«Я на двести процентов уверен, что это он убил мою сестру. И за этот год ни разу не усомнился»

«Я на двести процентов уверен, что это он убил мою сестру. И за этот год ни разу не усомнился»

Сегодня ровно год, как не стало известной екатеринбургской фотомодели, уроженки Нижнего Тагила, Юлии Прокопьевой-Лошагиной. 23 августа 2013 года ее тело нашли в лесополосе под Первоуральском, а подозрения сразу пали на её супруга Дмитрия Лошагина. Сейчас фотограф находится в СИЗО, однако своей вины не признает. 

Поиски

Все началось с известия о пропаже Юлии Прокопьевой-Лошагиной, мгновенно облетевшим все тагильские и екатеринбургские СМИ. Сообщалось, что девушка исчезла сразу после вечеринки, которая проходила в их с мужем квартире по улице Белинского. С вечера 22 августа 2013 года Юлию никто не видел, а её мобильный телефон был отключен.

Обеспокоенный пропажей Юлии, её брат Михаил Рябов вёл самостоятельные поиски сестры. К нему присоединились друзья модели и её родственники, сообщение о пропаже девушки распространилось по всем социальным сетям и региональным СМИ.

Позже, 31 августа, Михаил написал заявление в полицию, а уже через два дня он вместе с матерью Светланой Рябовой ехал в Первоуральск на опознание. 24 августа там нашли труп девушки, лицо которой сожжено кислотой. Тело молодой женщины имело признаки насильственной смерти, наступившей в результате закрытого перелома шеи.

Несмотря на приметы погибшей – «длина тела женщины 165 см, худощавого телосложения, на вид 18-25 лет, лицо европейского типа, волосы темно-русого цвета, окрашенные в коричневый цвет, ногтевые пластины на ногах окрашены лаком оранжевого цвета. Особые приметы: на пупке рана от пирсинга» - мать и брат Юлии всё ещё надеялись, что она жива и ждали результатов экспертизы.

Надежды рухнули 3 сентября, когда специалисты экспертно-криминалистического центра областного главка подтвердили, что найденное в лесополосе под Первоуральском тело девушки принадлежит Юлии Прокопьевой-Лошагиной.

Подозрения сразу пали на мужа Юлии, известного екатеринбургского фотографа Дмитрия Лошагина. В этот же день он был задержан правоохранителями и помещен в изолятор временного содержания. Как раз перед тем, как фотограф собирался уехать в Симферополь.

Дима и Юля

Дмитрий Лошагин и Юлия Прокопьева были известной в светских кругах Екатеринбурга парой. Он – один из самых востребованных фотографов города, она – популярная фотомодель, снимавшаяся для обложек глянцевых журналов и рекламных проспектов. Они поженились в 2011 году и, как говорили их друзья, были прекрасной парой. Однако по другим сведениям у семьи Лошагиных было не всё гладко. Они подозревали друг друга в отношениях на стороне и даже думали о разводе.

Жила чета Лошагиных в шикарной квартире-лофте по улице Белинского. Именно там и проходила вечеринка, где последний раз видели Юлию. Как рассказывала «Комсомольской правде» подруга Дмитрия Елена Аюпова, торжество было посвящено, в том числе дню рождения фотомодели, которой накануне исполнилось 28 лет. В честь праздника супруг подарил ей дорогую иномарку Audi TT и устроил прием на 50 человек.

Версии

После известия об убийстве модели, версии стали появляться одна за другой. СМИ цитировали многочисленные анонимные источники информации и выдвигали все новые и новые предположения.

  1. Любимая версия журналистов объясняла убийство Юлии ревностью ее супруга. Никак не подтвержденная информация о положительном ВИЧ-статусе Юлии активно обсуждалась в соцсетях. Интернет-пользователи выдвигали предположения, что известие о болезни супруги шокировало Дмитрия и послужило причиной убийства. Позже, чтобы доказать несостоятельность этой версии, Михаил Рябов опубликовал на своей странице в соцсети справку сестры, подтверждающую, что она здорова.

  2. Еще одна версия, которую с удовольствием муссировали различные желтые издания, связана с сексуальными экспериментами, которыми якобы занимались супруги. В результате одного из таких вечеров Дмитрий случайно убил свою жену и, запаниковав, попытался избавиться от улик.
  3. Вину в смерти фотомодели пытались возложить и на некоего заключенного, по некоторым данным сбежавшего из мест заключения на машине сотрудника колонии. Аргументами этой версии послужило то, что данную машину обнаружили сгоревшей примерно в то же время и в том же месте, где нашли тело Юлии Прокопьевой.
  4. Самую фантастическую информацию выдала «Комсомольская правда», которая нашла свидетельницу, видевшую Юлию Прокопьеву живой уже после обнаружения трупа под Первоуральском. Женщина уверяла, что встретила девушку вместе с супругом в бизнес-центре «Антей», причем Юлия была чем-то встревожена.
  5. Анонимные источники рассказывали журналистам о некоем высокопоставленном пожилом чиновнике, бывшем любовнике Прокопьевой, который «заказал» её киллеру в отместку за то, что девушка заразила его ВИЧ.
  6. Намекали анонимные источники и на брата Юлии, который после возможного ареста Лошагина вместе с матерью остался бы единственным наследником своей сестры. Однако эта версия, как и все остальные, потерпела крах. Мать Юлии Светлана неоднократно рассказывала, что она и сама в состоянии себя обеспечить. Более того, часть денег, которые обнаружили на счетах Юлии, дала ей именно мать.

Доказательство вины

Улики против Дмитрия Лошагина нашлись быстро, да и у родственников Юлии не было других подозреваемых. Михаил Рябов рассказывал тогда корреспонденту АН «Между строк»:

«Слишком многое указывает на него. Он её не искал, а только всех успокаивал. Он отказался проходить детектор лжи. Он на опознание-то ехать не хотел! Полицейские чуть ли не за ручку его привели! Он всем рассказывал, что накануне пропажи Юлии, она собрала сумку, взяла загранпаспорт и уехала на его машине в неизвестном направлении. При этом девушка была в скверном настроении. Однако её подруга, разговаривавшая с ней самой последней, рассказала, что у Юли было хорошее настроение и ничего не предвещало беды. Да и как машина Лошагина чудесным образом на следующий день оказалась на месте?»

Следствие подтвердило догадки Михаила. Одной из главных улик против Дмитрия стали данные сотовых операторов о местонахождении его мобильного телефона в ночь убийства. Судя по геолокации, фотограф был в районе Первоуральска, где и нашли тело Юлии.

В конце концов, на основании проведенного расследования и опроса свидетелей, следователи попытались восстановить картину того вечера:

Около десяти часов вечера 22 августа 2013 года Юлия вместе с мужем и гостями вышла из лофт-апартаментов по улице Белинского и поднялась на крышу. Вскоре гости вернулись обратно в квартиру, где в этот момент проходила вечеринка, а супруги остались наедине. Когда они спускались с крыши и проходили через техническое помещение на 17 этаже дома, нетрезвые муж и жена сильно повздорили и Дмитрий напал на супругу. Схватив девушку за голову, он сломал ей шею, в результате чего наступила мгновенная смерть.

Тело Юлии мужчина спрятал под лестницу и вернулся в лофт к гостям. Позже Дмитрий на машине вывез тело жены в пластиковом контейнере под Первоуральск, облил ее голову легковоспламеняющейся жидкостью и поджег.

Все эти данные подтвердил недавно проведенный следственный эксперимент. Следователи с помощью специального манекена проверили, можно ли уложить тело человека в пластиковый контейнер, а затем поместить его в машину. Доказательством того, что тело Юлии было вывезено именно так, послужили записи с камер наружного видеонаблюдения. На них видно, как Дмитрий Лошагин приносит в свой дом пустой контейнер.

Суд

Сейчас Дмитрий находится в СИЗО, ему предъявлено обвинение по части 1 статьи 105 УК РФ «Убийство». Свою вину фотограф отрицает и сотрудничать со следствием отказывается. Его мать Светлана Соколова также не верит в причастность сына к смерти своей невестки. На прошедших недавно предварительных слушаниях по делу Лошагина она рассказала журналистам, что её сын чисто физически не мог бы поднять короб с телом жены и куда-то вывезти. По её словам, у Дмитрия сломана нога и проведены две операции на почке и на позвоночнике, поэтому ему нельзя поднимать тяжести.

Процесс по делу Лошагина стартовал 18 августа, начало рассмотрения дела по существу назначено на 9 сентября.

«Я никогда в жизни никого не ненавидел, но сейчас понимаю, что по-другому назвать мое отношение к этому человеку нельзя, - признается Михаил. - С того момента, как Лошагин отказался пройти детектор лжи, я уже был уверен на двести процентов, что это он убил мою сестру. И за весь этот год я ни разу в этом не усомнился»

Автор: Полина Павлова