«Они мне в любви признавались, прям не суд, а секс по телефону!» Известный пермский пранкер рассказал, как почти два года командовал российскими судьями и почему ему всё сойдёт с рук

«Они мне в любви признавались, прям не суд, а секс по телефону!» Известный пермский пранкер рассказал, как почти два года командовал российскими судьями и почему ему всё сойдёт с рук

Последнюю неделю журналисты засыпали его звонками. Всему виной, уверяет бизнесмен из Перми Сергей Давыдов, судьи: это они по-новому заварили старую кашу. «Старая каша» - это публикация телефонных переговоров от 2012-2013 годов, где судьи Пермского края принимают указания от Давыдова в ведении административных и уголовных дел. Сергей представлялся зампредом краевого суда Павлом Сурковым или сотрудником ФСБ, раздавал команды, а после закрытия дела с «нужным» решением публиковал аудиозаписи в сети. Таким образом пранкер разыграл 18 судей.

Когда в 2014 году обман вскрылся, суд начался уже над самим Сергеем Давыдовым. За «воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» ему назначили штраф в 180 тысяч рублей. Но платить не пришлось: от этой обязанности пранкера освободили в 2015 году по амнистии в честь 70-летия Победы. История прогремела, но, по словам Давыдова, уже к началу 2016 года подзабылась.

И вот в марте Ленинский суд Перми наложил запрет на распространение аудиозаписей переговоров Давыдова с судьями как порочащие честь и подрывающие репутацию сведения. Как житель Перми пришёл к пранку, кому сделал первый звонок и не боится ли возмездия от судей, которых столько разыграл, Сергей Давыдов рассказал АН «Между строк».

«Это ж просто позор!»

Конечно, эти аудиозаписи подрывают репутацию судебной системы в России. Это ж просто позор! – говорит Сергей Давыдов. – Это тогда на суде все, кому я звонил, говорили, что мои указания не повлияли на их решения. А во время самих телефонных разговоров некоторые из них мне в любви признавались. Прям не суд, а секс по телефону. То есть признавались-то не мне – а Павлу Суркову, именем которого я представлялся. Сам факт подобных бесед доказывает коррумпированность судей. Никого из них не удивило даже, что зампред краевого суда даёт им указания, то есть у них так и заведено. Ни один из них не дал мне категоричного отказа. Ни один из них не возмутился тем, что им вообще поступают распоряжения. Никто не сказал: «Да как вы смеете мне звонить?!» Все слушали внимательно и дакали, обещали сделать всё, что в их силах. Когда меня судили, один из свидетелей – судья, которому я тоже звонил – своими показаниями подтвердил, что это нормальная практика – выполнять распоряжения вышестоящих судей. Он сказал, что мои просьбы были чёткими и грамотными, как это обычно и бывает. «Обычно», понимаете?

Первый звонок

Чтобы научиться давать «чёткие и грамотные» распоряжения, понадобилось немного практики. Во время первого звонка я потом обливался. Меня приставы не пустили в суд, потому что на входе я отказался достать из своей барсетки вещи для осмотра. Приставы составили на меня рапорт. За день до заседания я позвонил судье, который был назначен на разбирательство моего дела, и прикинулся одним из зампредов райсуда, сказал: «Давыдова по возможности не наказывайте». На самом заседании осторожно поглядывал в сторону судьи, гадал, поняла она или нет, что это я ей звонил, узнала ли меня по голосу, очень сильно нервничал. Но как итог – решение было принято в мою пользу. Потом я также ещё один суд в свою пользу обернул. А потом пошло-поехало, я уже чисто из интереса начал судьям звонить: согласится он или нет.

Всё начиналось с ГАИ

С судьями нужен особый подход. По сути, никто им не вправе давать распоряжения. Они решения принимают и выносят самостоятельно. Поэтому с ними надо поделикатнее, не требовать – а просить. Ну и вообще, надо знать принятый у них формат общения. Но у меня кое-какой опыт к тому времени имелся. Однажды я был свидетелем, как руководитель областной ГАИ разговаривал с подчинёнными. Ну там со всем по-другому, конечно. Там есть начальник, а есть подчинённый, вот там как раз команды даются, а не просьбы. Ну я послушал-послушал, и почему бы мне не попробовать один свой вопрос решить. Позвонил одному инспектору, представился помощником этого самого начальника ОблГАИ. Тут же начались вопросы: «Что за помощник? Как вас зовут? Кто попросил позвонить?» Но с горем пополам удалось обо всём договориться. Я так ещё несколько раз звонил до тех пор, пока не понял, что помощник – это вообще не тот уровень и вообще ошибка. Решил сразу представляться руководителем. Пошло гораздо легче.

Ты – начальник, я -…

Если честно, я не верил до самого конца, что с судьями тоже получится решать вопросы по звонку. Думал, гаишники – оно понятно, у них строгая иерархия, и сотрудники этого ведомства привыкли приказы начальства выполнять. А как-то в разговоре со знакомым тот мне сказал: «Да они все одинаковые. Есть начальство – есть подчинённые. Вторые привыкли слушаться первых». Если чиновнику дали задание, он уж в силу своих возможностей его выполнит. А судьи ведь на то и судьи, что бы знать закон и лазейки в нём. Так что, за исключением некоторых деталей, мой знакомый оказался прав. Формат общения в каждом ведомстве разный, но везде люди по большей части с начальством спорить не рискуют. Вон некоторые пранкеры президентов вокруг пальца обводят. Они, правда, говорят, что на вольных хлебах этим делом занимаются, но я в этом сомневаюсь. Откуда у них информация о контактах первых лиц страны? Я думаю, им кто-то делает заказ на определённую персону и сливает о нём все сведения. А я ведь судьям звонил на рабочие номера телефонов, которые были в открытом доступе, не на мобильники даже. И нормально – прокатывало. Получается, им так любой позвонить мог.

Диктофонные записи

Мой канал на Youtube с аудиозаписями переговоров с судьями все ещё открыт. Что будет дальше, я не знаю. Может, позже Роскомнадзор его заблокирует. Сейчас пока установлен запрет на их распространение, но вряд ли он принёс судьям желаемый результат. Наоборот – с момента введения запрета количество просмотров увеличилось, счёт уже на тысячи пошёл. В любом случае «судебная» деятельность не моя основная, я на ней ничего не зарабатываю, это хобби, доход получаю с совсем другого бизнеса. Какого-то преследования я не ожидаю, за свою безопасность особых волнений не испытываю. За всё время этой истории мне угроз не поступало, всё разбирательство проходило в рамках суда, а тут просто надо быть поувереннее – дать чиновникам понять, что ты в законе тоже разбираешься и готов отстаивать свои права. С другой стороны, теперь наверняка узнав, как российские судьи принимают решения, стало не по себе.

Агентство новостей «Между строк»