Что будет с Вагонкой после выборов? «Если люди чувствуют, что стали жить хуже, они должны идти на избирательные участки и выбирать программы, которые им близки»

Что будет с Вагонкой после выборов? «Если люди чувствуют, что стали жить хуже, они должны идти на избирательные участки и выбирать программы, которые им близки»

Пять с половиной лет назад Нижний Тагил показывали по всем федеральным телеканалам. В преддверии выборов президента сотрудники «Уралвагонзавода» стали опорой Владимира Путина, который на фоне протестов богатых москвичей сделал ставку на рабочее движение. С тех пор прошло немало времени, которое запомнится всем нам триумфом на Олимпиаде, возвращением в родную гавань Крыма, усилением внешнеполитического влияния России. Но, как говорится, жизнь многогранна. Для сотрудников УВЗ эти годы были непростыми. Предприятие попало под западные санкции, а на фоне кризиса практически остановилось вагоносборочное производство. Люди оказались в так называемых вынужденных отпусках, а Дзержинский район стал самым депрессивным в Нижнем Тагиле. Разумеется, многие заводчане не понимают, почему так происходит. Кто виноват? Президент, губернатор, руководство корпорации или депутаты?

«Здравствуйте. Хочется обратиться к специалистам с просьбой объяснить, кого мы выбираем и зачем. Какую пользу я получу, если проголосую? Или, может, ну его, вообще нет смысла голосовать? Я вырос и живу на Вагонке, работаю на УВЗ сварщиком. Начальник гонит голосовать за "Единую Россию", теща по привычке за коммунистов, жена голосовать не собирается, а я сам и почти все мужики в цехе в этот раз решили за Жириновского, потому что надоело терпеть вранье и бояться, будет ли чем завтра семью накормить. Кто прав? Макулатуру, которую в ящики кидают, даже читать неохота, понятно, что там с три короба наобещали. Помогите разобраться!» – спрашивает заводчанин.

Чтобы ответить Александру, мы решили поговорить с директором Центра региональных политических исследований и экономического мониторинга, доктором технических наук Павлом Рязанцевым.

- Павел Владимирович, нас спрашивают, надо идти на грядущие выборы, или это бесполезно, потому что лучше жить люди от выборов к выборам не стали?

- Это типичное заблуждение, что выборы ничего не меняют, а за людей уже кто-то что-то решил. Если люди чувствуют, что они стали жить хуже, они, наоборот, должны идти на избирательные участки и выбирать программы, которые им близки.

- Но как эту программу выбрать? В Госдуму баллотируются 14 партий, в свердловское Заксобрание – вообще 16?

- Это непросто, согласен, хотя программы всех партий и кандидатов есть в открытом доступе. При этом у среднестатистического избирателя выбор все-таки намного уже. Если человек не является бизнесменом, то ему, наверное, не очень интересно изучать программу «Партии роста», которая нацелена на предпринимательское сообщество. Либералам неинтересны программы консервативных партий, государственникам – наоборот. Многие вообще выбирают только из четырех парламентских партий. И здесь важно голосовать не за какие-то абстрактные обещания, а за то, что важно конкретно вам. Если вы фермер, ищите программу с мощным блоком про сельское хозяйство, если врач – то, соответственно, с предложениями по реформе медицины.

- Хорошо. Вы по специфике своей работы изучили программы всех партий. Расскажите нашим читателям, за кого надо голосовать жителям Дзержинского района Нижнего Тагила и сотрудникам «Уралвагонзавода» в частности?

- Разумеется, рабочие УВЗ и в целом жители Дзержинского района, так или иначе зависящие от этого предприятия, должны искать в программах кандидатов сильную промышленную программу. Все знают, что последние годы завод живет только за счет гособоронзаказа, который тоже не вечен. «Уралвагонзавод» – особенное предприятие, очень специфичное. С одной стороны, оно зависит от перевооружения армии и экспортных контрактов, с другой – от заказов госмонополии РЖД. При этом УВЗ – градообразующее предприятие, которое нельзя просто так взять и закрыть, выгнать людей, даже если оно работает в убыток. Поэтому я бы порекомендовал заводчанам смотреть на программы, предлагающие расширение мер господдержки в отношении промышленных предприятий.

- То есть надо голосовать за партию власти, раз власть определяет, кому денег дать?

- Вовсе нет. Не надо путать исполнительную и законодательную власть. Расширение мер господдержки реализуется через бюджет, а это инструмент депутатов. Именно федеральный парламент и местное Заксобрание принимают решения, сколько денег потратить на ту или иную строку расходов. Поэтому манипуляции про партию власти здесь неуместны. Программа «Единой России», предложения правительства и позиция президента зачастую диаметрально противоположные. Если мы говорим про программу партии власти 2016 года, то ее тезисы весьма спорны с точки зрения дальнейшей судьбы «Уралвагонзавода». Несмотря на то, что они называют ОПК опорой высокотехнологичных производств, единороссы не обещают безусловной поддержки таких предприятий. В их программе говорится, что помогать будут в первую очередь рентабельным производствам, выдержавшим проверку рынка. Как существовать убыточным «АвтоВАЗу» или «Уралвагонзаводу», там не говорится.

- Понятно. А другие парламентские партии предлагают решение вопроса?

- Вы удивитесь, но системная оппозиция этот вопрос почти не поднимает. Тема новой индустриализации всегда была у коммунистов, но в этот раз про промышленность там почти ничего нет. Есть какие-то общие слова в духе «надо сделать так, чтоб всем было хорошо», но это вызывает, скорее, улыбку. При этом КПРФ настаивает на усилении изоляции страны, выходе из ВТО, отказе платить по внешним долгам. Думаю, в современных условиях это тупиковый путь. Тот же «Уралвагонзавод» зависит от импортного оборудования, у него есть ряд экспортных контрактов, на которые надо делать ставку. Я думаю, все уже поняли, что страна не может быть богатой без внешних связей в рыночной среде. Справедливороссы тему промышленности в своей программе вообще не поднимают. Эта партия сконцентрировалась на социальной политике, притом зачастую дает очень популистские обещания.

- А ЛДПР?

- Если говорить об актуальности программы ЛДПР для жителей Нижнего Тагила, в том числе сотрудников «Уралвагонзавода», то партия Жириновского как раз делает акцент на промышленности. Лозунг «Всю казну на производство!» у либерал-демократов стал основным в эту кампанию, а программа по поддержке промышленности занимает основной блок. Жириновский предлагает возрождать страну через масштабный промышленный бум, при этом деньги в производство вливать напрямую, а не через банковскую систему. Конечно, у этого подхода много противников, банковские олигархи имеют серьезное лобби в правительстве и Госдуме, можно сказать, что диктуют промышленникам свои условия. В Нижнем Тагиле, наверное, все знают, что сейчас УВЗ терроризирует «Альфа Банк», пытается обанкротить оборонный завод. С точки зрения рыночников, это нормально: не платишь – закрывайся. Но есть другой подход, который предлагает ЛДПР. Поддерживать завод, несмотря на тяжелые времена. Это правильно. УВЗ во многом обеспечил победу страны во время Великой Отечественной войны, его история насчитывает 80 лет, предприятие всегда было опорой государства. Если заводчане будут жить хорошо, выполнять госзаказ не только по оружию, но и по вагонам, то это даст толчок смежным отраслям. Сам район будет жить лучше, потому что у людей будут деньги, начнет подниматься малый и средний бизнес, появятся новые рабочие места.

- Судя по опросам общественного мнения, партию Жириновского в Дзержинском избирательном округе сейчас поддерживают, как никогда. Почему, на ваш взгляд?

- Люди не видят альтернативы. От обещаний единороссов многие устали, коммунисты тоже были 70 лет у власти, эсеры не называют людей труда своими главными избирателями. А когда жить становится невмоготу, люди видят шанс в жесткой позиции Жириновского, которая к тому же не меняется уже 25 лет.

Оплачено из средств избирательного фонда кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва по «Свердловская область – Каменск-Уральский одномандатный избирательный округ № 169» Субботина Константина Сергеевича.