«После пандемии нагрузка на врачей вырастет». Акушер-гинеколог рассказал, чем опасен COVID-19 для беременных и почему врачи боятся говорить о проблемах

«После пандемии нагрузка на врачей вырастет». Акушер-гинеколог рассказал, чем опасен COVID-19 для беременных и почему врачи боятся говорить о проблемах

Тагильчанин Алексей Л. (по просьбе героя имя изменено. — Прим. ред.) около десяти лет живёт и работает в соседнем регионе. Алексей — акушер-гинеколог, с пациентами с коронавирусом он напрямую не пересекается, но пандемия внесла изменения и в его работу. Алексей согласился рассказать, как обстоят дела в его медучреждении и почему врачи, работающие на передовой, боятся говорить о существующих проблемах.

О беременности во время пандемии

В нашей больнице пациентов с коронавирусом нет, потому что в нашей области созданы специальные моногоспитали. Также создан стационар, подготовленный для беременных с вирусными инфекциями. Со всей области женщин с подтверждённым диагнозом или подозрением на коронавирус везут туда. Если беременная не нуждается в помощи акушера-гинеколога, но у неё COVID, она лечится в инфекционной больнице. Если нужна помощь акушера-гинеколога, то она остаётся в спецстационаре. Там же рожают женщины с любыми симптомами ОРЗ.

Я работаю в стационаре на экстренном приёме. Веду приём пациенток в экстренных ситуациях, требующих неотложной медицинской помощи: выкидыши, аборты, кровотечения, внематочные беременности и роды.

Из-за пандемии у всех беременных, обращающихся в акушерский стационар, сейчас измеряют температуру. Также пациенток просят заполнить специальный опросный лист, где учитываются все факторы, которые могут говорить о том, что женщина может быть носителем коронавируса. Если эпидемиологический анамнез не отягощён, если никаких признаков ОРЗ нет, женщину госпитализируют в обычный стационар. Если возникают какие-то сомнения, у неё берут мазки и отправляют в специальный стационар.

Заболеть «короной», как и любым другим ОРЗ, на ранних сроках беременности опасно. Перенесённая в начале беременности вирусная инфекция может повлиять на закладку основных систем, обеспечивающих жизнеспособность эмбриона и плода в последующем. В более поздние сроки, когда закладка систем прошла успешно, болеть вирусными инфекциями опасно уже по другим причинам. На фоне ответа иммунной системы на попадание инфекции в организм есть шанс, что начнутся роды. Поэтому некорректно говорить, что именно в период пандемии опасно беременеть. Женщина за своим здоровьем должна следить на протяжении всей беременности: хоть это пандемия коронавируса, хоть это привычная вспышка гриппа.

Ну и что касается конкретно плода: по данным учёных, через плаценту коронавирус к плоду не попадает, поэтому ребёнок рождается здоровым. И если женщина с подтверждённым коронавирусом рожает, её и ребёнка разобщают до полного выздоровления матери.

О нагрузках на врачей

Наша медицина не была готова к такому. Единственный плюс непростой ситуации — достаточно низкий процент смертности. И это заслуга большого количества специалистов, которые жертвуют собой, а не тех, кто сидит в кабинете и принимает решения о масках и перчатках. 

Терапевты сейчас работают больше, чем обычно. И они напрямую контактируют как с носителями, так и с контактными по коронавирусу. К сожалению, им же приходится контактировать с пациентами, у которых в определённый момент ещё не выявлен диагноз и они не считаются контактными. Допустим, пожилые пациенты, к которым врачи приходят без специальной одежды, а просто в маске-перчатках, чтоб продлить им больничные листы. А потом у них берут мазки, а результаты на COVID положительные. И вот врач на 14 дней выпадает из работы, потому что теперь он контактный.

Помимо этого, и участковым врачам, и медсёстрам сейчас в работе приходится обзванивать массу пациентов с хроническими заболеваниями, потому что в поликлиники им ход закрыт.

О плановых пациентах

Самое грустное, что на фоне пандемии резко забыли про все остальные заболевания. Пандемия пройдёт, а плановые пациенты никуда не денутся. И стабилизировать их состояние потом будет весьма проблематично. Нагрузка на медицинских работников будет ещё выше, потому что есть в нашей работе такая вещь, которая называется «план». В медицине есть планы на всё, что только душе угодно. И сейчас вся плановая служба стоит. Соответственно, когда всё вернётся на круги своя, тому же количеству врачей придётся оперировать в разы больше.

Не думаю, что наши больницы готовы к тому, чтоб все плановые операции впихнуть в весьма ограниченные временные рамки. Одно дело — ехать на том, что врачи не откажутся и будут работать до позднего вечера за те же деньги. Другое дело, что в многопрофильных стационарах элементарно не будет хватать оборудования. Плюс выжать из рабочего дня больше, чем могут вместить операционные блоки, нереально.

О зарплатах

Учитывая, что я сам не работаю с коронавирусом, мне никакие надбавки не полагаются. Моим коллегам, которые как-то контактируют с такими пациентами, расчётные листы за предыдущий месяц ещё не выдавали. Поэтому не могу сказать, много ли им добавят. Но врачам, работающим в моногоспиталях, обещали большую зарплату. Реально большую — до 250 тысяч рублей месяц. Но у них смен очень много, и количество персонала в таких госпиталях строго ограничено.

О самодельных масках

На самом деле, я даже удивлён тем, как всё в целом стабильно работает в нашем регионе. У нас с самого начала не было проблем с тестами на вирус. Медицинские работники регулярно, раз в 7–10 дней, сдают мазки.

У нас нет нехватки перчаток и даже специальные костюмы есть. А вот масок с завода, к которым все привыкли, в стационаре практически нет. Медсёстры, санитарки, акушерки самостоятельно шили маски из марли. Это, конечно, средние века! И задавать вопросы, почему наши заводы были не готовы выпускать маски в больших количествах, надо нашим руководителям и властям. Но в такой сложной ситуации самодельная маска — разумный выход. Марлевые маски стерилизуются, обрабатываются и так далее по списку. Поэтому большой разницы нет — главное, что они выполняют свою функцию.

О российской медицине после пандемии

Что изменится после пандемии? Ничего. Больше денег на медицину выделять не станут. Спасибо врачам никто не скажет. Даже сейчас есть люди, которые уверены, что медики обязаны всем и вся. Вот только никто не может объяснить — кому и за что? Гиппократу, которому уже долгое время российские врачи клятву не дают? Или, может, людям, которым сказано сидеть дома, а они на шашлыках развлекаются?

Не думаю, что после пандемии российские медики заживут лучше. В нашей стране никто и никогда много не платит за работу, вне зависимости от её значимости. Переработки везде оплачиваются скудно: что в медицине, что в других сферах. Тут опять же надо иметь характер и не давать собой пользоваться. Кто везёт — на том и едут.

А на счёт того, почему врачи сейчас закрыты и не говорят о своих проблемах… Знаешь, в нашей сфере жаловаться и предъявлять претензии не принято, я бы так сказал. Всегда легко сидеть дома на диване и думать: «Вот будь я главой департамента, я бы точно сделал иначе». Никто не знает, как бы и что было, если бы что-то делалось иначе. Всё, что можно сказать по этой ситуации, — у нас за год проходит сотня проверок. И каждый раз больницы штрафуют. Но в итоге это оказалось максимально неэффективно.