Пробуждение Нижнего Тагила: гражданское общество в городе «танков и гопников»

Пробуждение Нижнего Тагила: гражданское общество в городе «танков и гопников»

Политолог, депутат городской думы Екатеринбурга Константин Киселёв написал для интернет-газеты Znak.com аналитический обзор об идентичности Нижнего Тагила. Автор рассуждает о причинах пробуждения нашего города от политической спячки, и его месте в жизни Свердловской области.
В формировании российских регионов главная особенность - сильнейшая централизация. Обычно областная столица полностью затмевает все остальные населённые пункты. Все знают Пермь, но никто не слышал про Кудымкар. То же самое с Красноярском, за которым совсем не видно Дудинку. Исключений из этого правила крайне мало, и самое заметное - Свердловская область. Екатеринбург, конечно, блистательный имперский город, но и Тагил вполне себе «рулит». И чем дальше - тем больше.
Однако Свердловская область не всегда была такой особенной. Совсем недавно это был обычный регион - столица и масса безликих городов и сёл. Всё изменилось, когда федеральные власти решили создать противовес либеральному Екатеринбургу. Выбор пал на угрюмый пролетарский Тагил. Государство решило, что именно такой город станет верной опорой президенту и «Единой России». В ход пошло всё - от назначения тагильчанина Игоря Холманских уральским полпредом, до формирования яркого и не слишком позитивного образа в поп-культуре.
Сначала всё шло по плану, но вскоре стало ясно, что вместо того чтобы смиренно изображать самостоятельность, Тагил на полном серьёзе заявил о субъектности. Оказалось, что у города есть свои интересы, своя экономика, своя повестка дня. И закрывать глаза на всё это уже не было возможности.
Поначалу пробуждение Тагила вызвало шок у продвинутого европейского Екатеринбурга. Уральская столица купилась на образ агрессивного рабочего в ватнике, который готов набить морду за Путина.

«Как так! Образ либерального региона опорочен! Имидж протестной столицы залит солярой!», - описывает автор типичную для Екатеринбурга реакцию на «рулящий» Тагил.

Но несмотря ни на что, зарождающаяся субъектность Тагила изменила политический ландшафт региона. Областные (по сути, екатеринбургские) власти поняли, что появился новый игрок. И каким бы он ни был, его мнение нельзя не учитывать.
К тому же, со временем стало видно, что реальный Тагил совсем не похож на продвигаемый образ. Оказалось, что тагильчане не слишком рвутся бить либералов, и Путина не так уж любят, да и в Екатеринбурге видят не врага, а образец для подражания.
Описав метаморфозы города «танков и гопников», автор задумался о том, куда же идёт Тагил. По его мнению, несмотря на все сложности, есть повод для оптимизма. В Тагиле постепенно формируется гражданское общество, оппозиция, независимые СМИ, и конкуренция. И это уже принесло результаты. Например, в вопросе реформы муниципального самоуправления Тагил выступил против разделения городов на независимые районы. Другими словам, тагильчане встали на сторону Екатеринбурга, а не федеральных властей.

«В трудные времена, когда друзья не только желательны, но и необходимы, Екатеринбург и Нижний Тагил – естественные союзники в борьбе за областные и федеральные ресурсы, в отстаивании своих экономических и политических интересов», - уверен Константин Киселёв.

Агентство новостей «Между строк»