«Музыкантами становятся единицы, мы штучный товар». Легендарный трубач Нижнего Тагила Павел Мереленко — о своём 80-летии и музыке, которая обогащает

«Музыкантами становятся единицы, мы штучный товар». Легендарный трубач Нижнего Тагила Павел Мереленко — о своём 80-летии и музыке, которая обогащает

17 сентября Павел Мереленко — знаменитый трубач и педагог Нижнего Тагила — отмечает 80-летний юбилей. А 18 сентября он выйдет на сцену вместе со своими коллегами и учениками в рамках юбилейного концерта. Накануне этого важного события в культурной жизни города журналист «Афиши МС» Екатерина Баранова пообщалась с юбиляром о возрасте, музыке и её роли в воспитании личности. 

Павел Фёдорович играет на трубе с 11 лет. В Карпинске, где он родился и вырос, была всего одна музыкальная школа с классами по фортепиано и баяну. Но однажды на школьный урок пришёл руководитель духового оркестра и пригласил всех желающих на занятия. Так будущий музыкант Павел Мереленко вместе с мальчишками-одноклассниками оказался в оркестре. В первый же день состоялась судьбоносная встреча с инструментом — ему вручили трубу. 

«Раньше мы мало знали, мало общались. Мы играли на плохих инструментах, у нас не было нот, не было записей. Это как раньше не было машин, а сейчас они есть у всех, — вспоминает Павел Мереленко. — Сейчас же есть всё, что хочешь. Любой инструмент можешь купить. У нас ведь даже телевизора не было. Поэтому куда мы шли? Мы все шли в клуб, во дворец. До духового оркестра я ходил и в драматический кружок, и в школьный хор».

После школы Павел написал два письма: одно в музыкальное училище Свердловска, другое в училище в Нижнем Тагиле. Из Свердловска ответа нет до сих пор, шутит Павел Фёдорович. Тагильское музыкальное училище (сегодня — Нижнетагильский колледж искусств) открылось в 1958 году, через год сюда приехал поступать из Карпинска юный трубач Мереленко. Поступил, успешно отучился, ушёл на три года в армию. После возвращения со службы поступил в Уральскую консерваторию на заочное отделение. К этому времени он уже обзавёлся семьёй и работой. 


Павел Мереленко во время службы в армии

Параллельно с учёбой Павел Мереленко играл в оркестрах и преподавал. В 1975 году он пришёл в оркестр только что построенного Нижнетагильского цирка. В первые годы у циркового оркестра было много работы, вспоминает Павел Фёдорович: представления шли каждый день, а по выходным их было три. Из 25 лет работы в цирке 18 лет Мереленко был дирижёром. 

«Конечно, люди шли смотреть представление, но музыка ведь тоже играет большую роль. Так же, как и освещение, бутафория, костюмы. Понятно, что оркестр не на первом месте, но он важен. Мне нравилось работать в цирке, но со временем нас стали потихоньку вытеснять фонограммой. Сначала один номер, потом два, потом смотрим: в первом отделении вообще у нас нет работы. Музыканты стали уходить из оркестра. В 2000 году я тоже ушёл», — рассказывает Павел Фёдорович. 

После цирка трубач работал в «Ником-биг-бэнде» ДК НТМК. А когда частный оркестр закрыли по воле собственника, пришёл в новый муниципальный «Тагил-бэнд», который старше Нижнетагильской филармонии на пять лет. 

Огромное место в профессиональной жизни Павла Мереленко занимает преподавание. Всё началось на 4-м курсе музыкального училища, в 1962 году, когда его попросили заменить призванного в армию преподавателя музыкальной школы № 3. Предыдущий коллега занимался не только с трубачами, но и с кларнетистами. Поэтому Павел Фёдорович освоил сначала кларнет, а потом и саксофон. А временная работа в музыкальной школе вылилась в 50 лет педагогического стажа, в том числе в Нижнетагильском колледже искусств. 

«Если честно, мне всегда больше нравилось играть, чем преподавать. Я не думал, что столько лет буду учить. Но втянулся в это дело, бросать учеников не хотелось. И потом, в преподавательской деятельности есть свои очень положительные моменты — когда попадаются способные ученики, талантливые. С ними мало того что интересно, с ними сам растёшь. Они тебя заставляют двигаться», — говорит Павел Фёдорович. 

Павел Мереленко гордится всеми своими выпускниками, но, конечно, самый любимый ученик — его сын Никита Истомин, первый трубач Мариинского театра. Никита закончил музыкальную школу по классам фортепиано и трубы, что неудивительно, ведь папа у него трубач, а мама — известная пианистка, концертмейстер, педагог музыкальной школы № 3, заслуженный работник культуры РФ Елена Милевская. Молодой человек получил профессиональное образование в Швеции и Германии. А девять лет назад Никита вернулся в Россию, пройдя строгий конкурс в оркестр Мариинского театра. 

Вообще все три сына Павла Фёдоровича занимались музыкой, хотя профессиональным музыкантом стал только один. Внуки тоже ходят или ходили в музыкальные школы.  

«Я всегда говорю своим ученикам и их родителям, что музыкальная школа — это великое дело. Она расширяет кругозор, обогащает человека. Во-первых, ребята изучают произведения, слушают музыку, знают биографии композиторов, могут читать ноты. Они придут в концертный зал и по-другому будут воспринимать эту музыку. Я не стремлюсь, чтобы мои ученики обязательно были профессиональными музыкантами. Музыкантами-то становятся единицы, мы же штучный товар. Нас в консерватории на всём курсе было всего семь человек! А в УПИ тысячи людей учатся», — лукаво щурится музыкант. 

Павел Фёдорович признаётся, что пока не чувствует своего солидного возраста. Любимая профессия, как и в начале карьеры, приносит большое удовольствие. Здоровье тоже пока позволяет играть на трубе. 

«Мне нравится моя профессия. Я всегда думал: как хорошо, что я трубач. Я иду на репетицию вприпрыжку, с удовольствием. А если бы я был, допустим, строителем, я бы думал каждый день: ой, опять эти кирпичи класть, шлакоблоки. Когда пандемия началась и всех, кто 65 плюс, отправили сидеть дома, я не знал, что делать, куда деваться. Я всё равно брал трубу и занимался. Потому что без трубы не могу. И сейчас, чтобы поддерживать форму, не быть в тягость коллективу, чтобы не сказали: “А, Павел Фёдорович, старенький уже”, я дома занимаюсь часик-полтора каждый день», — признаётся трубач. 

Домашняя репетиция Павла Мереленко

Своё 80-летие Павел Фёдорович планирует отметить сначала в узком семейном кругу, а затем на сцене. К большому юбилейному концерту музыкант вместе с оркестром «Тагил-бэнд» начал готовиться больше месяца назад. Стеснительно признаётся: очень волнуется выходить на сцену в качестве «гвоздя программы». 

«Волнуюсь, и даже очень. Причём это, по-моему, с возрастом пришло. Когда молодой был, не помню, чтобы было волнение какое-то. Видимо, нервы были покрепче. Когда сижу в оркестре — нет. А когда выхожу вперёд перед оркестром, уже волнуюсь. И потом, труба — это такой инструмент, в котором звуки надо извлекать, может и не получиться. Бывает, что и хуже сыграешь, чем можешь. А люди-то пришли, ждут», — говорит Павел Фёдорович.