«Чтобы утонуть, достаточно одного вдоха». Страшные истории от тагильских спасателей

«Чтобы утонуть, достаточно одного вдоха». Страшные истории от тагильских спасателей

В воскресенье в Нижнем Тагиле стояла непривычная жара и многие отмечали День рыбака у водоёмов. Спасатели Центра защиты населения дежурили у Выйского пруда и напоминали о правилах поведения на воде, но отдыхающие слушали невнимательно, расслабляясь в воде и на берегу, некоторые распивали алкоголь. Когда стало известно о трагедии, которая случилась у посёлка Песчаный в районе Евстюнихи на реке Тагил (там утонули два брата 8 и 17 лет), спасатели объявили о происшествии в громкоговоритель.

«Люди сразу стали доставать детей из воды, собирать вещи и уходить», — рассказывают дежурные.

У водолазов и спасателей есть немало историй о том, как нелепая случайность превращалась в большое семейное горе. Пережить чужие трагедии порой непросто даже профессионалам, и они увольняются, чтобы больше никогда не доставать из воды детские трупы. Для профилактики несчастных случаев нет ничего эффективнее реальных случаев, которые произошли совсем рядом — в Нижнем Тагиле, на мелкой глубине и на глазах у случайных свидетелей. Журналист АН «Между строк» Екатерина Пономарёва записала страшные истории и выяснила, как не допустить трагедии, отдыхая у воды и на природе.  

 «Утонуть можно даже у берега»

Этим летом на территории города и в его окрестностях официально нет ни одного безопасного водоёма, в котором можно купаться. Чтобы организовать купальную зону, нужны спасательный и медицинский посты, питьевые фонтаны, места для переодевания, песок и детская зона. Также водолазам необходимо обследовать дно водоёма, а вода должна соответствовать санитарным нормам. Ни один пляж в Нижнем Тагиле не подходит под вышеперечисленные критерии, но это не останавливает горожан. Чтобы избежать несчастных случаев на воде, с прошлого года спасатели дежурят возле водоёмов.

«Выставлять передвижные посты начали для того, чтобы напоминать купающимся о безопасности. С собой у нас есть специальное оборудование и аптечка. Мы сидим в машине с 13:00 до 17:00 и периодически по громкой связи говорим детям и взрослым, чтобы далеко не заплывали», — рассказал начальник поисково-спасательной станции (ПСС) Владимир Александренко.

Но машина, на которой дежурят спасатели, — одна, и находиться постоянно на всех городских купальнях они не могут. Поэтому начальник поисково-спасательной станции просит напомнить, что даже маленькая глубина таит в себе опасность.

«Самое страшное — это первый вдох воды. Наверное, с каждым было: когда пьёшь чай, в дыхательные пути попала жидкость, и ты откашливаешься. Это всего капля. А бывает, что человек идёт по берегу, на что-то наступил, упал от боли и даже на самой маленькой глубине по инерции делает первый вдох, а от воды сразу теряет сознание. Здесь (на Выйском пруду. — Прим. ред.) утонула семилетняя девочка. Вместе с семьёй она пришла искупаться. Купались, всё было хорошо, жара, народу много. Когда возвращались домой, девочка сказала, мол, сейчас я вас догоню, сланцы только ополосну. Родители заметили, что её долго нет, пришли обратно. Никто ничего не знает, позвали нас, мы приехали, походили, посмотрели там, где нам показали, ничего не нашли. Начали смотреть дальше от берега — тоже ничего. На третий день в четырёх или пяти метрах от берега всплывает в платьишке и с одним сланцем. Видимо, ополаскивала и споткнулась, сделала вдох и легла», — рассказал Владимир Александренко.

Как только человек вдыхает воду, у спасателей есть всего шесть минут, чтобы «откачать» его. Сначала наступает клиническая смерть, а затем — биологическая. Пока человек идёт ко дну, он без сознания продолжает дышать, только уже водой. Спасение в такой ситуации — большая редкость. Если утонувшего быстро достают, из носа и рта идёт кровь от разрыва лёгких.

К такому не привыкнешь никогда, говорят водолазы. Часто специалисты отказываются работать из-за плохой видимости в тагильских водоёмах. По словам Александренко, если под водой посмотреть на руку, то её не увидишь на расстоянии четырёх сантиметров. Поэтому нашим спасателям приходится работать на ощупь, что занимает больше времени. Но тяжелее всего пережить те рабочие дни, когда приходится доставать из воды маленькие тела детей.

«У нас несколько лет назад на Руше женщина пошла купаться с сыном, подружкой и соседским ребёнком, возраст лет 8-9. Дети забрались на надувного дельфина, плескались, а взрослые наблюдали, но недолго — через час уже отвлеклись. А потом кто-то увидел, что дельфин далеко плавает, метров 300 от берега, а на нём никого. Видимо, прошёл катер и от волны оба ребёнка перевернулись. Мы искали день — не нашли. На второй приехали, начали работать два водолаза. А у нас же поиск идёт на ощупь, приходится прощупывать всё дно. Ногой что-то задел, разворачивается и трогает руками уже. Один из водолазов наткнулся на ребёнка. Подумал, раз они были вместе, значит, второй где-то рядом должен быть. И чтобы место не терять, он взял ребёнка в руки, дал запасной сигнал, что нашёл, и начал с ним ползать по кругу. Нашёл второго. А Саша, он у нас работал 8 лет, многое повидал, в тот момент стоял на страховке и принимал детей. Как только принял, отошёл в сторонку и сел. После на расчёт подал. Больше, говорит, не смогу».

По словам начальника ПСС, дети тонут нечасто, но иногда всё же «выстреливает». На самом деле, 90% утопленников — это люди, которые полезли в воду в алкогольном опьянении. В жаркую погоду тагильчанам хочется посидеть дружной компанией на берегу реки, отдохнуть, расслабиться, немного выпить. Но потом включается режим «пьяному море по колено».

 «У парня родился сын, они вместе с коллегами поехали отмечать. И сразу договорились, что в воду не полезут. Прошло какое-то время, они на спор решили переплыть озеро. Три человека развернулись на середине, двое поплыли дальше. Один из них говорит: "Нет, я не доплыву". Пошёл в обход. Второй всё же поплыл. И только середину пересёк, силы его покинули. Он какое-то время пробулькался, а потом стало всё равно. Он не думал ни о новорождённом сыне, ни о себе, ни о чём. И уже всё, опускает ноги, ничего уже не соображает. Но ему повезло. Только ноги начал опускать, почувствовал дно», — говорит спасатель.

Водолазы рассказывают, что всегда найдётся тот, кто скажет: «Со мной такого не случится, я плаваю как рыба». Но, как показывает практика, тонут даже мастера спорта по плаванию.

«В парке Бондина на катамаране отдыхали два молодых человека, не пили. Обоим по 18-19 лет. Один из них мастер спорта по плаванию, выступал за Тагил на области, на России. Жара. Он говорит, мол, надо охладиться. Нырнул с катамарана, и больше его никто не видел. Перегрелся на солнце. А когда ныряешь, верхний слой воды тёплый, а ниже холоднее, и у него из-за контраста мотор (сердце. — Прим. ред.) сразу отказал».

Многие уверены, что тонущий человек сможет позвать на помощь, но на самом деле это не так. Спасатели уверяют: в подавляющем большинстве случаев люди тонут молча и быстро. Чтобы помочь человеку, который оказался в беде, спасающему важно реально оценивать свои силы и помнить о том, что, когда человек тонет, он старается схватиться за всё, что видит, поэтому даже сам спасающий может оказаться в беде.

Главное правило при спасении утопающего — подплывать к нему со спины. Если человек не видит, что ему помогают, то не сможет травмировать и тем более погубить своего помощника.

После того как вы подплыли сзади, нужно аккуратно обхватить утопающего за шею или грудь и доплыть таким образом до берега, где будет возможность вызвать скорую помощь.

«Идут в лес неподготовленными»

В хорошую погоду опасность поджидает людей не только в воде. Конец июля — время ягод и грибов. Любители-собиратели рвутся в лес, но большинство грибников и ягодников в чащу идут неподготовленными к сюрпризам природы.

«Люди считают, что знают лес лучше лесников. Как правило, идут неподготовленные, без тёплой одежды, без спичек, ножей. Не думают о том, что может усилиться ветер или начаться дождь», — рассказал начальник поисково-спасательной службы Центра защиты населения и территории Нижнего Тагила Юрий Миенков.

Чаще теряются люди пожилого возраста: в любой момент им может стать плохо, а рядом никого не будет. Также у людей преклонного возраста могут быть проблемы с памятью. Однако в лесные ловушки нередко попадают и родители с детьми. Важно знать несколько правил.

«Лес для ребёнка опасен. Поэтому, если вы идёте в лес, для детей должно быть и питьё, и еда, и тёплые вещи, чтобы, если даже заблудились, можно было согреться, развести костёр и ждать спасателей. Самое главное — не оставлять детей без присмотра. Что касается медведей, у нас они, конечно, водятся, но сейчас они уже сытые, поэтому на человека не нападут. Но в любом случае, если увидели медвежонка, значит, где-то рядом ходит мама-медведица, поэтому нужно аккуратно отойти, не привлекая внимания медвежонка, и переждать, пока они уйдут», — советует спасатель.

Самое главное в лесу — умение ориентироваться. В век технологий это сделать гораздо проще. Если раньше людям приходилось находить обратный путь по компасу, солнцу или народным приметам, то сейчас достаточно посмотреть в навигаторе свои координаты и либо попробовать выбраться самим, либо сообщить их спасателям. Но даже в таких условиях, отмечает Юрий Миенков, люди пропадают из-за неподготовленности.

Всего в Нижнем Тагиле 20 спасателей и 6 водолазов. Как только им поступает сигнал, они садятся в укомплектованную машину. В ней находятся аптечка для оказания первой медицинской помощи, снаряжение для работы на высоте, лестница, круги, спасательные жилеты. Чтобы добраться до места назначения, в среднем спасателям нужно 15 минут. Но даже с такой подготовкой и быстрым реагированием профессионалы не всегда успевают спасти человека. Чтобы избежать несчастных случаев, МЧС призывает тагильчан быть аккуратными на воде и суше, соблюдать правила, не оставлять детей без присмотра и не злоупотреблять алкоголем.