«Для меня праздник Новый год перестал существовать в день теракта»

«Для меня праздник Новый год перестал существовать в день теракта»

Ровно год назад, 29 декабря, на железнодорожном вокзале Волгограда совершил самоподрыв террорист-смертник. Менее чем через сутки обескураженный город оглушил ещё один теракт – ранним утром второй смертник взорвал переполненный троллейбус на улице Качинцев. За два дня до Нового года волгоградцев охватила паника и чувство беззащитности от угрозы новых взрывов. В преддверии годовщины страшных событий корреспондент АН «Между строк» Кристина Май отправилась в Волгоград и узнала, как два террориста-смертника изменили жизни десятков людей, посеяли в городе ужас и заставили горожан рыдать под бой курантов.

«Нового года не было ни у кого тогда. Люди были забиты горем и страхом. Нас за столом сидело десять человек, вот же вроде бы ёлочка ярко украшенная, праздничный стол, бенгальские огни, обращение Путина на фоне курантов, но всё не то. Водка не веселит, угощения не радуют. Все сидели с совершенно пустыми глазами и мёртвыми лицами. Вокруг царила атмосфера общего горя, траура и страха. И тогда я решил поставить диск сериала «Сваты» - те серии, когда герои отправились в новогоднее приключение. Сначала улыбнулся один, потом второй, а после мы уже все вместе смеялись, как дети. На тот момент каждый из нас просто забыл ужасные картины с искорёженным железом и обезображенными трупами», - воспоминает фотокорреспондент Владимир Юдин, работавший на месте событий в первые часы после трагедии.

В общей сложности в двух терактах погибли 34 человека. Похороны пришлись на первые дни праздников, весь город скорбел вместе с пострадавшими и их родственниками. Почти каждый воспринял трагедию как свое личное горе, общая беда объединила всех без исключения волгоградцев. С 30 декабря по 3 января губернатор объявил траур. Все празднования с новогодней пиротехникой были отменены, кругом царила горькая тишина. «Мы слышали только плач, а видели только слезы!»- вспоминают местные жители.

 

Взрыв на железнодорожном вокзале

29 декабря 2013 года в 12:40 террорист-смертник совершил самоподрыв в задании железнодорожного вокзала на досмотровой зоне. Пройти в зал ожидания ему не удалось. Полицейский Дмитрий Маковкин и инспектор досмотра Сергей Наливайко шагнули навстречу смертнику, преграждая путь в зал ожидания, где было непривычно много пассажиров. Тогда смертник взорвал бомбу, которую спрятал в рюкзаке. Мощность взрыва, по оценкам специалистов, составила не менее 10 кг в тротиловом эквиваленте. На месте погибло 14 человек, медицинская помощь потребовалась 49 пострадавшим. В последующие дни в больницах скончались четыре пациента, девять человек были доставлены спецрейсом в Москву.

 

Как предполагают сотрудники спецслужб, смертник намеревался совершить самоподрыв именно в зале ожидания, где собрались пассажиры поезда «Волгоград-Москва».
Сотрудница охраны вокзала Румилия Белова вспоминает, что народу в зале ожидания было очень много. У кассы толпились люди, многим не хватало посадочных мест, сидели на сумках.

«Страшно, очень страшно представить, сколько трупов было бы, если б террорист попал в зал ожидания. Там ведь детки совсем маленькие были. Зал был забит от края до края, тем более что в те дни отменили авиарейсы и люди ломились на поезда, - рассказывает Румилия. - Я за пару часов до трагедии сдала пост, всех коллег поздравила с наступающим и вышла, а ещё глянула перед выходом на всю эту приятную предновогоднюю суету. И кто только мог подумать, что совсем скоро многих из этих улыбающихся людей не станет».

Взрыв был такой силы, что на вокзале вылетели двери и окна, от взрывной волны пострадали киоски на привокзальной площади, в машинах, припаркованных рядом, сработала сигнализация.

«Одна секунда и… Бах! От хлопка мы с девчонками нагнулись под стойку, голову подняли, смотрим – дым валит, а люди, которые пару секунд назад стояли на лесенках живые, лежали в лужах крови. Слышались крики о помощи и стоны раненых. Парни, которые тут у нас оформляли билеты, бегом кинулись туда с криками: «Твою мать! Девчонки звоните в скорую, походу теракт!». Я даже и смотреть не стала, отвернулась и просто шептала про себя что-то, только бы не видеть этого ужаса. Видела страшную панику, люди бегали по привокзальной площади. Все ждали второго взрыва. Нет, это слишком сложно вспоминать», - рассказывает кассир Оксана, киоск её маленького офиса по оформлению автобусных билетов находится в 50 метрах от эпицентра взрыва.

МЧС, медики, полиция и спецслужбы работали на месте происшествия в течение суток, на это время привокзальную площадь оцепили военные.
Волгоградец Михаил Белкин проходил срочную службу в местной воинской части. Молодой человек отслужил почти месяц, когда их роту подняли по тревоге.

«Нас пригнали туда, мы не поняли сначала, что произошло. Кругом трупы, куски металла, плач и крики. Всё это напоминало военные действия, – вспоминает Михаил. - Да и боеприпасов у нас было столько, будто воевать идем. Потом мы поняли, что это теракт. К месту стали стягиваться ошарашенные горем родственники погибших и пострадавших. У нас был строгий приказ стрелять на поражение, если кто-то попытается прорваться сквозь оцепление. Было страшно, вдруг придётся стрелять по невинным людям, которые просто рвутся к своим близким и родным, но, к счастью, все стояли спокойно. Даже страшно спокойно, как мёртвые».

Теракт глазами пострадавших и их родственников

Семья Иваненко

«Я их простить не смогу, но Бог их может простить. Всевышний мил к нам и добр, он любит каждого», - говорит 10-летняя Оля Иваненко, пострадавшая от взрыва.

29 декабря семья Иваненко приехала на вокзал, чтобы проводить папу Олега в Москву. Олег Иваненко купил билет на самолёт, но из-за нелётной погоды аэропорт в Волгограде не работал уже четыре дня и семья решила поменять билет на железнодорожный.

«Мы стояли у кассы недалеко от места взрыва. Олечка висла на папе, всё было так спокойно, за исключением предновогодней суеты пассажиров, которые спешили к родственникам в другие города. Мы общались с отцом, которого редко видим. Он в разводе с мамой и живёт в Москве, а тут так выпало, что он приехал в командировку к нам в Волгоград», – вспоминает 15-летний Артур Иваненко.

В этот момент в зал ожидания пытался прорваться террорист-смертник, однако этот инцидент остался незамеченным обывателями. Как рассказывают очевидцы, правоохранители и работники вокзала не подавали никаких тревожных сигналов, поэтому взрыв стал полной неожиданностью.

 

«Я помню только хлопок, и как меня откинуло в сторону. Я сильно ударился головой, сознание не терял, хотя, может быть, и провалился на пару секунд. Олю зацепило осколками – у неё было пробито легкое в трёх местах. Отцу разорвало артерии на ногах, мама ударилась спиной. После взрыва Оля ещё подползла к отцу и стала его тормошить: «Папа, папочка очнись», а потом потеряла сознание», - продолжает парень.

Скорой помощи не было довольно долго. Артур вспоминает, как пассажиры вытаскивали в панике своих близких, не обращая внимания на остальных.

«Это вполне естественно, мы с мамой тоже кинулись к своим. Тут ведь главное своих от беды уберечь, а потом, по возможности, вернуться за остальными пострадавшими».

До приезда медиков люди самостоятельно оказывали первую помощь пострадавшим. Артур с мамой не растерялись и придумали, как вынести на улицу раненного отца. Мужчина был без сознания и истекал кровью.

«Олечку, я помню, схватил молоденький сержант и потащил на улицу, говоря «Не бойтесь, с ней всё будет хорошо». Тогда мы с мамой увидели большую металлическую тележку, на которой перевозят багаж. Мы подогнали её к раненому отцу, аккуратно его погрузили и перетянули веревками, ремнями, чтобы не выпал. Так и вывезли папу на улицу, но не через центральный вход. Там кругом валялись трупы и искорёженные обломки. Тележке там было не пройти. Когда мы уже были на улице, приехала скорая».

Семью развезли по разным больницам, и на пару дней Иваненко потеряли контакт друг с другом. «Волновались дико», - вспоминают они. Артура выписали из больницы уже через двое суток, его мама провела на больничной койке чуть больше недели, а Оля и Олег Иваненко лечились ещё несколько месяцев.

«Когда я пришёл к маме, она была в страшной панике. Олечку со дня теракта она не видела, помнит только, что её вынес сержант, поэтому всё время спрашивала: «Где моя девочка, что с Олечкой?». Я ей объяснял по многу раз, что её вынес полицейский, сейчас она в больнице, живая, но не совсем здорова. Мама меня словно не слышала», - вспоминает подросток.

Оля провела в волгоградской реанимации неделю, потом её доставили спецрейсом в московскую больницу, где она лежала два месяца. Ещё полгода девочка реабилитировалась в санаториях Сочи и Анапы. Олега Иваненко направили на лечение в Германию, там его и поставил на ноги. Все затраты на лечение семьи взяло на себя государство. Получили Иваненко как пострадавшие и денежную компенсацию. Сейчас жизнь семьи вошла в привычное русло.

«Папа уже ходит, а Олечка вернулась в школу и сразу же записалась на несколько творческих кружков. Мама работает, а я учусь и занимаюсь программированием», – говорит Артур.

Семья Валенто

На месте взрыва были найдены тела двух подростков: 12-летнего Лёши Валенто и его двоюродного брата, 11-летнего Саши Долгих. Мальчишки были в зале ожидания вместе с отцом Лёши – Владимиром Валенто, но буквально за пять минут до взрыва убежали к досмотровой зоне, чтобы посмотреть, как просвечивает сумки интроскоп. Братья находились слишком близко к эпицентру взрыва, поэтому их тела были сильно обезображены, на опознание ушло несколько дней.

«О детях особенно тяжело говорить, ангелочки так и не пожили толком. Мужчина, который был с этими мальчишками, уже после взрыва, на улице, как заклятый спрашивал: «Где мои мальчики? Вы видели моих мальчиков? Что с ними? Они убежали у меня сорванцы к досмотровой ленте!». Он сам был сильно травмирован осколком и местами терял сознание (Владимиру Валенто оторвало ногу, - прим. ред.). Когда осматривали тела на месте взрыва, я по одежде заметил мальчишек этих, вернее их останки. От взрыва их просто разорвало, как арбузы! Но их родственнику не стали ничего говорить, ему и самому нелегко было», - рассказывает таксист Давид Аратунян, который после взрыва помогал пострадавшим выбраться на улицу.

Давид Иванович

Давид Аратунян – местный таксист, работает на привокзальной площади. Его старенькую чёрную «Волгу» там знают почти все, таксисты и сотрудники вокзала с уважением называют его Давид Иванович. 29 декабря его машина, как обычно, стояла на привокзальной площади. Когда грохнул взрыв, Давид Иванович сразу же побежал помогать пострадавшим. Мужчина оказался внутри первым.

«Когда я бежал к вокзалу, люди, наоборот, в панике, как крысы, бежали оттуда. Таксисты стали заводить свои машины и разъезжаться, или же просто стояли, раскрыв рты, и глазели! Я понимаю: многие боялись второго взрыва, так и я тоже! Но нравственные качества оказались сильнее страха, - делится воспоминаниями Давид Иванович. - Когда я забежал на вокзал, там ещё догорали куски искорёженного металла и человеческое мясо. После меня появился тот хиленький сержант, молодой совсем, он был ранен осколком в ногу, но ходил сам».

За несколько минут до взрыва Давид Иванович и сам был внутри вокзала. Знакомые попросили его обменять билеты в кассе, но была большая очередь, и Аратунян решил зайти позже. Таксист уже вернулся к машине, когда услышал взрыв. По его словам, скорая помощь и другие экстренные службы добирались до вокзала слишком долго: первая карета скорой помощи приехала через 27 минут, оцепили место происшествия только через 40 минут.

«Мы с сержантом стали вытаскивать пострадавших на дверях, которые вынесло взрывом, и доламывали остальные, чтобы хватило всем. Там была маленькая девочка, Олечка, она пострадала сильно. Я и говорю этому сержанту: хватай её и неси. Вижу, что он худенький и майора здорового из транспортной полиции ему не унести. Сержант хватает малышку, а я майора поволок этого здоровенного. Оттащил его в VIP-зал, там спокойно всё было. Потом к нам на помощь подлетело ещё двое, потом ещё и ещё. Так нас человек восемь набралось. Так ведь мы большинство раненых-то и вынесли на улицу. Когда скорая приехала, там и выносить-то некого уже было! И то, что там в СМИ понаписали, якобы медики-герои вытаскивали пострадавших на носилках – полный бред! Люди по 10-15 минут лежали на улице на дверях, тогда ещё и снег шёл, было мокро и грязно. Помню женщину, у неё ногу почти оторвало, так ведь пока ждали медиков, она умерла от потери крови! А те приехали и сами в панике носились – у них препаратов не хватало», - сокрушается таксист.

Давид Иванович говорит, что волгоградские службы спасения были не готовы к произошедшему, а всеобщая неразбериха и неслаженная работа стоили людям жизней. Не стал теракт в Волгограде, по воспоминаниям Аратуняна, исключением и в плане сопутствующему таким бедствиям цинизму людей. Возможность получить денежную компенсацию от государства не упустили и появившиеся из ниоткуда аферисты, а также те, кто серьезно не пострадали.

«Многие стали наживаться на трагедии: подходили и регистрировали свои царапульки, кто-то ныл и утверждал, что он герой и вытаскивал тут всех. В общем, всё было по обычной схеме: многим была важна именно компенсация! – эмоционально продолжает свой рассказ Давид Иванович. – Я же тихонько откланялся, не стал регистрироваться, хотя и получил травму. Когда мы на двери вытаскивали четвёртого или пятого пострадавшего, я оступился и ударился головой об дверной косяк. Из-под моей тюбетейки сочилась кровь, но я рукой махнул на это. Понимаешь, голова совсем о другом думала: о людях – им нужна была помощь, а не мне! Офицер-здоровяк, которого я тащил, лихо подскочил регистрировать свои травмы, а так всё валялся и стонал. И спасибо мне даже не сказал. Наживаться на такой страшной трагедии – это против всех божьих законов».

Давид Иванович продолжает таксовать на своей чёрной «Волге», почти каждый день его можно увидеть на привокзальной площади. Он уверяет, что ему не нужны фанфары и награды, а вот простая человеческая благодарность обрадовала бы мужчину. Он говорит, что часто видит здесь многих участников тех событий – полицейских, сотрудников вокзала. Но никто так и не сказал ему спасибо.

Сержант Сергей Животов

Полицейский Сергей Животов – тот самый сержант, который помогал Давиду Ивановичу выносить пострадавших. Семья Иваненко запомнила его как «спасителя Олечки». Животов первым сообщил командиру о взрыве. Как вспоминает комроты Владимир Перепёлкин, назвать точное количество жертв сержант не смог - был ранен осколком в ногу и контужен.

«Я стоял спиной к центральному входу, - объясняет Сергей Животов, стоя на том же месте. - Показывая на табло, я что-то объяснял мужчине про прибытие поездов, в этот момент раздался взрыв. Потом в ужасном состоянии, в помутнении, я вышел на перрон. Я стоял буквально в нескольких метрах от взрыва, чудо меня спасло. Говорят, я в рубашке родился».

 

Сергея госпитализировали в больницу №25. Палаты были забиты тяжелоранеными, поэтому медицинскую помощь ему оказали в коридоре и остановили кровотечение.

«Уже в больнице ко мне начал возвращаться рассудок, и тогда я стал переживать за своих коллег, за тех, кто находился к взрыву слишком близко. Я понимал, что они мертвы. Но почему-то не хотел этого воспринимать и на что-то ещё надеялся. До сих пор каждого помню, мы все долго работали плечом к плечу. Многих друзей не стало», - рассказывает Сергей Животов.

Семья Маковкиных

Поразительное сходство: словно передо мной сидит знакомый по фотографиям погибший герой-полицейский Дмитрий Маковкин, который остановил террориста-смертника. Александр Маковкин работает в линейном отделении транспортной полиции уже четыре месяца. Командир роты Владимир Перепёлкин Сашу хвалит, говорит, что он такой же смелый и ответственный, как его брат Дима.

 

В момент теракта Александр был в Новороссийске, где работал в службе безопасности завода «Абрау-Дюрсо».

«Как только мне сообщили о трагедии, я сразу поехал в Волгоград, чтобы успеть на похороны Димы. Хотел проводить в последний путь, – Александр отворачивается, чтобы спрятать слезы. – Мне очень тяжело без него, он был для меня настоящим братом, я стремился всегда быть как он: весёлым и позитивным, душой компании, но в то же время строгим и справедливым».

Александр удивительно похож на брата, многим из сотрудников даже становится не по себе: «Как будто с нами снова Димка работает», - поговаривают они.

«Мне очень тяжело без него, поэтому на похоронах брата я принял решение идти работать на его место. В этот же отдел и на этот же вокзал, так мне легче», - объясняет Александр.

В роте, где служил Дмитрий, часто вспоминают о нём. В честь героя сослуживцы организовали городской турнир по боксу, который станет ежегодным.

«Сейчас у нас в планах привлечь на этот турнир боксёров со всей области, а потом и всей России. Присвоить ему категорию «В», чтобы победители могли получать разряд КМС. Хочется, чтобы его имя знало как можно больше молодёжи, на таких, как он, равняться нужно», – рассказывает Владимир Перепёлкин, командир отдельной роты ППС Волгоградского ЛУ МВД России на транспорте.

За месяц до смерти 29-летний Дмитрий Маковкин сделал предложение любимой девушке, но сыграть свадьбу не успели – торжество было назначено на начало января.

Семья Наливайко

Елена Наливайко работала на железнодорожном вокзале вместе со своим погибшим сыном Сергеем, инспектором досмотра. В день трагедии он работал в той зоне, где самоподорвался смертник. Мать и сына разделял зал ожидания. Его и полицейского Дмитрия Маковкина по указу президента России посмертно наградили Орденами Мужества. Говорить о сыне Елене тяжело, женщина всячески избегает общения с прессой.

«Для меня праздник Новый год перестал существовать в день теракта. Его больше нет, как и моего сына. Вспоминать я ничего не хочу, это тяжело».

У 29-летнего Сергея остались жена и 3-летний сын.

Реконструкция вокзала изнутри закончилась ещё в мае, открытие фасада запланировано на годовщину теракта, когда родственники придут возлагать цветы к мемориальной доске.

Теракт в троллейбусе №15А на улице Качинцев

30 декабря в 8 часов 20 минут троллейбус №15А отъезжал от остановки «Качинское училище» и был переполнен пассажирами, направлявшимися из спального района в центр города, на учёбу и работу. Рядом с местом взрыва находится Качинский рынок, где в преддверии Нового года отоваривались горожане. Террорист-смертник совершил самоподрыв в середине салона. Взрыв превратил троллейбус в груду искорёженного металла, а в соседнем доме и рыночных павильонах вынесло окна.

«Словно бог меня отвёл от беды! – рассказывает продавец Любовь. – Троллейбус взорвался прямо напротив моего павильона. Рынок работает с 9 часов утра, а взрыв произошёл в 8:20. Я ещё думала приехать пораньше и начать выкладывать товар, но уже на остановке передумала и вернулась домой. Потом звонок – говорят, что мой павильон пострадал в результате теракта, я выехала туда, но на место никого не пускали. Оцепление выстроилось по всей дороге. Крики, плач женский и детский, от троллейбуса ничего не осталось. Обезображенные трупы свисали из салона, в таких позах, будто хотели спастись прям перед самым взрывом. Ужасное зрелище! Говорили, там 8-месячный малыш пострадал, а его мама погибла. Малютку тогда отвезли в больницу и ждали, когда на пороге появится хоть кто-нибудь из его родных».

Когда женщине удалось попасть в свой павильон, она ужаснулась. Все манекены были насквозь пробиты осколками. Особенно сильно пострадал тот, который стоял возле кассы в нескольких сантиметрах от её рабочего места.

«Тогда-то я убедилась, что всё-таки есть бог на земле», - добавляет Любовь.

По словам техников, мощность взрыва составила не менее 4 кг в тротиловом эквиваленте. Бомба была начинена металлическими поражающими элементами. В результате теракта 14 человек погибло на месте и ещё 27 получили ранения различной тяжести, среди погибших и пострадавших были дети.

«Утром того дня я находилась дома. Услышала хлопок, сигнализации у машин сработали. Ноги у меня больные, быстро от комнаты до кухни добраться не смогла. Когда на кухню зашла, ахнула. Батюшки, все окна вылетели, иконки попадали, кот мой Тихон лапу поранил. В окно-то гляжу, а там дымина, я очки надеваю, и, боже правый, лучше бы не надевала! Я увидела троллейбус, он напоминал кучу металла, а внутри и рядом лежали трупы. Маленький свёрточек – похоже, это был малыш в комбинезоне, который лежал прямо на земле, двигал ручками. Раненые лежали, протягивали руки, просили помощи, кто-то пробовал встать, но тут же падал. Мужики из машин повыскакивали и из дому ребята. Стали помогать до приезда скорой», - с ужасом вспоминает пенсионерка Зинаида Петровна.

После увиденного у бабушки поднялось давление и она ушла спать, чтобы прийти в себя.

 

Младенец, о котором рассказывали очевидцы, действительно был. Врачи констатировали у малыша множественные ранения, из-за которых он впал в кому. Известно, что его мама погибла при взрыве. Доподлинно узнать судьбу малыша не удалось – в СМИ писали, что он не выжил, а среди местных жителей ходит слух, что сейчас он находится в доме ребёнка.
Оцепление на месте теракта выставили в течение часа, а медикам на этот раз удалось добраться быстрее всех. По иронии судьбы, взорванный троллейбус начинал свой путь от областного больничного комплекса №25, где находились пострадавшие от взрыва на железнодорожном вокзале. Туда же отвозили и пострадавших второго теракта.

«Я со страхом вспоминаю те рабочие дни. В больнице было столько раненых, будто в военные годы. Молоденькие сестрички психологически с этим не справлялись. Хирурги оперировали пострадавших днями и ночами, многие с ног валились уже. А какой был ужас, когда пациенты умирали! Это сеяло панику среди остальных пострадавших. После двух терактов многим врачам и самим нужна была помощь психолога или кардиолога», - рассказала корреспонденту АН «Между строк» медсестра 25-ой больницы.

Врачей не хватало и на месте взрыва. Солдат-срочник Михаил Белкин, который провёл сутки в оцеплении на вокзале, вспоминает, что на улице Качинцев медики просили помочь загрузить раненых, а иногда и укол поставить.

«Когда мы стояли на ж/д вокзале, наш командир батальона получил распоряжение сколотить небольшую бригаду и отправить в оцепление на место взрыва троллейбуса. Приехав туда, мы были ошарашены – опять трупы, крики и плач родственников! Медики просили нас помочь. Сначала мы помогли пострадавшим и только потом встали в оцепление», - объясняет Михаил.

По данным правоохранительных органов, смертник до взрыва прогулялся по Качинскому рынку, затем сел в троллейбус, и, проехав метров 500, террорист привёл в действие взрывное устройство.

«У меня подруга там была, сейчас она теряет зрение и слух, но как только её оттуда вытащили, она сказала страшную вещь. Террорист, говорит, этот парень молоденький совсем был. Сначала сел, минуту проехал, а после говорит: «Ну что вы сидите, улыбаетесь, а? Сейчас я вас взорву!». Конечно, может быть это уже и выдумки, но я этому охотно верю!» - рассказывает сотрудница охраны железнодорожного вокзала Румилия Белова.

Расследование. Личности террористов и организаторов теракта

Спустя месяц после двух страшных терактов были установлены личности смертников. Это боевики так называемой «Буйнакской террористической группировки» Аскер Самедов и Сулейман Магомедов. Оба смертника прибыли в город 29 декабря окольными дорогами в грузовике, который был набит сеном.

Аскер Самедов сразу же после прибытия в Волгоград отправился взрывать вокзал, свидетели утверждают, что по пути смертник посетил дорогой ресторан «Moliere» , а после прогулялся по продуктовому супермаркету «Радеж».
Тем временем его сообщник Сулейман Магомедов отправился в Дзержинский район города на улицу Каченцев, где на следующее утро совершил самоподрыв. По одной из версий, ночь перед терактом Сулейман провёл в гостинице «Академическая», куда его пустила без документов вахтёрша, положив 700 рублей за ночлежку к себе в карман. Гостиница находится буквально в пяти минутах ходьбы от места взрыва троллейбуса.

«Да, действительно была и такая версия, якобы, смертник, который взорвал тут недалеко троллейбус, переночевал без регистрации в нашей гостинице. Здесь долгое время работали специалисты и велись следственные работы со специальным измерительным оборудованием, которое должно было выявить следы тротила в номерах, но оно ничего подобного не показало. Официально это подтвердить никто не может. Это удар по нашей репутации. Скажу одно: женщина, которую в СМИ обвинили в том, что она пустила террориста, прибрав деньги, уволилась сама. Стыдно ей и неудобно!» - прокомментировал директор гостиницы «Академическая» Алексей Никифоров.

Следователи представили в суде свою версию того, как террористы оказались в Волгограде. 26 декабря 2013 года Джамалдин Мирзаев предложил Магомеднаби Батирову, занимавшемуся грузовыми перевозками на «КАМАЗе», доставить будущих смертников в Волгоград, при этом не объяснил ему цель их поездки. За 40тысяч рублей, выданных боевиком, дальнобойщик купил 188 тюков сена, под которыми террористы спрятались в грузовике. В помощники дальнобойщик Батиров пригласил брата Тагира.
Братья высадили смертников у посёлка Дубовый Овраг в Волгоградской области 28 декабря. Переночевав в частной гостинице «У Эльмиры», смертники отправились в областной центр. На следующий день Аскер Самедов подорвал себя в здании волгоградского вокзала. Спустя примерно час после этого теракта Сулейман Магомедов поселился в гостиницу «Академическая», а утром следующего дня совершил самоподрыв в рейсовом троллейбусе.

5 декабря 2014 года суд вынес приговор Алаутдину Дадаеву и Ибрагиму Магомедову, которые по приказу главаря изготовили и начинили поражающими снарядами бомбы, предназначенные для подрыва в Волгограде. Гособвинение запросило для них по 20 лет колонии строгого режима, а братьям-дальнобойщикам Батировым — по 3 года 6 месяцев. Суд назначил 19-летние сроки соучастникам терактов и по 3 года и 10 месяцев их пособникам. Защитники собираются обжаловать приговор.
Лидера «Буйнакской террористической группировки» Джамалдина Мирзаева сотрудники ФСБ уничтожили в феврале 2014 года.

Автор: Кристина Май
Фото: АН «Между строк», соцсети