Знакомство с Екатеринбургом: Свердловский зоопарк

История зоопарка в столице Среднего Урала уходит корнями в январь 1871 года, когда члены недавно созданного Уральского общества любителей естествознания постановили «найти возможность обустроить и открыть в Екатеринбурге зоологический сад». Впрочем, первый реальный шаг в этом направлении уральские учёные сделали только в 1912 году. Тогда инициативная группа УОЛЕ во главе с Модестом Онисимовичем Клером ходатайствовала перед городской думой Екатеринбурга «о передаче внаём сада усадьбы купца Харитонова, с правом последующего выкупа, для устройства зоосада».

К тому времени и усадьба, и сад уже лишились прежних хозяев и перешли в собственность города. Место было известное и вполне подходило для реализации идеи с зоопарком. Садовый пруд и два искусственных острова на нём могли бы стать центром будущего зоопарка. Но пока тянулись согласования, пока вырабатывались условия найма и выкупа, началась Первая мировая война и вопрос отложили в долгий ящик. После двух революций и Гражданской войны, перевернувших страну в 1917–1924 годах, о зоопарке и вовсе позабыли. Каким мог быть зоопарк, если бы он всё же расположился в харитоновском саду, нам остаётся только предполагать.


Главная аллея харитоновского сада (фото 50-х гг.)


Пруд и два искусственных острова могли бы стать центром зоопарка (фото 2000-х гг.)

Правда, в 1923 году екатеринбургские учёные вновь попытались превратить усадьбу в зоопарк. Главным инициатором снова выступил неутомимый Модест Онисимович Клер, к тому времени ставший главой Уральского общества любителей естествознания. Он представил на рассмотрение горсовету тщательно проработанный проект зоопарка. Дело, вроде бы, сдвинулось с мёртвой точки, но тут в ход вмешалось ГПУ, разыскивающее человека, который передавал Франции информацию об уральской платине. Внимание чекистов привлекли Модест Клер, который руководил трестом «Уралплатина», и его приятель Жильбер Сютель-Дюлонг, представитель Красного Креста. Скоро было установлено, что Сютель-Дюлонг являлся армейским полковником и что он служил во французской внешней разведке. Модеста Клера арестовали, судили и дали десять лет. Все начинания, связанные с его именем, оказались дискредитированы, а все разговоры о зоопарке вновь прекратились.


Модест Онисимович Клер (фото 1907 г.)

В начале 90-х, рассказывая о Модесте Онисимовиче, журналисты все как один записывали его в число жертв сталинских репрессий: одни писали, что его расстреляли, другие — что он умер в лагере. Но на самом деле через год Модеста Клера выпустили из тюрьмы, а в 1925-м полностью реабилитировали. До 1930 года он занимался поиском подземных источников резервного водоснабжения в Свердловске, Нижнем Тагиле, Карпинске, Челябинске, Златоусте. В 1930-м его несколько раз вызывали к дознавателю по делу «Промпартии», но в конечном счёте оставили в покое. В 1936–1937 годах Модест Онисимович участвовал в создании в Свердловске Геологического музея. Затем преподавал в различных вузах города и умер в 1966 году.

Следующая попытка организовать в городе зоопарк была предпринята в 1926 году. Брат Модеста Клера, Владимир Онисимович Клер, снова вынес на рассмотрение городских властей вопрос о зоосаде и добился больших успехов: для этих целей была выделена территория Монастырской рощи с кладбищем. Богатый, интересный рельеф, выходы ключевой воды, примыкающая культурная усадьба, включавшая ботанический сад с 600 видами растений, дендрологический питомник, питомник для лисиц и спроектированное опытное прудовое хозяйство — всё это давало надежду, что зоопарк будет построен именно здесь. В Монастырской роще даже были снесены надгробные плиты купцов и именитых горожан, но дело опять затянулось. Спасла Монастырскую рощу заведующая земельно-планировочным отделом горкомхоза Наталья Бойно-Родзевич, сумевшая доказать «неуместность зоологического парка в этом месте». 

Пока в горсовете Свердловска судили да рядили, обсуждая проект Владимира Клера, о создании зоопарка заговорили другие люди. Одним из них был молодой учёный-орнитолог Валерий Николаевич Шлезигер, в усадьбе которого уже содержались несколько десятков животных и птиц из уральских лесов.


Валерий Николаевич Шлезигер (в центре) с семьёй в саду своей усадьбы

Шлезигер горячо поддерживал все проекты создания зоопарка в городе. Сам он планировал использовать зоопарк для научной работы, и в этом его поддерживали все учёные-натуралисты города. Чтобы привлечь внимание к проблеме, Валерий Николаевич и другие активисты в начале мая 1930 года решили устроить выставку животных, содержащихся в усадьбе.

Открытие выставки, назначенное на 10 мая 1930 года, вызвало в городе настоящий фурор. Отчасти этому способствовало и место, где расположилась зоологическая выставка, — в саду усадьбы Эммы Филитц. После смерти Эммы Фёдоровны сад перешёл в ведение горкомхоза и стал общественным местом отдыха. Здесь в те времена находились прудик с лодками, павильон с буфетом, летняя эстрада и совсем мало деревьев. Вся площадь сада составляла два гектара. У сада не было даже своего дворника. Дворник был совместителем и подметал дорожки сада только три раза в неделю. Однако несмотря на небольшие размеры и техническую неоснащённость, «филитцевский сад» был горячо и нежно любим жителями Свердловска. На летней эстраде часто выступали солисты Свердловской оперы, в том числе Иван Козловский, джазовые, духовые оркестры, самодеятельные ансамбли народных инструментов, чтецы-декламаторы и даже заезжие цирковые артисты.

Выставка проработала всего несколько дней, а горком партии и горисполком уже были буквально завалены письмами трудящихся, которые требовали открытия зоологического сада на постоянной основе. Как и было принято в те времена, решение вопроса вынесли на расширенное бюро горкома партии. По свидетельствам современников, дебаты проходили достаточно активно, но всё снова шло к тому, чтобы создание зоопарка признать нецелесообразным. Но тут слово взяла представительница ГорОНО, которая пообещала, «…дойти до самого Бубнова, если зоопарк в очередной раз не откроют». Андрей Сергеевич Бубнов, занимавший в те времена пост Народного комиссара просвещения РСФСР, был строгим человеком, и реагировал на жалобы с мест решительно и даже жёстко. Секретарь парторганизации гороно (городского отдела народного образования) заявила, что зоологический сад мог бы стать местом проведения «открытых» уроков по зоологии и общей биологии и поэтому зоопарк просто необходим всем свердловским школьникам. В конце концов было принято решение временно разместить животных в филитцевском саду, а горисполкому поручили подобрать для зоопарка более просторное место.

Уже в начале июня в бывшем саду пивоваров Филитц закипела работа: строились вольеры для животных и служебные помещения, чистился пруд и создавались искусственные островки для водоплавающих птиц, строились бассейны для белого и бурого медведей, высаживались деревья и кустарники. Открытие зоопарка запланировали на 15 июля, но в связи с гастролями Московского цирка было решено перенести его на три месяца. Наконец, 18 сентября 1930 года открытие «Урало-сибирского зоологического парка» (таково было его официальное название) состоялось. При этом все партийные функционеры Свердловска подчёркивали, что зоопарк размещён на улице Мамина-Сибиряка временно, что «в ближайшем времени он получит новое место прописки» и что «для нужд зоопарка уже найдена территория площадью около 25 гектаров».


«Лебединое озеро» пруд с лебедями в Свердловском зоопарке (фото 40-х гг.)


Деревянный зимний павильон для животных, прослуживший около 50 лет

Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем что-то временное. Поначалу городские власти и правда активно занимались поисками нового места для зоопарка. За период с 1930 по 1935 год была рассмотрена дюжина проектов, но дальше намерений и обсуждений дело не шло. А тем временем популярность зоопарка стремительно росла. В 1932 году в зоопарке насчитывалось около 500 обитателей, а к началу 1935-го зверей, рыб и птиц было уже семь сотен. За год зоопарк посещали около 120–130 тысяч свердловчан и гостей города.


Объявление о режиме работы Свердловского зоопарка

Зоопарк действительно стал местом проведения открытых уроков природоведения и зоологии. Кроме того, при нём был создан кружок юннатов, которым руководил Валерий Шлезигер. Первый директор зоопарка, известный в Пермском крае краевед и натуралист Александр Сергеевич Лебедев, окрылённый успешным началом, решил заняться созданием в городе ещё и ботанического сада.

Александр Сергеевич Лебедев был известен в Екатеринбурге ещё с 1921 года, когда приехал на 1-й съезд краеведов Урала в качестве делегата от губернского центра. Участникам съезда Лебедев запомнился своей активностью, интересными продолжениями и послужным списком специалиста по организации музейной работы. В то время он трудился директором Пермского губернского музея.

Уже после выхода в январе 1924 года декрета ВЦИК «Об учёте и охране памятников искусства, старины и природы» свердловские власти начали искать человека, который возглавил бы организацию музейного дела в городе. Существовавший в Екатеринбурге с 1871 года музей УОЛЕ, по их мнению, «не отвечал веяниям нового времени», а его директор Владимир Онисимович Клер и вовсе считался неблагонадёжным из-за своего непролетарского происхождения. Поиск подходящего человека для реорганизации музейного дела в Свердловске среди «своих» результата не дал, и тогда в город был приглашён Лебедев. С возлагаемой на него задачей Александр Сергеевич справился, и в марте 1925 года Уральский областной государственный музей принял первых посетителей.


Александр Сергеевич Лебедев (слева) беседует с известным уральским краеведом В. П. Бирюковым (фото 1930 г.)

После ухода Лебедева «оставшийся на хозяйстве» Шлезигер больше был занят своей научной работой, чем административно-хозяйственной деятельностью, и зоопарк понемногу начал приходить в упадок. Одним из немногих позитивных моментов в жизни зоопарка стало заключение договора с Красноярским охотсоюзом и получение из Красноярского охотхозяйства 70 представителей сибирской фауны, в основном хищников.  

Но в остальном дела шли неважно. Шлезигеру не удалось добиться от горисполкома увеличения дотаций на содержание животных, ремонта вольеров и помещений для зимовки. Для того чтобы хоть как-то решать финансовые вопросы, при зоопарке был открыт зоомагазин, создано подсобное хозяйство и организованы два передвижных зверинца, которые начали «гастролировать» по уральским городам. Особенно хорошие сборы давали поездки в Челябинск, Магнитогорск и Нижний Тагил.


Валерий Николаевич Шлезигер

Коммерческую деятельность Валерию Шлезигеру припомнили в 1938-м, после того как его арестовали по подозрению «в подготовке теракта». Ему было предъявлено обвинение «в намерении совершить убийство руководителей обкома партии с помощью льва, выпущенного из клетки». И хотя это нелепое обвинение в конце концов было снято, в деле нашлось достаточно других оснований для репрессий: Валерия Николаевича обвинили в присвоении вырученных денег и нецелевом использовании бюджетных дотаций. Не забыли следователи и то, что в феврале 1917-го Шлезигер состоял в партии конституционных демократов (кадетов). 27 февраля 1938 года его расстреляли как «врага народа».

В январе 1939 года на проблемы Свердловского зоопарка неожиданно обратил внимание избранный первым секретарём Свердловского обкома партии Василий Михайлович Андрианов (он же первое время исполнял обязанности первого секретаря Свердловского городского комитета ВКП(б)). По его указанию финансирование зоопарка было существенно увеличено. Тогда же в местной прессе появились сведения о нормах питания животных в Свердловском зоопарке. Так, например, белому медведю в сутки было нужно два килограмма рыбы, четыре килограмма хлеба, три килограмма мяса и полкило круп, а тигр должен был съедать по семь килограммов мяса ежедневно. Тут же трудящихся города просили оказывать посильную помощь обитателям зоопарка, в особенности сельскохозяйственной продукцией. Надо отметить, что многие из тех, кто держал свои огороды или садовые участки, откликнулись на призыв. Только в течение 1940 года от свердловчан в зоопарк поступило почти две тонны корнеплодов, полторы тонны сена, около трёх центнеров фуражного зерна, почти 600 литров молока.

С началом Великой Отечественной войны положение зоопарка резко ухудшилось. Введённая карточная система, нормированное распределение продуктов питания не давали шансов на выживание большей части животных и птиц. Из 630 особей в зоопарке войну пережили не более полутора сотен. Зато осенью 1941-го жители города впервые увидели в зоопарке слона. Это была слониха Нонна, эвакуированная из столичного зоопарка в Ташкент, но из-за путаницы в документах привезённая в Свердловск. По слухам, Нонну привёз в подарок Сталину император Эфиопии Хайле Селассие I. Пока работники железной дороги разобрались с накладными, прошло три месяца, в течении которых Нонна съела треть запасов фуража зоопарка…

А первый «свой» слон появился в Свердловске только в 1964-м. Юную слониху по имени Макси передали зоопарку индийские учёные-зоологи. По воспоминаниям старых работников зоопарка, это была добрая «девочка», которая любила людей и уживалась практически со всеми животными. Особенно тепло относилась Макси к сотруднице зоопарка Вере Зацепиной и к бегемоту по кличке Алмаз. 


Любимица персонала и посетителей слониха Макси

Макси погибла в расцвете лет, прожив в Свердловском зоопарке всего 25 лет. Погибла, серьёзно поранив ногу о, как было записано в милицейском протоколе, «металлический колюще-режущий предмет, брошенный неизвестными в вольер с животным». С 1989 по 2007 год в зоопарке не было слона. Затем администрация договорилась с «Уголком Дурова» и в Екатеринбург привезли слониху Дашу. Дотошные журналисты раскопали историю этого животного. Как оказалось, в 2001 году во время одного из выступлений Даша напала на своего дрессировщика Александра Терехова, который в результате погиб. Так что Даша, судя по всему, находится в екатеринбургском зоопарке в бессрочной ссылке.


Слониха Даша (фото 2009 г.)

После войны свердловский зоопарк долгое время не мог выйти из кризиса. Коллекция животных и птиц пополнялась очень медленно, помещения пришли в полную негодность, часть территории была занята под складирование продукции находящихся рядом артелей, пруд нуждался в капитальной очистке, а многим из выживших животных требовалась медицинская помощь. Меньше всех пострадал в годы военного лихолетья любимец свердловской детворы крокодил Коля. Крокодил кушал очень редко, в среднем 10–11 раз в год, и сотрудники зоопарка находили возможность доставать для него провиант.


Крокодил Коля (фото 60-х гг.)

Легендарная рептилия прожила в зоопарке без малого 60 лет. В 1998-м, к юбилею Екатеринбурга, крокодил Коля попал в список 275 самых известных екатеринбуржцев. Правда, сам Николай до этого дня не дожил — он умер в 1995 году. В 2010 году чучело Коли было выставлено в Свердловском музее природы.

В 1947-м в горсовете решили, что было бы правильно найти для зоопарка новое, более просторное место, а бывший сад мадам Филитц отдать под застройку. Был утверждён проект нового зоопарка в Зелёной роще и даже получено согласие Москвы на выделение целевых денег для строительства. Деньги в Свердловск уже пришли, но следом ЦК и Совмин прислали другое распоряжение: пустить финансы на жилищное строительство.

В декабре 1959-го Совет министров РСФСР издал постановление, в котором облсоветам Новосибирской и Свердловской областей было вменено в обязанность приступить к строительству новых зоопарков и сдать их в эксплуатацию за период 1960-1965 гг. Для этого из бюджета выделялось более трёх миллионов рублей.

В Свердловске решили предоставить для строительства нового зоопарка лётное поле Уктусского аэропорта. Этот проект тоже не был осуществлён — Минфин перенаправил средства на строительство магистрального газопровода Бухара — Урал. Газ был нужнее зверинцев.

В 1966 году под зоопарк решили передать район старых гранитных каменоломен в окрестностях Верх-Исетского завода площадью в 30 гектар. Проект разрабатывался почти десять лет и тоже закончился ничем. Стройка началась, но очень быстро деньги, выделенные на реализацию проекта, разошлись на другие, более нужные для города, объекты: дороги, водопровод, канализацию.

Долгожданная реконструкция зоопарка началась в 1994 году. Областное правительство при поддержке Москвы нашло достаточные средства, чтобы начать строительство новых, уже капитальных, помещений на старом, уже ставшем привычным для горожан месте. Сейчас почему-то об этом не говорят, но помог в этом тогдашний президент России Борис Ельцин. Кроме того, Борис Николаевич собирался отдать в зоопарк Угрюма — медведя, подаренного ему губернатором Приморского края. Но позднее медведь отправился в Московский зоопарк.

«В Москве с медведями трудно стало...  сказал Ельцин в телефонном разговоре с губернатором Свердловской области Росселем. А вы себе сами поймаете. Если не сможете, зовите: приеду, помогу...»

Постепенно уже почти погибший зоопарк отстроили, и теперь он не испытывает недостатка в посетителях. Такова вкратце история усадьбы пивоваров Филитц. История, прикоснуться к которой может каждый.