Город и его люди. «Царь Вагонки» Иван Окунев

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Город и его люди. «Царь Вагонки» Иван Окунев

Какими только прозвищами не «награждали» его жители Вагонки и работники «Уралвагонзавода». «Царь Вагонки», «феодал», «садовник», но чаще — «народный директор». Это может показаться странным, но об этом человеке, на протяжении 20 лет возглавлявшем крупнейший в стране завод, написано очень немного. Наверное, поэтому последние поколения тагильчан знают о «самом народном директоре» «Уралвагонзавода» в основном краткие биографические данные: где родился, где учился, кем работал, чем награждён. Конечно, на Вагонке есть и улица его имени, и Дворец культуры, и памятник ему установлен, но стоит поинтересоваться у коренных жителей Дзержинского района, кем был Иван Васильевич Окунев, как работал и что сделал для района и людей, большинство ответит просто: был директором завода и настоящим хозяином. Исправить эту историческую несправедливость берётся наш Дмитрий Кужильный. Сегодня читаем первую часть его рассказа. 

Действительно, написано о «народном директоре» очень мало.  Отчасти, наверное, потому, что сам Иван Васильевич настоятельно просил корреспондентов газет и журналистов лишний раз о нём не упоминать. 

«Вы лучше о рабочих напишите, — неизменно отвечал он на предложения журналистов написать о нём статью. — Ну что директор? Скучнейшая должность: сплошные рапорты, парткомы, месткомы, заседания. Совсем другое дело, что происходит в цехах. Вот где производственная романтика! Вот где трудовые подвиги!»

Рассказывали, что даже сфотографировать Окунева для статьи в заводской многотиражке или городской газете было большой проблемой. Как-то раз он признался редактору «Тагильского рабочего» Александру Ермакову, что не любит официальных фото, потому что получается на снимках каким-то неестественным, зажатым. В чём-то Иван Васильевич был прав: на официальных фотографиях он выглядел неважно. Но зато на всех любительских снимках, сделанных случайно или снятых друзьями для себя, Окунев выходил живым и настоящим — таким, каким и был в жизни.

Иван Васильевич меняет профессию

Иван Васильевич Окунев родился 16 июня 1906 года в селе Лебяжьем Вятской губернии. Его детство, отрочество и юность прошли в деревне. Поначалу он не собирался никуда уезжать из родных мест. С малых лет Иван полюбил получать знания и по окончании средней школы твёрдо решил стать педагогом в родной деревне. Окончил учительские курсы, начал преподавать в сельской школе. Был избран секретарём Лебяжинского сельского комитета комсомола.


Село Лебяжье (фото неизв. авт., 1916–1918 гг.)
(https://pastvu.com/_p/a/x/y/6/xy61getq1i4gy7squ7.jpg)

Первым серьёзным испытанием для молодого учителя стало предложение возглавить детский дом в районном центре. За короткий срок Иван Окунев смог организовать работу детдома и повысить успеваемость среди его воспитанников. Позднее Иван Васильевич вспоминал, что эти годы были самыми трудными в его жизни, но и самыми интересными. Через три года будущего директора УВЗ выдвинули на должность заведующего районным отделом народного образования. А потом... В 1930-м в центральных газетах стали появляться публикации о планах правительства СССР по индустриализации страны, через год начались оргнаборы на стройки народного хозяйства Среднего Урала и Сибири. Окуневу предложили отправиться по комсомольской путёвке на учёбу в Свердловск, в любой вуз на выбор. Иван Васильевич давно мечтал об учёбе в институте, да и друзья считали, что диплом о высшем образовании будет неплохим подспорьем в дальнейшей карьере. И молодой вятский учитель отправился на Урал...

В официальной биографии И. В. Окунева указывается, что он, окончив в 1935 году Уральский политехнический институт, поступил на Уральский вагоностроительный завод, имея на руках диплом инженера-механика. В других источниках говорится, что он был принят на УВЗ в 1938 году. Оказывается, обе даты актуальны. Получилось так, что после защиты диплома и получения распределения Окунева попросили немного поработать в одном из ФЗУ. «Немного» растянулось почти на три года, и только после того, как штат училища был укомплектован, Иван Васильевич вышел на работу в цех.


Иван Васильевич Окунев (фото неизв. авт., 1947 г.)
(https://ntgia.ru/media/2020/12/07/31.JPG)

Как и многие молодые специалисты, Окунев начинал свой трудовой путь на заводе с должности мастера. Трудолюбивый, исполнительный, думающий инженер-механик довольно быстро попал в поле зрения руководства предприятия, которое вскоре стало выдвигать его на новые должности: старший мастер, начальник смены, начальник цеха, главный технолог.

В конце 1980-х, на волне так называемой «гласности», недоброжелатели Ивана Васильевича начали говорить о том, что, мол, Окунев «взлетел с мастеров в директора благодаря исключительно тем репрессиям, которые были развёрнуты в стране в конце 30-х — начале 40-х годов прошлого века, когда весь цвет инженерно-технической мысли УВЗ, как и миллионы советских граждан, был репрессирован». Но главная причина «взлёта» молодых специалистов тех лет крылась в другом. Дело в том, что «Уралвагонзавод», как и многие другие крупные индустриальные объекты СССР, строился и входил в рабочий режим в основном силами приглашённых специалистов. Многие из них, отрабатывая контракт, уезжали по месту жительства и прежней работы. Удерживать таких людей в Нижнем Тагиле было нечем: даже квартиры, которые им предоставлялись, и мебель в них были казёнными. Некоторые, правда, привозили с собой жён и детей, но о том, чтобы переехать на Урал насовсем, речи не шло: уж больно диким, неблагоустроенным казался посёлок «Вагонстроя» тем, кто приезжал на новый завод-гигант из Харькова, Одессы, Москвы и Ленинграда. Всё это прекрасно понимали наверху, и поэтому одним из приоритетных направлений заводской политики стало обучение и воспитание своих специалистов.

Иван Васильевич был как раз из числа тех, кого считали будущим завода. Руководство завода (а в период с лета 1938-го по осень 1941-го оно сменилось четырежды) не боялось поручать Окуневу новые участки работ, доверять решение сложных производственных задач. Были уверены, что кто-кто, а Окунев справится.

«Ему можно было поручить какую угодно задачу. Даже если с решением подобных задач он раньше не сталкивался, — вспоминал бывший директор завода Юрий Евгеньевич Максарёв. — Посоветуется со специалистами, с рабочими, попросит помочь, научить, будет ночами сидеть над чертежами и документацией, но задачу выполнит. Сколько помню, я ни разу не слышал от него слов “невозможно”, “невыполнимо”, “не получится”». 


Юрий Евгеньевич Максарёв и Иван Васильевич Окунев (фото 1944 г.)
(фотоскан из архивов А. Ю. Хлопотова)

С началом Великой Отечественной войны, когда «Уралвагонзавод» принял эвакуированные заводы с Украины, перед ведущими специалистами предприятия встала новая задача: как можно быстрее освоить выпуск оборонной продукции. Окунев с первых дней включился в эту работу: знакомился с технической документацией, изучал технологические процессы нового производства и вскоре стал самостоятельно решать возникающие производственные проблемы, предлагать свои решения тех или иных задач.

При его непосредственном участии на заводе внедрялись различные технологические новшества, прогрессивные технологии — в частности, первое в мире поточно-конвейерное производство танков Т-34.


На сборочном конвейере танков (фото неизв. авт., 1943 г.)
(https://www.ridus.ru/images/2021/6/21/1289205/in_article_747b7d6ad8.jpg)

Знания, опыт и труд Ивана Васильевича Окунева в годы войны были по достоинству оценены правительством. В 1943 году он дважды был награждён орденом Трудового Красного Знамени, в 1944-м — орденом Ленина, а год спустя — орденом Отечественной войны I степени.

Осенью 1944-го, когда на фронтах Великой Отечественной ещё шли бои, правительство СССР выпустило ряд постановлений, согласно которым некоторые предприятия должны были в сжатые сроки подготовиться к переходу на мирную продукцию, а кое-где и возобновить её выпуск. Уже в декабре того же года на «Уралвагонзаводе» прошло производственное совещание, где обсуждались вопросы, связанные с возобновлением выпуска вагонов.


Ведущие специалисты «Уралвагонзавода»: Н. А. Кучеренко, И. В. Окунев, Л. И. Кордунер, А. А. Морозов (фото неизв. авт., 1945 г.)
(фотоскан из архивов А. Ю. Хлопотова)

Директор завода Ю. Е. Максарёв предложил назначить Окунева ответственным за восстановление вагонного производства: «Берите в помощники кого хотите, но не больше пяти человек. Пока, я думаю, хватит. Конкретных сроков пока нет, но надо торопиться: войне скоро придёт конец».

Уже на следующий день Иван Васильевич назвал фамилии пяти инженеров, с кем ему предстояло выполнить работу, которой в мирное время занимался бы целый проектный институт. Около года группа Окунева изучала чертежи и готовила планировку цехов к переходу на выпуск вагонов. Все самые прогрессивные технологии и методики, которые были внедрены на производстве танков и бронекорпусов, группа стремилась использовать для организации вагонного производства. Особо ценным представлялся опыт создания поточных линий и внедрения технологии автоматической сварки. Уже в начале 1946 года в вагоносборочном корпусе заработал цех платформ, а 19 марта того же года «Уралвагонзавод» сдал Наркомату путей сообщения первую послевоенную партию платформ. Всего до конца года НКПС СССР получил 7769 платформ с маркой УВЗ.

В 1946-м директора завода Юрия Евгеньевича Максарёва переводят на должность заместителя министра транспортного машиностроения. Рассказывают, что, передавая дела новому директору, бывшему парторгу завода Семёну Андреевичу Скачкову, Максарёв положил перед ним папку с личным делом Окунева: «Я слышал, что и для тебя новое место ищут, Семён. В общем, не тяни, готовь себе замену…» Через три года Скачков будет назначен директором ЧТЗ (Челябинского тракторного завода), а на его место заступит Иван Васильевич Окунев.

Если говорить о воспоминаниях, которые оставили об Иване Васильевиче люди, работавшие с ним и знавшие его хорошо, нельзя не назвать книгу «Воспоминания главного конструктора танков» Леонида Николаевича Карцева, который с 1953 по 1969 год занимал на УВЗ должность главного конструктора.


Леонид Николаевич Карцев, главный конструктор УВЗ в 1953–1969 гг. (фото неизв. авт.)
(http://fotohroniki.ru/upload/iblock/aae/leonid_kartsev-05.jpg)

Вот что писал Карцев об Иване Васильевиче в главе этой книги «Директор завода»:

«Такого организованного человека, как Иван Васильевич Окунев, я не встречал в жизни ни среди гражданских, ни среди военных руководителей всех рангов. Рабочий стол его всегда был абсолютно чистым. Он не терпел на нём ни одного предмета, ни одной бумажки. Никогда он ничего не записывал, всё держал в памяти.

Рабочий день его начинался в 6 часов 30 минут. До 8 часов он один, без всякой свиты, обходил цехи завода: бывал, как правило, в отстающих цехах и там, где намечалось отставание, беседовал с рабочими и мастерами третьей смены или пришедшими на первую. К 8 часам Окунев приходил в кабинет и в течение получаса знакомился с почтой. В это время в его кабинет никто не заходил. Все телеграммы, поступавшие на его имя, ему приносила в течение дня секретарь. Он при ней их расписывал и сразу же отдавал в работу. С 8.30 до 11.00 к И. В. Окуневу без предварительной договорённости и доклада мог зайти любой начальник цеха, отдела или их заместители. Очереди не было, так как в кабинете никто не засиживался более 10 минут. Вопрос решался однозначно: или да, или нет. Если он соглашался с просьбой или предложением пришедшего, то сразу же  давал распоряжение исполнителю. В 11 часов начинался директорский рапорт по телефону. К этому часу в диспетчерскую сходились все заместители и помощники директора. Вёл рапорт начальник производства, директор же только иногда вмешивался. Начальники цехов докладывали по установленной форме — не более одной минуты каждый. Рапорт заканчивался в 11.30. До 12 часов директор обсуждал различные вопросы с заместителями. В 12 часов он уезжал домой на обед. После обеда Окунев иногда шёл в цех или проводил совещание. К совещаниям он тщательно готовился, поэтому они длились, как правило, не более получаса. За это время Окунев выслушивал мнения заинтересованных лиц, уточнял своё предварительное решение и давал задания исполнителям. Остальное время до конца рабочего дня кабинет директора был свободным для посетителей. Если в данный день не было парткома или приёма рабочих, он уезжал с работы в 17.30. Никаких совещаний после рабочего дня у него никогда не было.

Каждую неделю перед выходным директор проводил очные рапорты в заводоуправлении. На них рассматривались общие вопросы: техника безопасности, снижение трудоёмкости, о чистоте на заводе, о попавших в вытрезвитель, о состоянии с питанием в столовых. Директор очень любил чистоту и порядок — и в цехах, и на заводской территории. Так, например, он заставил в сборочном цехе на корпусном конвейере все лестницы и лесенки покрасить белой эмалью. И рабочие, прежде чем залезть внутрь корпуса, вынуждены были тщательно очищать обувь...»

Многим казалось, что новый директор жил только заводом, не позволяя себе никаких увлечений.

Впрочем, это было не совсем так. Иван Васильевич любил и рыбалку, и «тихую охоту», и простые прогулки по лесу, причём в любое время года. Но на это не всегда хватало времени — огромный завод требовал постоянного внимания. Поэтому домом и детьми занималась преимущественно жена Ивана Васильевича — Тамара Максимовна. Её прекрасно знали и соседи по «дому дирекции», и многие жители улицы Ленина (ныне — Ильича) как добрую, приветливую женщину, готовую всегда прийти на помощь. 

 

Продолжение следует...

 

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

 

Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом, и мы исправим это упущение.