«Реставрация — это связь с прошлым через свои руки». Студенты-реставраторы из Москвы привели в порядок семь картин тагильского музея-заповедника

«Реставрация — это связь с прошлым через свои руки». Студенты-реставраторы из Москвы привели в порядок семь картин тагильского музея-заповедника

Студенты 4-го курса Московского государственного академического художественного института имени В. И. Сурикова при Российской академии художеств прошли реставрационную практику в Нижнетагильском музее-заповеднике. В течение трёх недель семь будущих реставраторов под руководством своего преподавателя трудились над семью живописными полотнами, которые много лет ждали своего часа. 

Для музея-заповедника Нижнего Тагила подобный опыт сотрудничества в новинку. При этом, как отмечает старший преподаватель, художник-реставратор II категории Максим Григоров, он полезен для обеих сторон: студенты получают практику, а музей — отреставрированные произведения искусства. 

До приезда ребят была проделана большая работа. Музей закупил материалы из списка института и новые подрамники для картин. Студенты привезли с собой инструменты для работы: кисти, скальпели, мастихины, утюги. И свои знания. 

На реставраторов студенты художественного института Сурикова учатся шесть лет. И каждое лето  они постигают азы будущей профессии на практиках в музеях российских городов. Перед тем как начать работу с полотном, практиканты составляют реставрационный паспорт — подробную «историю болезни» картины с описанием её дефектов и фотографиями. Паспорт нужен для специалистов, которые в будущем будут реставрировать картину, ведь нужно знать, как с ней работать, какие секреты она хранит. 

По словам Максима Григорова, реставрация не любит спешки. До начала работы реставратор должен несколько раз подумать: нужно ли вмешиваться, нужно ли что-то менять? 

«В вашем музее студенты проделали полноценную техническую реставрацию: раздублировали холсты, очистили обороты картин, укрепили красочный слой и грунт. У нас, к сожалению, было немного времени. Три недели реставрационной практики — это очень мало, ведь работа реставратора может длиться полгода — год. Но я очень надеюсь, что наша практика и тот результат, который есть, будут максимально долгими и их хватит лет на 3050», — говорит педагог, художник-реставратор II категории государственного историко-художественного музея «Новый Иерусалим» Максим Григоров. 


Все три недели практики студенты работали под присмотром своего педагога, художника-реставратора Максима Григорова

23-летняя Мария Курбанова выбрала для себя самое большое и старое полотно — «Возвращение блудного сына». Двухметровая картина кисти неизвестного художника была написана в XVIII веке и, по всей видимости, украшала взорванный в 30-е годы прошлого века Входо-Иерусалимский собор. 

«Я всегда стараюсь выбирать самые сложные произведения. В данной картине мне было интересно то, что она ранее уже была в реставрации, была сдублирована на новое основание — это когда из-за ветхости авторского холста его приклеивают на дублетный. Сложность была в основном с размерами. Но также некоторые реставрационные процессы из-за большого формата картины невозможно было сделать в одиночку», — рассказывает Мария. 

Единственный парень-практикант из московского института Сурикова Иван Арапов работал с копией картины Рубенса «Снятие с креста» кисти неизвестного мастера XIX века. На картине было много повреждений, так называемых утрат, и завершить реставрацию полностью Иван не успел. Признаётся, что хотел бы вернуться в Нижний Тагил и продолжить свою работу. 

«Мне нравится сам процесс. Когда видишь, как уходят загрязнения, выравниваются деформации, испытываешь большое удовольствие. До этого картина была порвана, смята, а после того, как ты над ней поработал, сам больше понимаешь замысел автора и тебе приятно, что ты восстанавливаешь эстетику этой картины. Реставрация — это связь с прошлым через свои же руки, разговор с художником». 

  • Изобразительная коллекция Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал» насчитывает 8 тысяч экспонатов. 600 из них — живописные полотна. 
  • Помимо старинных копий европейских мастеров, здесь хранятся картины советских художников-авангардистов. Музейщики даже запустили проект «Выставка одного экспоната», который рассказывает о знаковых произведениях, чудом спасённых от цензуры. Сотрудники музея уже рассказали историю произведений Павла Сурикова «Детский праздник» и Митрофана Берингова «Свадьба слепых».