Сколько на самом деле лет Нижнему Тагилу?  

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Сколько на самом деле лет Нижнему Тагилу?  

В эти выходные жители Нижнего Тагила отмечают 300-летний юбилей города. 10 июля 2017 года президентом Российской Федерации был подписал указ о праздновании этого важного события. О том, что 8 октября 1722 года на Выйском заводе был выплавлен первый тагильский чугун, знают, наверное, не только тагильчане. Эта дата стала официальной в 1970 году, после того как на запрос Нижнетагильского горисполкома о дате образования Нижнего Тагила из Главного архивного управления при Совмине СССР (ГАУ) в марте 1969-го пришёл официальный ответ — справка, составленная на основании документов Центрального государственного архива древних актов (ЦГАДА), касающихся истории возникновения Нижнего Тагила. Но интересно то, что до сих пор историки спорят о том, сколько лет нашему городу на самом деле. 


Электрографическая копия справки ГАУ (фотоскан из личных архивов А. Хлопотова)

Какие документы были найдены в ЦГАДА? Указ Берг-коллегии от 19 декабря 1720 года, разрешающий Никите Демидову строительство завода на реке Вые; план Верхотурского уезда с нанесёнными на него демидовскими заводами, составленный в 1722 году; план-разрез рудника Выйского медеплавильного завода и план самого завода, составленные весной 1730-го; выписка из «ревизской сказки» от 5 ноября 1722 года, где говорилось о том, что в 1722-м завод на реке Тагил начал строиться; планы Выйского и Нижнетагильского заводов, составленные в 70-х годах XVIII века.

Фигурировал в ответе на запрос и документ, подлинность которого вызывала сомнения у наших историков: выписка из ведомости о заводах Акинфия Демидова, датированная мартом 1745 года, где говорилось, что разрешение на постройку Нижнетагильского завода было выдано Демидову Берг-коллегией в 1702 году, в то время как Берг-коллегия была учреждена только в 1719-м.

Полученную справку передали кандидату исторических наук, преподавателю НТГПИ, старшему научному сотруднику городского музея Татьяне Гуськовой, которая, сопоставив полученные данные с имеющимися документами, пришла к выводу, что датой рождения города можно считать день, когда на Выйском заводе произошла первая плавка чугуна. В 1972 году «Тагильский рабочий» опубликовал статью, в которой Татьяна Константиновна объясняла горожанам, откуда появилась эта дата. 


Фрагмент статьи Т. К. Гуськовой в «Тагильском рабочем» (фотоскан из личных архивов А. Хлопотова)

К слову, дата первой плавки металла или же выпуска другой продукции градообразующим предприятием нередко принималась советскими историками как день рождения города. Так были установлены даты рождения Невьянска и Екатеринбурга, Карпинска и Ивделя, Краснотурьинска и ряда других городов Урала. Было ли это тенденцией в исторической науке советского периода? Вовсе нет. Так, датой рождения Камышлова считается ноябрь 1668 года — время основания Камышевской слободы. Алапаевск ведёт свою летопись с весны 1639-го, когда близ реки Алапаихи возникли первые крестьянские поселения.

Если же начинать отсчёт истории Нижнего Тагила с первого русского поселения на его территории, то таковое существовало на месте нашего города задолго до того, как заработали заводы на реках Тагил и Выя. Многие молодые тагильчане слышали название деревни Фатеево (Фотеево), а некоторые даже знают, где она находится, но о возрасте деревни не подозревают. Тем временем первые упоминания о «русской деревне Фатеевой на берегу Тагил-реки» относятся к 1665 году. Документальные подтверждения тому были найдены ещё в 60-х годах ХХ века. Тогда почему же мы считаем годом основания нашего города 1722-й, а не 1665-й? 

Некоторые историки объясняют это тем, что сама по себе деревня «не имела градообразующих признаков». Никакого государственного или «служилого» значения у деревни Фатеево не было. 

Но отсутствие «градообразующих признаков» у селения на реке Алапаиха не помешало считать датой рождения города Алапаевска 1639 год, хотя завод там заработал только в 1703-м. 

Да и у Выйского завода в 1722 году, по большому счёту, тоже не было «градообразующих признаков». Две домницы, две печи, плотина, барак для работных. К тому же Выйский завод, выплавив первый чугун, вскоре остановился: возить руду с Магнит-горы было далеко и неудобно, лесной «дачи» для выработки угля первое время поблизости тоже не было. О простаивающем заводе на реке Вые царю докладывал сам «главный горный командир» Вильгельм де Геннин в 1723 и в 1725 годах.

Попытки обосновать более раннюю дату рождения нашего города предпринимались историками не единожды, но без успеха. Каждый раз вопрос зависал в кулуарах областных партийных органов. В идеологическом секторе Свердловского обкома партии кому-то казалось, что «состарить» Нижний Тагил на 57 лет будет слишком дерзко. Понемногу споры о дате рождения города стихли.

В 2007 году появилась реальная возможность смело добавить к солидному возрасту «жемчужины Урала» ещё 20 лет. В период с 2000 по 2005 год группа учёных-историков из Екатеринбурга обнаружила в фондах  Российского государственного архива древних актов (РГАДА) документы, которые позволяли взглянуть на историю развития промышленности на Урале и историю нашего города иначе. Поисками документов занимался кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН, специалист по истории металлургии Урала и промышленной археологии Евгений Анатольевич Курлаев.


Документы 1700 года, относящиеся к развитию промышленности на Урале (РГАДА), фото 2003 г.
(фотокопия / фрагмент ориг. изображения / http://historyntagil.ru/history/images_labirint/2017_338.jpg)

Найденные в фондах РГАДА документы рассказали, что пальма первенства в открытии ряда богатейших рудных месторождений на Урале принадлежала приказчику Верхотурского и Тобольского воеводства «сыну боярскому» Михаилу Афанасьевичу Бибикову.

До недавнего времени об этом человеке было известно очень мало. Лишь в энциклопедии «Металлурги Урала» (12+), изданной в 2001 году, о нём была размещена краткая справка: 

«Бибиков М. (даты жизни и смерти неизвестны). Тобольский “сын боярский”. Организовал поиск и плавку металла на Урале, в том числе в районе горы Магнитной. Один из строителей Невьянского завода (кон. XVII — нач. XVIII в.)».

«Сыны боярские» — это сословие, существовавшее в Московском государстве с конца XIV до начала XVIII века. «Сыны боярские» наряду с дворянами несли обязательную военную или гражданскую службу. Во времена реформ Петра I все служилые люди были объединены в единый класс — дворянство, а в 1707 году сословие «сынов боярских» было упразднено в европейской части России. В Сибири и на Урале сословие просуществовало до 1821 года.

Служебная карьера Бибикова началась в 1669 году с составления «переписных и перемерных книг Верхотурского города». С 1670 по 1680 год он дважды был приказчиком Тагильской слободы, исполнял обязанности приказчика в Невьянской, Аятской, Краснопольской и Чусовской слободах. В 1686-м занимался подготовкой к проведению Ирбитской ярмарки. В 1692 году был послан проверять деятельность туринского воеводы Богдана Челищева. Слухи о принципиальном и честном приказчике из Верхотурья дошли до Москвы. И в 1696-м из столицы приходит приказ: провести разведку, переучёт и описание рудных мест Верхотурского уезда. Главой экспедиции был назначен Михаил Бибиков. В том же 1696 году Бибиков посылает в Сибирский приказ первое донесение, где были описаны три месторождения, ставшие впоследствии сырьевой базой для Алапаевского завода. 

В следующем донесении, отправленном весной 1697 года, уже содержалась опись горы Магнитной:

«У Тагил-реки, близ от вогульских изб да заимки Фадеевой, найден мною был камень-магнит, и оного тут целая гора. А близ оной горы видено мною место угожее, штобы ставить кричные фабрики для жжения того магниту».

Успех экспедиции 1697 года продвинул Михаила Афанасьевича вверх по карьерной лестнице. 

Из всех участников рудных изысканий именно Бибиков был взят на особую заметку в Москве. И вскоре царь Пётр I назначает Михаила Бибикова руководителем строительства сразу четырёх заводов на Урале. 

«Фабрики те следует завести на Тагил-реке, что при Магнит-горе, да на речках Вые да Нейве, да близ реки Каменки, с плотинами и о двух домнах», — писал глава Сибирского приказа Андрей Андреевич Виниус в сопроводительном письме-наказе Бибикову.

«Наказ» из Сибирского приказа «об управлении заводском» Михаилу Бибикову был дан в Москве в 1698 году. Из открытых рудных мест царь отдавал предпочтение горе Магнитной на Тагил-реке, однако окончательное решение было определено за Михаилом Афанасьевичем, который начал со строительства двух заводов — на реке Вые и близ деревни Федковки на реке Нейве. 

По этому поводу он отписал в Сибирский приказ: 

«От Нейвы-реки и деревни Федковки полторы версты, на той руде и около руды бору длиннику 8 вёрст, поперечнику 2 версты. И под деревнею Федковкою для железнаго заводу и молотовых больших мехов подъёму плотину построить мочно и угодно».

Строительство «меднаго» Выйского завода началось почти сразу, буквально через месяц после назначения Бибикова. Но спустя полгода стройка сгинула в пламени пожара: то ли работные недоглядели, то ли местные вогулы, недовольные перспективой соседства с казённым заводом, подожгли — никто не знает. На месте сгоревшего завода в 1720 году Демидовы начнут строить Выйский медеплавильный завод. В марте 1700-го Михаил Афанасьевич начал строить сразу два завода — Федковский (Невьянский) и Тагильский «под Магнит-горой». В помощь Бибикову был отправлен обоз с плотинным и доменными мастерами и годичным запасом провианта. Царь хотел как можно быстрее запустить казённые заводы на Урале и, как свидетельствуют документы тех лет, объединить Невьянский, Тагильский и Каменский заводы в единый оружейный «холдинг». Для этого все три завода были переведены под юрисдикцию Тобольского воеводства. 

Начавшаяся с неудачи под Нарвой война со Швецией внесла коррективы в петровские планы. 

В первые же месяцы войны казна опустела, финансирование строительства сразу трёх уральских заводов было сокращено. В наказе главы Сибирского приказа, присланном на Урал в конце 1701 года, Бибикову предлагалось выбрать из трёх строящихся заводов один и запустить его, чтобы как можно скорее получить готовую продукцию — металл и «воинские припасы», столь нужные для русской армии и флота. Михаил Афанасьевич выбрал Невьянский завод, где вот-вот должны были заработать домны. В то время на Тагильском заводе были построены лишь несколько сараев, избы для мастеровых, сделана разметка плотины и заложены фундаменты двух «фабрик» (цехов). В 1702 году на строительстве Тагильского завода ещё теплилась жизнь — шла заготовка руды и строительного леса. К концу года работы здесь были полностью остановлены. Бибиков организовал хранение инструментов и добытой руды, а сам выехал в Верхотурье, где его ожидало новое назначение — он возглавил строительство завода в Алапаевске.

Почти 17 лет простоял недостроенный Тагильский завод под Магнит-горой. За эти годы расчищенная под «фабрики» площадка заросла подлеском, запасы магнитной руды и угля тайком вывезли в Невьянск демидовские приказчики, а заготовленный лес, инструменты и гвозди растащили живущие поблизости поселенцы. Ожила стройка только после того, как в 1720 году Демидовы получили Берг-привилегии на строительство заводов на реках Вые и Тагил. В 1722 году первый чугун был выплавлен на Выйском заводе, а через три года заработал второй завод — Нижнетагильский железоделательный.


Нижнетагильский завод (фото: Д. Г. Кужильный / с разрешения автора)

Вопрос о новой дате рождения Нижнего Тагила официально не поднимался. Исчисление возраста нашего города с 1722 года давно стало привычным для горожан. Однако обнаруженные архивные сведения о начале промышленного освоения Урала вполне могут стать ещё одной страницей славной истории города.

При подготовке статьи были использованы следующие материалы:

1. Курлаев Е. А. и др. Старый Невьянский завод / отв. редактор д.и.н. М. Е. Главацкий. Екатеринбург, 2001. 

2. Алексеев В. В., Гаврилов Д. В. Металлургия Урала с древнейших времён до наших дней. М.: Наука, 2008.

3. Курлаев Е. А., Манькова И. Л. Освоение рудных месторождений Урала и Сибири в XVII веке: у истоков российской промышленной политики. М.: Древлехранилище, 2005. 

4. Курлаев Е. А. и др. Зарождение металлургической промышленности на Урале в XVII — начале XVIII в. Электронная монография. Екатеринбург; Н. Тагил, 2007. 215 с., 125 ил. 

5. Курлаев Е. А. О начале производства меди на заводах Н. Д. Демидова // Уральский исторический вестник. 2007.