Парк культуры и отдыха «Уралвагонзавода». Часть I

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Парк культуры и отдыха «Уралвагонзавода». Часть I

Каждый год 12 июня, отмечая со всей страной День России (он же День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации), мало кто из тагильчан, включая жителей Вагонки, вспоминает, что на этот день выпадает ещё одна дата — день рождения Парка культуры и отдыха «Уралвагонзавода», который появился в посёлке вагоностроителей благодаря настойчивости двух женщин: Риты Яковлевны Лившиц-Марьясиной и Ашхен Степановны Налбандян.

Начавшееся строительство «Уралвагонзавода» первое время испытывало серьёзные финансовые трудности. Рабочие, завербованные на «стройку века», столкнувшись на месте с полной бытовой неустроенностью и низкими заработками, проработав месяц или два, десятками и даже сотнями уезжали. Видя, что строительство завода-гиганта находится на грани остановки, в Совнаркоме и ЦК ВКП(б) предприняли ряд шагов, направленных на реанимацию стройки: на «Уралвагонстрой» были направлены строительная техника и дополнительные финансовые потоки.

В июне 1933 года начальником «Уралвагонстроя» был назначен Лазарь Миронович Марьясин. А годом ранее — в июне 1932-го — в Нижний Тагил был направлен бывший заведующий отделом пропаганды Тифлисского горкома ВКП(б) Шалва Степанович Окуджава, который стал парторгом стройки.

Новое начальство приехало в город с семьями, и пока мужья пропадали по 10–12 часов на стройплощадках, их жёны не знали, чем себя занять. Вскоре Ашхен Налбандян, жена Шалвы Окуджавы, в недавнем прошлом комсомольская активистка, заручившись поддержкой супруги Марьясина, Риты Яковлевны, организовала «Женский совет домохозяек Вагонстроя», объединив вокруг себя жён инженерно-технических специалистов, которые, как и она, не привыкли сидеть без дела.


Ашхен Степановна Налбандян (Окуджава) (фото неизв. автора / фрагмент ориг. изображения)
(https://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/5/86/961/86961957_4514961_komsomolskaya_boginya_1_.jpg)

Женсовет сразу начал активно действовать. Были организованы курсы ликбеза для работающих на стройке женщин, курсы рукоделия, стали регулярно проводиться субботники по благоустройству улиц и придомовых территорий. По инициативе женсовета в посёлке была открыта прачечная, на ряд улиц был проведён летний водопровод, осуществлена радиофикация. Вскоре Рита и Ашхен обратили внимание на практически полное отсутствие в посёлке мест досуга: строительство Центрального клуба шло медленно, а маленькие рабочие клубы, расположенные в бараках, представляли собой небольшие комнаты с двумя или тремя столами, домино, шахматами и подборками старых журналов и несвежих газет. Эти «клубы» не могли вместить больше 10–15 человек. Тогда-то у женщин и возникла идея написать письмо Сталину и рассказать о том, чего не хватает строителям завода-гиганта. Ашхен поделилась идеей с мужем, и Шалва Степанович посоветовал ей писать письмо не Сталину, а Орджоникидзе. 

В письме Григорию Константиновичу женщины рассказали о работе своего женсовета и обратили внимание народного комиссара тяжёлой промышленности на социальные и бытовые проблемы: отсутствие нормальных зданий для школ и детских садов, мест для активного отдыха и занятий спортом. Письмо доставили в Москву с оказией, не доверяя почте, передали в приёмную наркома и стали ждать ответ. 

19 августа 1934 года Орджоникидзе во второй раз приехал на строительство «Уралвагонстроя». 


Григорий Орджоникидзе во время своего приезда на «Уралвагонстрой» 19–21 августа 1934 года
(фото неизв. автора / фрагмент ориг. изображения)
(https://wp.tagil-press.ru//wp-content/gallery/tagil-nasha-vagonka//L.M.-Marjasin-nachalnik-UVS-1933-1936.jpg)

После осмотра запущенного в эксплуатацию цеха литых колёс и фундамента вагоносборочного корпуса нарком участвует в расширенном совещании специалистов и партактива, а после этого просит показать ему посёлок. Его усаживают в открытый автомобиль и везут на улицу Тельмана. Георгий Константинович в сопровождении Марьясина и Окуджавы почти час ходит по улицам, разговаривает с рабочими и домохозяйками, заходит в школу на улице Крупской. Встретился нарком и с активом женсовета. Он похвалил женщин за чистоту и порядок на улицах посёлка, а в завершении короткой встречи сказал, что партия и правительство знает об их трудовых успехах и проблемах, и пообещал, что позаботится о скорейших переменах к лучшему.

По возвращении в Москву Орджоникидзе доложил на заседании Совнаркома об успехах на строительстве «Уралвагонзавода». По итогам доклада в Совнаркоме были сделаны оргвыводы. На «Уралвагонстрой» направили дополнительную технику, специалистов, увеличили штат и выделили дополнительное финансирование. Также наркомату тяжёлой промышленности поручили в короткие сроки разработать проект соцгородка Вагонстроя и заложили в бюджет средства на строительство капитального жилья и объектов соцкультбыта. 

Выделенных Совнаркомом денег должно было хватить и на возведение благоустроенных жилых домов, и на строительство больших современных школ, и на обустройство мест отдыха. По плану развития посёлка между промышленными площадками завода и жилым массивом должна была находиться большая лесопарковая зона, которая играла бы роль фильтра. В этой же лесопарковой зоне хотели обустроить площадки для занятия спортом, велодорожки, прогулочные зоны и места отдыха. Правда, проект «зелёной зоны» вскоре был переработан: вагоностроители засыпали руководство стройки идеями, как сделать зону отдыха лучше. Чаще всего встречались предложения о постройке стадиона и парка культуры. В те далёкие годы мнение трудящихся было принято учитывать, поэтому было решено построить стадион и парк, центральным объектом которого стал бы Клуб вагоностроителей. Вскоре планы снова изменились: постройку стадиона решили отложить, а вместо него на территории будущего парка оборудовать несколько спортивных площадок. 

12 июня 1936 года в посёлке Вагонстроя был торжественно открыт Парк культуры и отдыха. На территории парка были высажены кусты и деревья, установлены скамейки, разбиты цветники и клумбы, обустроены пешеходные дорожки, спортивные и детские площадки. 

На территории парка были оборудованы места для выносной торговли, установлено несколько аттракционов. По выходным и праздничным дням здесь работали массовики-затейники, играли духовые оркестры. В июле и августе в парке прошли соревнования по бегу, городкам, шахматам и шашкам.

На следующий год было решено начать постройку стадиона. Но...

23 декабря 1936 года Лазарь Марьясин, находившийся в отпуске в Сочи, был арестован. Первыми обвинениями в его деле стали растрата и присвоение государственных средств. В числе объектов, на строительстве которых он украл деньги, значился и парк культуры. Позднее в деле Марьясина появились ещё и политические статьи: участие в троцкистском заговоре и подготовка покушения на наркома Орджоникидзе. Через три месяца бывший начальник строительства Вагонстроя был расстрелян. Его жена Рита Яковлевна Лившиц-Марьясина, одна из организаторов женсовета Вагонстроя, тоже была арестована и осуждена на 8 лет лагерей.

Уже в начале января 1937 года Наркомфин СССР прекратил выделение денег на строительство соцгородка вагоностроителей. На «стройку века» зачастили столичные ревизоры. Результатом бесконечных проверок стал арест в 1938 году директора «Уралвагонзавода» Григория Павлоцкого, которого обвинили сначала в хищениях финансов, а затем и в «участии в контрреволюционной террористической диверсионно-вредительской троцкистской группе Пятакова». 


Григорий Зиновьевич Павлоцкий с женой и дочерью (фото неизв. автора, 1932 г. / фрагмент ориг. изображения)
(https://wp.tagil-press.ru//wp-content/gallery/tagil-nasha-vagonka//G.Z.-Pavlockij-pervyj-direktor-Uralvagonzavoda-1935-1938-s-semej.jpg)

Развитием парка культуры стали заниматься лишь после войны. Прежние проекты, составленные в середине 1930-х, уже безнадёжно устарели, и перспективы развития парка следовало переосмыслить заново. Изучением этого вопроса занялся недавно назначенный на должность директора УВЗ Иван Васильевич Окунев. 

Продолжение следует…

(с) 2022. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»