Материться нельзя, но очень хочется

Материться нельзя, но очень хочется

С сегодняшнего дня мы больше не услышим мат со сцены. Вступил в силу закон о запрете ненормативной лексики в произведениях искусства. Нецензурщину отныне запрещено озвучивать при публичном исполнении произведений литературы и искусства, народного творчества, в театральных постановках, на концертах и других зрелищно-развлекательных мероприятиях, а также в СМИ и при показе фильмов в кинотеатрах. Что интересно, списка запрещённых слов нет – определять, за что именно можно получить наказание, будет независимая экспертиза. А вот суммы штрафов, напротив, прописаны в законе: для граждан - от 2 тыс. до 2,5 тыс. рублей, для должностных лиц - от 4 тыс. до 5 тыс. рублей, для юридических лиц - от 40 тыс. до 50 тыс. рублей.
Мы опросили уральских деятелей искусства, что они думают о нововведении, и повлияет ли оно как-то на их творчество.

Николай Коляда, драматург, Заслуженный деятель искусств РФ:
«Этот закон не имеет силы, поскольку он противоречит закону об авторском праве. Если я ставлю пьесу, а там есть мат, я как могу его выкинуть без согласия автора?! Ну не дает он мне такого согласия, и что?! Короче, закон надо еще смотреть! На мой взгляд, это полный бред. Такое чувство, что депутатам нечего делать, лучше бы дороги отремонтировали!».

Игорь Булыгин, художественный руководитель Нижнетагильского драматического театра, Заслуженный артист России:
«Как законопослушные граждане, мы должны соблюдать этот закон. Но в нашем театре никогда не было постановок с нецензурной лексикой, да и не будет. Так что тут мы подстрахованы. Я не думаю, что другие театры сильно пострадают. Тот же Коляда, он великий драматург, поэтому легко заменит матерное слово другим! А, вообще, любой запрещающий закон порождает противодействие. Люди начнут еще сильнее использовать мат. Запрещающие меры ни к чему не ведут. У нас нельзя распивать пиво в общественных местах, что его не пьют?! В своё время Пушкин, Маяковский, Бродский использовали матерные слова в своих произведениях. На мой взгляд, в этом нет ничего такого, если это необходимо. Кстати, самый смешной анекдот – тот, в котором есть мат. В общем, творец сам должен определять границы».

Борис Телков, писатель:
«Я против мата, который не обоснован, то есть когда мат употребляют ради эпатажа. Но бывают случаи, когда без него никак, когда он органично вписывается в произведение. Я боюсь, что в руках чиновников этот закон просто дойдет до абсурда. Потому что в тех случаях, где надо работать скальпелем, они будут рубить топором. Воспримут смысл слишком прямолинейно. Выхолостят всю литературу. И наше искусство останется без соли, без перца и вообще без каких-либо специй!».

Елена Ионова, руководитель арт-группы «Лаборатория событий»:
«Я плохо отношусь к этому закону. Я считаю, что нужно лучше осуществлять входной контроль, маркировать печатную продукцию (если уж кто-то считает мат психотравмирующим фактором). Но мой друг историк говорит, что это закономерные процессы в обществе – сначала общество стремительно раскрепощается, потом так же стремительно закрепощается. Потом опять раскрепостится... Думаю, мы («Лаборатория событий») пока уйдем в андеграунд, пересидим, потом выйдем. Или в эмиграцию подадимся (смеётся). Как там, кстати, на Западе? Или будем штраф включать в стоимость билета (смеётся)».

Виталий Скорев, киновед, ведущий клуба «Киногурман»:
«Закон может и хорош, но не продуман полностью. Конечно, разгул мата - это неправильно. Я, например, не приветствую, когда в спектакле идет одна нецензурная брань. Но есть, скажем, документальные фильмы, которые показывают реальную жизнь, там матерных слов не избежать. Очень обидно, что вчера был последний день, когда люди смогли увидеть новый фильм Андрея Звягинцева «Левиафан» и фильм Валерии Гай Германики «Да и Да» в авторском исполнении. До нас эти картины дойдут уже в переделанном виде. А ведь это стоящие фильмы. Они получили награды!».

Евгений Сташков, молодой драматург:
«Запикивать» мат или нет – это всегда вопрос к режиссеру. Мое дело текст, а не постановка. Но когда я что-то пишу, очень важно самоокунание в мир запредельной свободы и произвола, так я чувствую себя чистым, других весомых причин заниматься какой-либо творческой деятельностью я не вижу. Хотя так называемый мат и необязательный компонент моих пьес, признаюсь честно, я его очень люблю. Есть интересное замечание: мой личный опыт даёт мне право судить о том, что виртуозное владение нецензурной бранью непременный показатель порядочного и интеллигентного человека. Мой прогноз таков, что, скорее всего, закон как отлаженный мехнизм работать не будет. Вероятнее всего он будет служить инструментом для каких-либо репрессий или сведения личных счетов. Введу ли я самоцензуру на новые произведения? Нет, такой вариант никуда не годится. В свои угодья не пущу ни внутренних, ни внешних цензоров».

Агентство новостей «Между строк»