«Поначалу мы очень обиделись на ваш город». Легенда русского рока Настя Полева о Нижнем Тагиле, джазе, архитектуре и новом поколении музыкантов (ФОТО)

«Поначалу мы очень обиделись на ваш город». Легенда русского рока Настя Полева о Нижнем Тагиле, джазе, архитектуре и новом поколении музыкантов (ФОТО)

В середине января в Нижнем Тагиле выступила рок-легенда 80-х и 90-х Настя Полева. В годы перестройки уроженка Первоуральска входила в топ-10 лучших певиц СССР. В 1997 году вместе со своими бывшими коллегами – группой Nautilus Pompilius – Полева снялась в культовом фильме «Брат». Сейчас музыканты группы «Настя» живут в Санкт-Петербурге и гастролируют по стране. Поводом для приезда на Урал стал фестиваль «Старый новый рок», после которого артисты дали акустический концерт в тагильском клубе. Лидеры группы Настя Полева и Егор Белкин ответили на вопросы журналистов и читателей АН «Между строк».

- Как вы собрали программу для выступления в Нижнем Тагиле? И чем должны руководствоваться артисты, составляя план концерта?

Егор Белкин: Один из принципиальных вопросов, на самом деле. Несколько лет работать без обновления по одной программе нельзя. Даже если у тебя очень хороший материал и супер крутое шоу, люди через некоторое время начинают выражать недовольство. Всем известна старая шутка группы «Воскресенье»: «Новые песни пишут только те, у кого нет старых». Это всё-таки шутка. Даже если нет возможности добавлять новые песни, надо перемешивать уже наработанный материал, тем самым хоть немного обновляя репертуар. Посудите сами: у группы, которая существует 30 лет, должно быть не менее 15 альбомов. Это в каждом по 10 песен, итого – 150 композиций. На концерт надо 20 песен, чего уж не выбрать-то?! Мы так и делаем. Ну и, естественно, в конце те песни, ради которых люди пришли, – они обязательно есть. Конечно, иногда хочется исполнить почти забытую вещь. В этом я вижу какой-то вызов: помнят ли руки, помню ли я текст. При этом надо отдавать себе отчет, что, когда группа нечасто, даже редко приезжает, нужен хитовый набор. Поскольку последний раз мы были в вашем городе лет 30 назад, программу составили специально из известных песен.

- Когда были в Нижнем Тагиле последний раз?

Егор Белкин: О, это целая история – дело было в начале 90-х. Мы приехали играть в нижнетагильский ледовый дворец. Две группы: «Настя» и «Агата Кристи». Зрителей набралось человек сто. Зато мы во время саундчека поиграли в хоккей. Акустика в таком помещении – отдельная история. Звук летал от стены к стене. К тому же, учитывая, что народу было немного, партер был не заставлен креслами – эхо отовсюду шло. Но мы всё равно сыграли концерт. Знаете, поначалу мы очень обиделись на ваш город: ну как же так? Рок в те годы был на подъеме. Мы очень популярны были, а «Агата Кристи» - вообще культовая группа. Но утром, когда поехали обратно на автобусе в Екатеринбург, мы увидели, как народ идёт на завод через дорогу. Ещё погода была такая серая. Подумали тогда: «Это не жизнь», и сразу простили всем отсутствие интереса к рок-музыке. А города меняются, мы это понимаем. Поэтому Нижний Тагил с удовольствием посмотрим.

- На праздновании 30-летия Свердловского рок-клуба, которое состоялось недавно, Настя исполнила свои хиты с джазовым оркестром. Какие впечатления от импровизации?

Настя Полева: Это был своеобразный музыкальный вызов. Во-первых, музыкальный материал из рока в джаз конвертировала техника. И не всегда это получалось хорошо, поэтому оркестранты по ходу репетиции перестраивали гармонию под джазовую в «ручном» режиме. Во-вторых, мы провели всего одну репетицию с оркестром перед выступлением. Ну а в-третьих, мои отношения с джазом особые: я поступала в Свердловское музыкальное училище имени Чайковского на эстрадное отделение, меня не взяли, поставив три с минусом за джазовую импровизацию на английском языке. Сказали, что моя манера исполнения уже сформирована, с джазом мне не по пути. А эксперименты я люблю. Этот опыт считаю интересным.

- На сайте группы «Настя» выложены записи исполнения хитов под аккомпанемент Пражского симфонического оркестра. Расскажите про эту работу.

Настя Полева: Я непосредственно там не была. В Прагу ездил дирижёр, он провёл работу с оркестром, там же записали музыкальную партию. Мою часть уже делали в студии в Москве. А совместное выступление у нас есть в планах на будущий год.

Вопросы от читателей:

Настя, в вашем репертуаре есть песня «Танец на цыпочках». А какой у вас рост? Может, я тоже девочка «твоего роста»?

- 166 сантиметров, кажется, раньше был. Может, я «усела»…

Настя, а есть ли продолжение творчества, новые песни? И как складывается судьба в последнее время?

- Про судьбу: слава Богу, не трагично. Всё, как положено: и хорошее, и плохое есть. Новые песни после долгой паузы сейчас начала придумывать – уже несколько есть. Пока про альбом не буду загадывать: процесс написания песен идёт, а сколько их будет, я не знаю.

У каждого творческого человека есть такое место, где ему комфортно что-либо творить: писать стихи, музыку, создавать картины, скульптуру и т.п. Есть ли у вас такой свой «эрмитаж» - место уединения?

- Мне главное, чтоб никого не было рядом. Настроение подходящее и то, на что записывать, – телефон, например. И достаточно.

- Часто ли вы бываете в родном Первоуральске?

- Нет, не часто, но проезжаю иногда мимо него. Как-то выступала в Первоуральске на день города.

Не жалеете ли вы о том, что в начале 90-х переехали с Урала в Питер? Как сложилась в Питере ваша жизнь в первое время после переезда?

- Не жалею. Я всегда оговариваюсь, что цели переезда в Питер никогда не было. Так жизнь сложилась. Правда, после переезда потребовалась адаптация из-за климата. Северо-западная аномальная зона стала причиной смены давления и, как результат, головных болей.

Слушаете ли вы кого-нибудь из российских молодых исполнителей, кто вам нравится, кого уважаете?

- В основном, конечно, «поставщиком» информации о новых рок-исполнителях можно считать «Наше радио». Обычно захожу на их сайт – смотрю видео, релизы свежие, «чартову дюжину». Совсем молодых рокеров не могу назвать. Кого я для себя выделяю, им как минимум по пять лет уже есть. А из последнего не в формате рока могу выделить проект IOWA - интересный прорыв, на мой взгляд. На фестивале «Старый Новый рок» много услышала нового. Есть интересные наши новые группы, даже екатеринбургские. Причем эта музыка очень резко отличается от той, что я слышала пять лет назад. И сегодняшняя мне нравится больше. Мне кажется, они более зрелые, более музыкально сформировавшиеся, хотя по возрасту контингент тот же – от 20 до 30 лет. Продвинутые, современные и умелые - даже позавидовала им в чём-то.

- Опишите своего слушателя, какой он?

- Молодой: от 16 до 35 лет в основном. Есть, конечно, и почитатели русского рока 40-45 лет и старше, они внуков приводят. Два поколения в нашей аудитории есть – это железно. Очень приятно, когда детей берут на концерты. Если бы меня кто-то так формировал музыкально в детстве, я бы была очень рада. А так до всего сама доходила – дикая дворовая поросль.

Не могу нигде купить CD «Мосты над Невой». Поможете?

- Был тираж. Больше мы не печатали, поскольку всё опубликовано на нашем сайте. Что касается музыки именно на CD-носителях, то сейчас 99% исполнителей продают свои альбомы только на концертах в рамках тура, тираж расходится и обычно уже не возобновляется – всё можно найти в Интернете.

Русский рок - уникальное явление в культуре, как вы видите развитие этого направления?

- Видеть – это всё равно, что мечтать. Экспериментов хочется, яркости, чтоб люди смелее были. Хотелось бы, чтоб рок развивался: не усреднялся, не приспосабливался к радийному формату, а, наоборот, усложнялся.

- Каждое десятилетие в нашей стране даёт особую почву для возникновения какого-то музыкального направления или появляется особая музыкальная стилистика, тематика. Что ждёт нас в ближайшие 10 лет в индустрии музыки. Ваши музыкальные прогнозы?

- Насколько я помню, в нашей стране пока ничего нового изобретено не было. Все стили, направления были переняты у «разработчиков», как правило, это Европа, Америка. Наши только подхватывают. Мы пока в музыке своего ничего не предложили. Это же могу сказать и про архитектуру: тот же Кремль, который построен итальянцем, – у нас очень много привнесённого. Конечно, мечтать не вредно. А пока «новое» надо подразумевать как привнесение красоты в уже существующий стиль. Если мы выбираем какой-то музыкальный стиль, то должны это делать красиво, интересно и с хорошим русским языком.

- Настя, вы учились в архитектурном вместе с Вячеславом Бутусовым (лидер и вокалист рок-групп Nautilus Pompilius и «Ю-Питер» - прим. ред.) и Дмитрием Умецким (рок-музыкант, автор песен Nautilus Pompilius) на одном курсе. Возникает вопрос: чертили на занятиях архитектурные ансамбли, а в голове строили сэмплы? Архитектура и рок-музыка как-то связаны между собой?

- Нет, не на одном курсе. На разных факультетах и на разных курсах. Они учились на гражданской архитектуре, а я – на промышленной. Кстати, сюда, в Нижний Тагил, я ездила на комбинат на экскурсию от института с заданием узнать, как проектировать металлургический комбинат.

Как говорил Дима Умецкий, «архитектура – это застывшая музыка». Мы ещё тогда придумывали какие-то «перлы» на эту тему. Особенно это касалось рок-музыки, потому что в институте она была культовой. Её слушали все поголовно. По крайней мере, ликбез проходили все: студенты, преподаватели, даже совсем «тёмные и замшелые». Не слушать эту музыку было невозможно, потому что на занятиях мы в основном рисовали, чертили, клеили, резали: уши наши были свободными, и мы слушали. В каждой аудитории были музыкальные колонки. Практических занятий было почти 50 процентов нашего учебного времени. И так – на протяжении шести лет учёбы. Вуз был очень музыкальным, такое ощущение, что я училась в каком-то музыкальном колледже. А в архитектуру я не успела влиться, потому что уже на первом курсе занялась музыкой. На втором курсе хотела бросить институт, потом всё-таки решила закончить. И уже после поступала в музыкальное училище имени Чайковского, куда меня не приняли.

- 2016 год объявлен годом российского кинематографа. Настя, вы и сами снимались в кино, скажите, пожалуйста, есть ли российский кинематограф сегодня? И какие картины/режиссёры талантливы, на ваш взгляд.

- Помимо наших маститых любимых режиссеров, которые уже стали классикой, не знаю, что можно назвать. Сейчас в основном коммерческий формат фильмов, тогда же кино было более авторское и экспериментальное.

 Настя, в конце 80-х - начале 90-х вы были на пике своей популярности, а потом популярность пошла на спад. Почему это произошло?

- В 94-95-х годах случился провал интереса публики к року вообще. Народ больше обращался к попсе, причем такой «фанерной». В это же время появилась возможность снимать клипы – попса сразу в них нашла свое выражение. Рок-пласт отодвинулся на задний план. В период засилья попсы многие рок-музыканты уехали на Запад - просто подрабатывать на улицах. Слава богу, вернулись потом многие. У меня тоже в период 95-96-х годов была мысль «завязать». Я не понимала, что происходит, не ориентировалась, кто наша аудитория, для кого делать музыку и играть её. С залами начались проблемы, а клубов еще не было. Всё на круги своя вернулось, только когда появилась первая русскоязычная радиостанция. Они очень сильно поддержали в этом плане группы формата русскоязычного рока, которые начинали в 80-х, и тех, кто в 90-е годы появился... Параллельно только-только зарождался новый клубный формат выступлений. Сейчас - пожалуйста: и камерные залы, и огромные фестивальные площадки почти в каждом городе есть. Разноформатные концерты - электрические, акустические - стало возможным проводить только где-то с 98-го года. Мне кажется, именно с того времени постепенно мы начали снова включаться.

К собственному мельканию на экране я всегда относилась достаточно ровно. Зная тот период, когда наша популярность была даже навязчивой, сейчас я переосмыслила многое: что-то навёрстываю, что-то заново начинаю для себя. Последние годы мы расширяем список городов для выступлений. Первые три года только между Питером и Москвой жили и выступали. Сейчас есть и туры по стране, и фестивали, и американские гастроли.

Последний мой альбом был в 2009 году. Но я не переживаю сильно по этому поводу. Нам есть что играть. Последнее время «ставим на крыло» подзабытые вещи – людям нравятся песни как раз 80-х годов. Сейчас переложили всё с клавишных на гитарный вариант. И я уже не только вокалист, но и ритм-гитарист.

Как про меня сказал один критик: «Настя ведет негромкую, но стабильную музыкальную деятельность». Пожалуй, соглашусь с этим утверждением.

Больше фотографий с концерта смотрите по ссылке.

Беседовали: Егор Бычков, Екатерина Третьякова

Фото: Илья Локалин