясняет начальник штаба. Раньше же пионером был каждый и каждый себя как-то проявлял. Кто в спорте, кто творчески. И тут то же самое, только с военным уклоном. Ребята к нам приходят разные, и сегодняшняя эстафета это показала. У кого-то на старте глаза горят, и это видно, а кто-то стесняется и, видимо, не совсем понимает, зачем он сюда пришёл. Тут уже должна проводиться соответствующая работа в школах. Некоторые почему-то думают, что мы готовим из детей пушечное мясо, но у нас нет задачи сделать из них воинов, здесь никто не учит никого убивать. Мы учим детей быть людьми. Чтобы, выйдя во взрослую жизнь, где и так много зла, они были к ней готовы и не стали быдлом, наркоманами и пьяницами».      

Учащаяся 8-го класса школы № 80 Ульяна Болтнева пришла в ВПК «Ратник» осенью прошлого года. Девушка пока не очень хорошо понимает, что из себя представляет «Юнармия», но уверена, что знания, полученные здесь, ей пригодятся при устройстве на работу в силовые структуры.

«У нас проходят занятия по огневой и физической подготовке, учимся разбирать автомат на время и оказывать первую медицинскую помощь. В “Ратник” я попала случайно. Начала переписываться с мальчиком, который там занимается уже пять лет, увидела у него фотографии в форме и тоже захотела сюда попасть, сейчас я уже командир отделения. Я хочу служить в МЧС. Здесь нас учат быть мужественнее, быть патриотами своей страны, чтобы родителям было не стыдно за тебя, а ты бы показывал пример окружающим. А девочки чем хуже мальчиков?» говорит Ульяна. 

Одной из основных проблем при реализации плана обучения кадетов Евгений Веверица называет недостаточное финансирование со стороны генерального штаба «Юнармии». Если в теории общественное движение должно было получать всестороннюю поддержку от ведомства Сергея Шойгу, то на практике каждый местный штаб выживает благодаря лоббистским возможностям своего руководителя.

«У каждого юнармейца должен быть зимний и летний вариант обмундирования: берет, х/б костюм, берцы и бушлат, говорит Веверица. Всё это стоит примерно 20 тысяч рублей. Сегодня, по-хорошему, всех ребят нужно было одеть в форму, выдать значки, чтобы они уже хоть как-то отличались от остальных военно-патриотических клубов, но денег дали только на значки, сертификаты и книжки. Поэтому одна из основных моих задач как руководителя найти средства на форму. Я считаю, что некрасиво было со стороны УВЗ сначала выдать детям эту форму на посвящение в юнармейцы, а потом её забрать. Мы ранее обращались на другие тагильские предприятия с просьбой выделить сумму хотя бы на значки, это около 30 тысяч рублей, но нам ответили, что могут помочь только транспортом и площадкой. А деньги на значки и сертификаты дали из Москвы, когда я уже задал прямой вопрос куратору по нашему направлению и поставил его перед фактом. Если городская администрация как-то продавит градообразующие предприятия, то, может быть, мы контакт наладим. Я не хочу, чтобы это движение превратилось в фарс, потому что дети-то нам верят».