В Тагил привезли 40 зэков-бунтарей

В Тагил привезли 40 зэков-бунтарей

30 мая в ИК №46 города Невьянска произошел бунт. По словам пострадавших, два отряда подвергались физическому и моральному насилию осужденными из 8-го отряда. Заключенные рассказали под видеозапись о том, что все новоприбывшие прямо из изолятора попадают в 8-й отряд. Там проходит самый настоящий прессинг, их принуждают работать на представителей администрации зоны доносчиками (в частности фигурирует заместитель начальника колонии Алексей Николаев). Заключенные живут в постоянном страхе быть снова униженными или избитыми. Однажды зэки забаррикадировались и вывесили в окно простыни с написанными на них мольбами о помощи, ситуация привлекла внимание общественности и СМИ. Вскоре 40 человек - самых активных борцов за свои права, переместили в нижнетагильскую ИК №5.
По факту бунта были проведены проверки, однако криминала в действиях администрации исправительного учреждения обнаружено не было, и дело перенаправили в мировой суд.

Лариса Панова

"В ходе доследственной проверки была проведена серия экспертиз, где опрошено большое количество свидетелей, в том числе из числа заключенных. Информация о том, что акция неповиновения произошла из-за того, что некоторых заключенных избивали по требованию администрации колонии, не подтвердилась. Поэтому оснований для возбуждения уголовного дела по статье "Халатность" в отношении сотрудников Невьянской колонии нет",- ссылается на слова следователя Андрея Щипанова портал «tass-ural.ru»
Мы пообщались с матерью одного из заключенных, Ларисой Пановой.
«Мой сын отбывал наказание в ИК №46, где 30 мая произошел бунт. После этого внезапно начали вывозить людей, в число которых попал сын. Приехали больше 200 человек ОМОНа и стали грузить людей в автозаки. Нам позвонили из колонии и предупредили, что сына увозят в Тагил. Зная, что ИК №5 зарекомендовал себя не с лучшей стороны, мы выехали сюда. Поскольку сын в изоляторе, нам не разрешались ни посылки, ни свидания. Обратилась к начальнику. Сначала он дал мне телефонный звонок, но он меня не устроил, и я добилась 30-минутного свидания. Поскольку телефоны прослушиваются, сын, видя мое состояние, только успокаивал, ничего не объясняя. Но я вижу, что его били. ИК №5 славится тем, что ломает людей, зэки боятся ее как огня, вплоть до того, что им легче покончить с собой, чем попасть сюда. Мы, родители, даже рады, что наш сын осужден, может за эти годы остепенится, но сейчас нам за него страшно».