Руководство госпиталя Тетюхина в интервью АН «Между строк» попросило губернатора Куйвашева спасти центр от уничтожения

Руководство госпиталя Тетюхина в интервью АН «Между строк» попросило губернатора Куйвашева спасти центр от уничтожения

«Нет никакой разницы между госпиталями в Швейцарии и в Нижнем Тагиле», — говорит исполнительный директор Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра Алексей Щелкунов, рассказывая об уничтожении уникального для региона медучреждения. Современный центр построили в 2014 году на деньги бывшего совладельца ВСМПО-Ависма Владислава Тетюхина и правительства Свердловской области. Филантроп отдал более 3,3 млрд рублей, чтобы жители города и страны могли, не выезжая за рубеж, получить на родине необходимую высококвалифицированную помощь. За 4,5 года в клинике сделали 22551 операцию. Благодаря работе госпиталя Тетюхина области удалось практически полностью избавиться от очередей на эндопротезирование. Несмотря на это, в 2017 году медучреждению запретили делать операции на позвоночнике, в 2019 году уменьшили объёмы госпитализации, также ему отказали в оплате лечения 360 пациентов в 2018 году. Последние действия областного Минздрава стали для руководства госпиталя последней каплей в чаше терпения. Если министр здравоохранения региона не согласится оплачивать оказанную людям медицинскую помощь, представители центра пойдут в суд. Накануне директор клиники Алексей Щелкунов встретился с журналистом АН «Между строк», чтобы через СМИ рассказать свердловскому губернатору, пациентам и другим заинтересованным лицам о реальной ситуации в госпитале и борьбе с Минздравом.

Алексей Владимирович, сколько денег вам должны за лечение 360 пациентов?

— Около 11 млн рублей. Эти деньги у Фонда [обязательного медицинского страхования] есть, но нет принципиального решения от областного Минздрава, он не принимает те объёмы, которые мы выполнили, по непонятной для нас причине. Но суть даже не в этом: люди сами выбрали из всех учреждений именно наше, они пришли к нам, и мы не имели права им отказать. Этим людям необходима была помощь, исходя из медицинских показаний, и она должна была быть им оказана. Поэтому мы выполнили не 4519 госпитализаций, а 4879. Мы направили уже предсудебную претензию на имя [министра здравоохранения Свердловской области Андрея] Цветкова. Если навстречу нам не пойдут, мы подадим исковое заявление в суд. Такие прецеденты в России уже были, суд вставал на сторону пациентов, граждан, которые по Конституции РФ имеют право на оказание помощи в любом медицинском учреждении страны.

В этом году центру придётся сократить объёмы госпитализации. Многие СМИ писали об этом, но допустили в публикациях серьёзные неточности. Какие именно «квоты» недодали госпиталю и кто в этом виноват?

— Имеется в виду территориальная программа ОМС. Это специализированная помощь и некоторые виды высокотехнологичной медицинской помощи, например эндопротезирование тазобедренного сустава. В Свердловской области распределением объёмов занимается специальная комиссия во главе с Цветковым. Также в неё входят представители фонда, медицинских организаций. По протоколам заседаний на 2018 год нам было утверждено 4519 госпитализаций, на 2019 год — 3506. На этот год объёмы утвердили 27 декабря 2018 года, при этом нам заранее о сокращении никто не сообщал, просто поставили перед фактом.

Почему тогда Минздрав сообщил журналистам о том, что «квоты никто не отменял, а сумму не уменьшали»?

— Всех, в том числе журналистов, с сути сбила терминология. Минздрав, когда услышал слово «квоты», подумал, что речь идёт о втором разделе — высокотехнологичной медицинской помощи, не погружённой в базовую программу ОМС. Мы по этому направлению с 2014 года имеем госконтракты с правительством Свердловской области. Такие виды помощи, например эндопротезирование коленного сустава, могут быть оказаны жителям региона за счёт средств областного бюджета. Но это вторая часть программы госгарантий, которая не входит в базовую программу ОМС. Поэтому и Минздрав сказал, что ничего не уменьшилось.

Из того объёма операций, который мы сделали с сентября 2014 года (22551 вмешательство), 98% выполняется в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи. 75% из них приходится на ОМС, 23% — на госконтракты с областным Минздравом, правительством региона. Ещё 2% — это коммерческие госпитализации.

Вам сократили объёмы госпитализации, отказали в оплате лечения 360 пациентов. Владислав Тетюхин считает, что госпиталь «планомерно уничтожают». Вы как думаете, с чем связаны такие действия Минздрава?

— Не могу сказать, но это перераспределение… Понимаете, меньше-то объёмов не становится. Объёмы медицинской помощи растут в отношении подведомственных клиник и снижаются в отношении прочих, в том числе государственно-частных клиник. Нам это вдвойне удивительно, потому что это Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр — совместный проект с правительством Свердловской области, оно владеет соответствующим пакетом акций, вложило в него 1,2 млрд — средства из регионального бюджета.

Путин уже обращал внимание Куйвашева на сокращение объёмов оказания бесплатных медицинских услуг в клиниках региона, нерегулярное получение льготных лекарств, перевод муниципальных единиц в платные учреждения. Вот сейчас Цветков чего добивается? Он подставляет губернатора просто. Более того, в «Пятилетке развития» у Куйвашева одно из приоритетных направлений — увеличение продолжительности жизни, там говорится о том, что нужно развивать здравоохранение. Поэтому у Владислава Валентиновича и появились фразы типа «это делают враги народа» и т. д. Это на самом деле так, если смотреть с точки зрения защиты прав и интересов пациентов. Мы видим, где интересы пациентов, а где — Минздрава, это большая разница. Мы катимся в пропасть, дальше так продолжаться не может, рано или поздно придётся принимать кардинальные решения.

Насколько сегодня вообще загружена клиника?

— На 47%. Если брать основное направление — ортопедию и вертебрологию, — центр рассчитан на 4500 операций в год. Это то профильное направление, ради которого создавалось медучреждение, его специализация. Что касается профильных направлений, которые тоже развёрнуты в центре (лор-отделение, гинекология, урология), по ним центр обладает мощностями 2800–3200 операций в год. В целом мы выходим на 7700 операций в год (по проектным мощностям).

Я так понимаю, с учётом низкой загруженности о самоокупаемости или заработке средств центром говорить даже не приходится?

— Мы не ставим сейчас перед собой такие задачи, у нас незагруженный центр. Кроме того, он изначально создавался Владиславом Тетюхиным с другой идеологией. Не было задачи окупать инвестиции, но центр должен работать и иметь самостоятельную экономику. Не знаю, хорошо это или плохо, но для Владислава Валентиновича — это не бизнес.

Зарплата врачам и содержание центра стоят немалых денег.

— Да, и нам их не хватает. Здесь несколько факторов. Первое — это то, что центр недозагружен. Второе — мы работаем, к сожалению, по не совсем справедливым тарифам, даже если сравнивать их с тарифами на оказание высокотехнологичной помощи в подведомственных Минздраву организациях. Для нас тарифы меньше, стоимость оказания услуг доходит до 52% от стоимости тарифов, утверждённых в программе госгарантий. Определяются они Минздравом региона.

В соседних регионах остаются большие очереди на эндопротезирование, в том числе суставов колена, пациенты готовы сюда приехать. Но такой возможности — бесплатно оказывать помощь жителям других территорий, например Челябинской и Тюменской областей, Пермского края, — сегодня нет. К нам они могут попасть только за свой счёт.

Ранее неоднократно поднимался вопрос о введении в эксплуатацию объектов второй очереди центра. Например, корпуса № 6 с двумя бассейнами с четырьмя дорожками и погружными приспособлениями для людей-инвалидов. Планы эти пришлось «похоронить»?

— В такой ситуации речи о вводе в эксплуатацию объектов второй очереди уже не идёт. Собственных ресурсов на реализацию этих планов не хватает. Мы не можем получить деньги даже за те услуги, которые уже оказали пациентам. Сейчас бьёмся с Минздравом, я вам об этом уже говорил. Но мы надеемся ещё, что здравый смысл всё-таки возобладает и руководители региона услышат — пусть не нас, хотя бы пациентов.

Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр Владислава Тетюхина — это уникальное учреждение. Мы не гонимся за рейтингами, но за наш центр голосуют сами пациенты. Для проведения серии открытых обучающих операций на суставах сюда приезжали швейцарские врачи. Среди них был и президент благотворительного фонда «Сердце ЕврАзии» врач-кардиохирург Пауль Роберт Фогт. Они отметили слаженную работу наших бригад, высокие технологии. Нет никакой разницы для них между госпиталем в Швейцарии и госпиталем в Нижнем Тагиле. Здесь технологии те же самые, оборудование ещё даже лучше, чем у них, установлено, протезы от мировых производителей и работают высококвалифицированные врачи, которые делают по 250–350 операций в год, имеют по два-три образования. И такого комфорта, который сделан здесь для пациентов, нигде нет, даже в частных клиниках. В большинстве случаев помощь здесь оказывают людям бесплатно, за счёт средств государства. А какой реабилитационный потенциал! Понимаете, нет никакой необходимости сейчас ехать за границу, но почему-то Минздрав, обладая таким ресурсом, инструментом, использует его не совсем эффективно. И это нас очень настораживает и удивляет.

Проблемы, с которыми пришлось столкнуться госпиталю Тетюхина, накануне обсудили на заседании думской комиссии по соцполитике. Тагильские депутаты решили направить обращения свердловскому губернатору Евгению Куйвашеву и в Заксобрание области с просьбой помочь разобраться в ситуации и решить возникшие вопросы.