«Что важнее: живой ребёнок или несколько лишних копеек?» Разбираемся, почему Нижний Тагил не может навести порядок с прокатом лошадей

«Что важнее: живой ребёнок или несколько лишних копеек?» Разбираемся, почему Нижний Тагил не может навести порядок с прокатом лошадей

В парке им. Бондина в центре города, на площади Славы на Вагонке, а теперь и в парке «Народный» на Вые с утра до вечера прохожим предлагают прогулку на лошадях, пони, верблюдах и оленях. Все всё понимают: одним нужны деньги, другим — эмоции. Истории о травмированных ранее людях со временем забываются. Забылась громкая история 2018 года, когда пострадали два ребёнка, упав во время катания с животных. Забылась и история 2017 года, когда на Театральной площади испуганная фейерверками лошадь сбила с ног 55-летнюю женщину. Пострадавшая получила травму головы и шеи.

Но есть и те, кого назойливость лошадников возмущает, кому от запаха экскрементов становится дурно, а самих животных очень жалко. Эта категория людей негодует, требует прокат на территории города запретить, но проблему это возмущение никак не решает. Мы пообщались и с лошадниками, и с профессиональными дрессировщиками, и с депутатом Госдумы, и с местными чиновниками, чтобы понять главное: регламентируется ли хоть как-то этот спорный бизнес в Нижнем Тагиле, а если регламентируется, то какими штрафами наказывают нарушителей? Как живут и что едят «прокатные» животные и когда эта услуга перестанет источать дурной запах?

В Нижнем Тагиле услуги катания на лошадях, верблюдах и оленях оказывают несколько компаний. В основном это конные клубы, которые в обычное время обучают верховой езде, проводят конные прогулки.

Один из них — конный клуб Sirius. В Тагиле прокатом занимается последние пять лет. От клуба в городе работают четыре пони и 25-летний верблюд Василий. Чаще всего их можно увидеть в «Народном». Именно там тагильчане в последнее время жалуются на неприятный запах и продукты жизнедеятельности животных. В конном клубе настаивают, что всегда убирают за животными. Питаются они два раза в день в конюшне, а когда работают в городе, пьют только воду.

«Едят и пьют утром и вечером дома, на работе их поят. Лошади едят очень много сена и немного концентратов, овёс, отруби — примерно 3 кг на каждую. Пони — до 1 кг, верблюд ест меньше сена, но намного больше концентратов — до 15 кг за раз. Лошади не ходят в город, они работают на базе конного клуба. В основном у нас вывозят четыре пони и верблюда, за ними ходит человек, отвечающий за чистоту, всё подбирает, складывает в мешки, потом всё это увозят на конюшню», — отмечают в клубе.

По словам девушки, раньше они предоставляли тагильчанам шлемы для проката, но родители чаще всего отмахивались, и в конце концов их предлагать перестали. Но тем не менее, как уверяет администратор, за несоблюдение правил безопасности работников иногда штрафуют.

«За пять лет у нас было два падения без плохого исхода, всегда всех ловили на лету, так сказать. Падали по причине того, что дети скатывались. Или когда лошадь отряхивалась — они это делают как собаки, — говорит администратор Карина. — Мы одно время катали со шлемами, но на это как-то не особо обращают внимание сами же родители. В клубе все всегда экипированы, но там и прогулки длительные. Пони у нас спокойные, девушки всегда держат ребёнка. Если нужна помощь, нами оплачивается помощник, — добавляет Карина. — В городе их сопровождает совершеннолетний ответственный, который отвечает за всех животных. А на животных работают подростки от 16 лет, которые сначала проходят инструктаж и стажировку».

Конный клуб «Космос» тоже катает тагильчан — на лошадях, пони и верблюде Маше. Маше всего пять лет, большую часть жизни она живёт в Нижнем Тагиле, на работу в город выходит по выходным и праздничным дням, в остальное время работает в других городах или отдыхает в конюшне и пасётся с коровами в поле.

«До этого мы держали маленькую ламу, ну это же тоже семейство верблюдов, и нам захотелось что-то покрупнее. Вообще у нас и коровы, и козы, и бараны есть, поэтому решили какую-то экзотику приобрести. Ламу продали и взяли верблюда. Верблюды неприхотливые, едят мало. Она вообще в 10 или 11 утра уходит, сама гуляет, пасётся в поле, сама себя прокормит. Вечером, часам к 10, возвращается. В основном она с коровами ходит. А в городе чувствует себя комфортно, для неё это хоть какое-то разнообразие. Её часто заказывают в другие города как экзотику на фотосессию, на праздники. Заказывают на дни рождения часто. И главу города покатать», — рассказывает директор конного клуба Ляйсян Хамраева.

За верблюдом ухаживать проще, отмечает девушка: Маша ест меньше, чем лошади, и нетребовательна в лечении.

«Лошади, в отличие от верблюда, более требовательны со здоровьем. У лошадей могут начаться колики, когда они переедят. Клевера объедятся, и опять колики начнутся. Едят лошади гораздо больше, чем верблюд, их не выпустишь в поле пастись, они могут за любым человеком увязаться и уйти, да и убираться у них надо чаще», — отмечает Ляйсян.

Также в конном клубе рассказали, что кормят животных утром и вечером. В ход идут овёс, комбикорм и овощи. Во время работы в городе они ничего не едят, только пьют воду из тагильского пруда.

«Пить они должны обязательно, а с едой потерпят до вечера. Как раньше, на войне, там вообще ни одна лошадь не паслась, не ела до позднего вечера. Ничего страшного с ними не будет», — заключает девушка.

Не согласны с таким подходом к рациону животных профессиональные дрессировщики. По словам известной дрессировщицы Маргариты Мальцевой-Звягиной, питаться лошади должны на протяжении всего дня, чтобы выделялся желудочный сок.

«Это неправильно и невозможно, потому что, если она будет так питаться, у неё может появиться язва. У лошади должен постоянно выделяться желудочный сок, она должна постоянно есть сено. Мы кормим кашами, овсом, отрубями три раза в день. Помимо этого, мы постоянно даём сено. Лошадь без овса прожить может, а вот без сена — нет. При этом они обязательно должны пить три раза в день, без этого могут быть колики», — говорит Маргарита Мальцева-Звягина.  

Дрессировщику верблюдов Константину Растегаеву мы показали фотографии верблюдов из тагильских конных клубов, которые занимаются прокатом.

«Здесь видно, что горбы полные, поэтому они опустились либо с возрастом, либо потому, что верблюд облокачивается на одну какую-то сторону постоянно. У меня верблюд, например, постоянно спит на одной стороне, у него из-за этого горб загибается. Горбы могут ложиться в зависимости от рациона. Например, сначала кормили одним и горбы стояли, потому что жира было много, а потом рацион изменился, питание урезали и горбы начали ложиться. То есть горб ещё тяжёлый, но из-за того, что он не наполняется полностью, он начинает опускаться. Потом он уже не поднимется, как бы ты его ни кормил, — отмечает Константин Растегаев. — Мы кормим верблюдов утром и вечером овсом, кашей или овощами, но при этом сено у них есть постоянно, потому что это жвачные животные».

Дрессировщики настаивают: животные должны постоянно жевать сено и пить на протяжении всего дня чистую воду. Как рассказал директор Нижнетагильского цирка Руслан Марчевский, ранее он давал прокатчикам воду из цирка, которую они просили для своих животных. Однако в этом году к нему никто не обращался.  

Руслан Марчевский не первый год пытается поднять проблему с прокатчиками и решить её на уровне горадминистрации, но пока безрезультатно.

«Насколько я знаю, у нас в городе две компании, занимающиеся прокатом. С представителями одной компании мы встречались, ходили в администрацию города, обговаривали, что должно быть. Но дело в том, что одна компания была готова делать всё цивилизованно, а вторая — нет. Нужно на уровне области издать постановление о том, что у нас могут катать при определённых условиях, должен быть какой-то регламентирующий документ, — добавляет Марчевский. — Мы в прошлом году собирались, писали тот регламент, который должен быть, но дальше это не пошло. Всё должно быть как в тех же торговых точках на улице: лицензия, санитарные книжки, перчатки, сертифицированные продукты и так далее. Также у любой торгующей точки прописано: “Убрать после себя” — а здесь никто ничего не делает. В цирке пахнет сладкой ватой, а выходишь на улицу — стоит резкий неприятный запах. Компаниям, которые осуществляют прокат, нужно брать с собой какие-то мойки, иметь при себе мешки для сбора биологических отходов. Ещё важно учесть, что это незаконная предпринимательская деятельность. Если делать всё цивилизованно, то нужен безнал, чеки».

Обе компании рассказали журналисту, что зарегистрированы как ИП, зарплата у работников проката сдельная и зависит от выручки. При этом, по словам очевидцев, работают с животными молодые люди, не всегда достигшие 16-летнего возраста. Марчевский призывает прокатчиков отказаться от работников-подростков, которые не в силах справиться с животным, если что-то пойдёт не так. И просит ставить во главу угла обеспечение безопасности.

«Должны быть средства защиты — например, каски и так далее. Да, это затраты, но это и безопасность. Что нам важнее: целый и живой ребёнок или несколько лишних копеек? Затем обязательно должен быть взрослый сопровождающий, который в случае чего смог бы снять ребёнка. Потому что пристёгивать нельзя: если животное испугается и побежит, то ребёнка снять будет невозможно. Если будет сопровождающий, он прямо руками должен держать и в случае чего снимать. Также должны быть медицинские книжки у тех, кто осуществляет прокат, находится рядом с детьми и животными. Конечно, должны быть все ветеринарные свидетельства на животных. И никаких подростков — они не удержат ни верблюда, ни лошадь», — говорит Руслан Марчевский.

Также директор цирка отметил неправильную перевозку животных. Компании, осуществляющие прокат, перевозят лошадей, верблюдов и пони в обычных газелях, а это опасно.

«Существуют правила перевозки для каждого животного, и им нужно следовать. Все коневозки давно придуманы. Это узкие пространства, которые оборудованы мягкими барьерами, чтобы мозолей не было. Компании по прокату у нас в городе загружают животных в обычную газель и едут. Для верблюдов всё то же самое», — рассказал директор цирка.

Попытку навести порядок с прокатом животных в Нижнем Тагиле предприняли в конце 2018 года. Нижнетагильская городская дума внесла изменения в Правила благоустройства, обеспечения чистоты и порядка на территории города. Услуги по катанию на животных (верхом либо с использованием повозки, саней) разрешили предоставлять лишь в четырёх специально предусмотренных местах: на участке проспекта Строителей — от Театральной площади до домов № 5 и № 4, на территории Парка культуры и отдыха металлургов по улице Металлургов, в лесопарковой зоне по улице Зари за площадью Танкостроителей и в зелёной зоне по Ленинградскому проспекту — между Володарского и Калинина. В последние два года отдельным актом запрещались аттракционы по катанию на животных на время новогодних и рождественских праздников. Но бизнесмены игнорируют эти требования городских властей. И происходит это по одной простой причине — штрафы за нарушения не предусмотрены ни одним законодательным актом.

«По Правилам благоустройства территории города Нижний Тагил, принятым решением № 77 Нижнетагильской городской думы от 20 декабря 2018 года, “на территории города запрещается устраивать катание на лошадях на территориях парков, садов, скверов, бульваров” (п. 10, 11, ст. 15). В настоящее время наказание за данное административное правонарушение не предусмотрено ни в одном федеральном и областном законе. Ранее оно регламентировалось п. 1 ст. 17 закона Свердловской области от 14.06.2005 № 52-ОЗ “Об административных правонарушениях на территории Свердловской области”. Районные административные комиссии не могут выписать штраф, потому что нет статьи закона об этом. В Ленинской администрации сообщили, что обращались с этим вопросом в начале 2020 года к депутату Государственной думы А. В. Балыбердину с просьбой внести соответствующие поправки в федеральное законодательство, но развития этот вопрос не получил. На данный момент квартальные работают с теми, кто оказывает услуги по катанию на лошадях, методом убеждения, призывая их покинуть общественную территорию», — отметили в администрации города.

В конном клубе «Sirius» заявили, что они поддерживают идею организовать в городе ответственный и безопасный прокат. По словам администратора, руководство города выделяло место для проката, однако народу там было мало, поэтому пришлось вернуться в многолюдные места.

«Нужно выделить территорию, и не "где-то там", а в проходном месте, ведь любая торговая точка всегда находится в самом центре событий. Определить несколько ответственных владельцев, которые соблюдают все санитарные нормы, а не отпускают лошадей с маленькими девочками, поставить управляющего. В выделенное место мы могли бы и сено с собой возить. Если не брать во внимание место, то хотя бы проверять животных на ветеринарные обработки. И обязать всех использовать мешок под навоз, который крепится к лошади и никак ей не мешает», — поделилась администратор клуба Карина.

Депутат Государственной думы от Нижнего Тагила Алексей Балыбердин, к которому обращалась тагильская мэрия за помощью, заявил, что законопроект уже разработан и теперь должен пройти большой путь различных одобрений и согласований.

«Сейчас проект рассматривает экспертно-консультационный совет. Потом, когда он пройдёт несколько инстанций, будет принято решение — вносить или дорабатывать. Но стоит отметить, что этот законопроект не настроен на запрет. Он направлен на соблюдение всех норм и обеспечение безопасности наших детей. Должны предоставляться средства защиты, каски, жилеты и так далее. Также обязательно, чтобы все животные были привиты, детям ничего не должно передаваться. Конечно, там много ограничений, но это касается наших детей», — рассказал АН «Между строк» депутат.