Рисуй всегда, рисуй везде…

Рисуй всегда, рисуй везде…

Проделки этих мастеров видны повсюду. В арках, на стенах и заборах красуются различные надписи и рисунки. Среди них есть обыкновенная мазня, но порой попадаются весьма достойные работы. На самом деле, граффити появилось очень давно. Во многих странах его считают настоящим искусством, а профессиональным граффитчикам достается уважение и почет. В Нижнем Тагиле к этому делу относятся как-то скептически. Местных умельцев зачастую ругают и обвиняют в порче городского имущества. Нередко художникам приходится убегать, дабы не пострадать за свой талант. Агентству новостей «Между строк» удалось «поймать» одного и подробно расспросить об увлечении.

 

Фото корреспондента с улиц города

В мире стрит-арта Роман Емельянов более известен, как amki. Роме 23 года, он закончил Нижнетагильскую педагогическую академию по специальности «Управление персоналом», но сейчас занимается графическим дизайном в одной из частных типографий нашего города. Как заявил сам герой, на выбор основного вида деятельности повлияло хобби.  

- Рома, зачем ты, вообще, это делаешь?
- Я уже давно занимаюсь граффити. Однажды меня это привлекло, я нашел единомышленника, так и пошло - начал рисовать. Кстати, мое хобби помогло мне определиться с будущей профессией. Сейчас я дизайнер. Сработал обратный метод. Ни худграф, ни еще каких-то специальных факультетов для этого я не заканчивал.

- Граффити – это искусство?
- Во всем мире – да! В Европе люди уже давно выставляются в галереях. Там, где  когда-то выставлялись великие художники, сейчас выставляются граффитчики. А у нас в городе, к сожалению, народ не воспринимает граффити всерьез.

- Рома, я в этом вопросе настоящий профан. У всех этих настенных рисунков есть еще и стили, расскажи.
-  О, тут, наверное, интернет поведает лучше меня. Вот есть два основных направления: бомбинг и райтинг. Райтинг это более сложные вещи, которые требуют большего времени и внимания. С бомбингом все попроще. Он больше зависит от места расположения граффити: чем центрее и опаснее, тем круче!

- В том году вам официально разрешили рисовать, знаю, что в поддержку выступил Дом художников. После того, как граффити разрешили в Нижнем Тагиле, стало проще?
- Вот знаете, в больших городах за это дело очень хорошо берутся. Художникам предоставляют конкретные стены и дают краски. Делают все ради того, чтобы человек творил. Создаются необходимые условия – только нарисуй! А у нас как-то всё тяжелее. Я попробовал обратиться, мне сказали принести свой набросок, потом его надо одобрить: сначала это делает Дом художников, потом кто-то в администрации, а потом тебе, может быть, выделят краску. Настолько все бюрократически запутано, что даже браться не хочется. Тот, кто рисует, ему просто хочется взять и самовыразиться, а не заморачиваться на том, как бы это сделать так, чтобы это увидел народ. Всеми этими проволочками ты лишь настроение себе испортишь.  Мне проще уехать в сады, найти заброшенную стену, порисовать для себя – так я никому ничего не должен и с меня никто ничего не спросит. Я нарисую то, что я хочу, и мне не нужно ни перед кем отчитываться.

- Где ты обычно рисуешь, твои творения можно увидеть?
-  Мои работы находятся по всяким «пикулям». Я просто рисую для себя и мне совсем неважно, сколько народу это увидит. Выкладываю свои работы в Интернете, кому надо, тот посмотрит. А вот рисовать, чтобы кто-то стоял над душой, я не люблю.

- Каждая твоя работа – это что: какой-то протест против устройства общества, попытка что-то высказать, или ты просто хочешь украсить стену?
- Я не знаю как другие. Может кто-то и хочет донести что-то важное. Лично я никогда не заморачивался над смыслом моих работ. Я делаю то, что мне нравится. Если это кого-то на что-то надоумило, то я, конечно, рад.

- Затратное у тебя хобби?
- О, весьма! Сумма зависит от размеров и количества цветов. Один баллончик с краской стоит 200 рублей.  Если для рисунка нужно 10 цветов - умножай на 200. Получишь примерную стоимость. Понятно, краска в баллончике расходуется не за один раз, но все равно граффити удовольствие отнюдь не дешевое. Как, в принципе, и любое искусство.

- В Тагиле существует «братство райтеров», вы все друг друга знаете?
- Не то, чтобы братство, но по сфере деятельности мы все друг друга знаем. А так в нашем городе нет такого сплоченного коллектива. Вот, допустим, скейтбордисты, в силу того, что постоянно катаются, находятся вместе. А граффити  - это больше стиль жизни. Ты знаешь этих людей, но это вовсе не означает, что они всегда у тебя под боком.

- Рома, ну все же большинство тагильчан считают вас обыкновенными вандалами, которые портят городские постройки.
- Это все зависит от культуры человека. Среди тех, кто рисует, должно быть какое-то количество вандалов, но кто-то обязательно вырастет, найдет себя и начнет развиваться, и это уже будет не вандализм, а искусство. В силу того, что Нижний Тагил – город маленький, и рисующих людей немного,  соответственно, тех, кто чего-то добьется, будет еще меньше. Но в любом большом городе есть те, кто портит стены, и те, кто оформляет огромные торцы зданий. Последним выделяется большое количество денег. Такие люди уже становятся легендами граффити, им только «спасибо» говорят.

 

- А тебе никогда не поступало заказа что-то разрисовать?
- У нас это не очень развито. Тут приходится просто биться в зарытую дверь. Очень сложно людям объяснять положительные стороны граффити. Мы вот одним летом с другом решили пройтись по нескольким магазинам в центре. Предлагали директорам тематические граффити, так нет, те отказывались наотрез, как только слышали, кто мы. У всех сразу ассоциации с колябушками на домах, в которых не может быть ничего красивого. Единицы поддерживают граффити, для большинства это действительно вандализм.

- Ну, а как вот ты относишься к людям, которые разрисовывают колонны драматического театра?
- Это не от большого ума. Ведь одна из, так сказать, заповедей граффити - не рисовать на архитектурных памятниках, вообще, на зданиях, которые представляют какую-либо ценность. Надо все равно с уважением относиться к таким вещам. Есть же арки – пожалуйста, они никому не уперлись. Все зависит от человека.

- У нас ведь в основном граффити занимается молодежь?
- Да, у нас да. Можно по пальцам пересчитать людей, которым за 20, а они этим все еще занимаются. А в больших городах наоборот все, кто известные, это уже взрослые дядьки, лет по 30 – 40. Эти люди пользуются большим уважением.  У нас на тебя посмотрят как на дурака, мол, тебе 25 лет, а ты до сих пор занимаешься ерундой.

- Ты, несмотря на основную работу, продолжаешь заниматься граффити?
- Да. Тут, понятно, денег никаких не выручишь, я это делаю для себя. Самореализуюсь. У каждого человека должно быть хобби. Все чем-то занимаются. Я делаю то, что умею.

- Рома, а райтерам нужны быстрые ноги? Наверняка приходится носиться от правоохранителей по всему городу?
-  (смеется). Райтеру не нужны, бомберу нужны.

 

- За тобой когда-нибудь бегали?
- В силу того, что я рисую там, где это никому не надо, мне особо никогда не приходилось убегать. Но у меня есть знакомые, которым приходилось. Так что быстро бегать - это очень полезное умение (смеется). К работе все равно надо подходить с умом, не так просто пошел и нарисовал. Надо оглядеться, чтобы никого рядом не было.

- Рисовать по ночам…
- Да, по ночам. А вот с электричками еще сложнее. Надо высчитать, когда она приедет, когда отправится, сколько простоит в определенном месте. Учесть ряд нюансов, например, нет ли машиниста. Все непросто (смеется).

- Ну, а если поймают?
- Все - статья. Вандализм. Никто не будет церемониться с тобой. Никому не интересно, что ты хотел сделать вагон более красивым.

- Как близкие относятся к твоему увлечению?
- Родители сначала думали: маленький порисует, прекратит. Потом посмотрели, что получается неплохо. А по поводу статьи, я сразу объяснил, что я не пойду портить фасады зданий, дожидаясь, пока меня поймают.