Знакомство с Екатеринбургом: Главпочтамт

Это здание известно, пожалуй, всем, кто хоть когда-нибудь бывал в Екатеринбурге или Свердловске. Как только его ни называли: «Дом связи», «Главпочта», «Головное предприятие связи», «Главпочтамт», но его назначение оставалось неизменным на протяжении всей жизни здания.

История почтовой связи в Екатеринбурге насчитывает немногим более 260 лет. В то время как на Урале почта появилась гораздо раньше. Документы, найденные в архивах Российского государственного архива древних актов (РГАДА), говорят о том, что «ямщина», или «ямская гоньба», появилась на Урале ещё в 1599 году, когда в Верхотурье был основан первый «ям» — почтовая станция, служащие которой доставляли государевы указы, распоряжения и письма глав Приказов по территории Верхотурского воеводства и к соседям — в Тобольское и Тюменское воеводства. Ямщики (а поначалу их называли «ямскими охотниками») набирались из числа стрельцов или купцов. Кроме того, что ямщики должны были иметь своих лошадей, они были обязаны владеть всеми видами оружия. Все ямские охотники в обязательном порядке обращались в ямщицкое сословие (позднее упразднённое), получали два вида жалования — денежное и хлебное. Первые уральские ямщики в количестве 50 человек были набраны в разных поморских городах. В 1600 году под Верхотурьем была отстроена Ямская слобода, а ещё сорок лет спустя жители этой слободы уже имели в ней деревянную церковь Новгородской иконы Знамения Божьей Матери. Любопытно, что в 1696 году верхотурские ямские охотники «отправляли ямскую гоньбу зимою и летом» на шести дорогах до Соликамского, на Епанчин (ныне — Туринск), Пелым, Чусовую, Лялю и Тагил.

Жалованье у ямщиков было довольно приличным. К примеру, верхотурские ямщики получали семь рублей серебром в год только деньгами. Размер хлебного жалованья менялся и зависел от разных факторов: числа лошадей, пробега по дорогам, состава семьи ямщика и даже погодных условий.

Писать письма в те времена было дорогим удовольствием. Так, отправка почты из Верхотурья до Москвы, Тобольска и Тюмени стоила по 6 алтын за один золотник веса, до Нерчинска — 3 алтына и 2 деньги с золотника. К примеру, за один алтын (три копейки) серебром в Москве можно было купить пятимесячного поросёнка, овцу или полпуда ржи. Поэтому почти до середины XVIII века частная почта составляла не более 5–7% от общего объёма перевозимого ямщиками.


Исторические объекты в центре Екатеринбурга, связанные с развитием почтовой связи в городе: памятная доска на месте первой почтовой станции (1); памятный знак «Нулевой километр» (2); здание Главпочтамта (3)

В середине XVIII столетия, с развитием горнометаллургической отрасли на Урале, у правительства страны появилась нужда в реорганизации почтовых перевозок. В 1754 году Правительствующий Сенат издаёт указ «Об учреждении почтовых станов от Москвы до Тобольска...». В числе прочего указ предусматривал также и открытие почтовой станции в Екатеринбурге. И уже 27 сентября того же 1754 года городские власти доложили в столицу о выполнении указа. А вскоре, в связи с закрытием в Верхотурье таможенного поста, Екатеринбургская почтовая станция стала центральной на маршруте Москва — Екатеринбург — Тобольск.

В самом начале своего существования и до конца XIX века почтовая станция Екатеринбурга располагалась на Колобовской улице во флигеле дома Гилёвых (нынешний адрес — Толмачёва, д. 25, на перекрёстке нынешних улиц Толмачёва и Первомайской). Сам флигель до наших дней не сохранился, хотя в советский период его показывали туристам и на него существовала «охранная грамота» Минкульта РСФСР. Причина такого бережного отношения к историческому зданию была известна всем коренным свердловчанам ещё со школьной скамьи: в этом здании в 1826 году останавливались декабристы, следовавшие в ссылку. Это был, наверное, первый случай в истории Российской империи, когда ссыльных и каторжных переправляли к месту отбывания наказания через почтовое ведомство. Это было сделано для того, чтобы не привлекать к ссыльным внимания провинциальных обывателей и крестьян. Ведь после восстания на Сенатской площади по России понеслась молва о «добрых барах, что встали на защиту простого люда».

По свидетельству одного из декабристов Матвея Ивановича Муравьёва-Апостола, жители Екатеринбурга принимали ссыльных очень хорошо. В мемуарах, опубликованных в 1883 году, он писал:

«Хотя положение наше не предвещало нам радостей, но, тронутые неожиданным участием добрых людей, вовсе нам чуждых, мы забыли тотчас и своё горе, и от души заявили признательность свою за необъяснимое для нас радушие приёма…»

Сейчас на месте здания, где располагалась первая почтовая станция Екатеринбурга, находится жилой дом, а о декабристах напоминает мемориальная доска.


Дом № 25 по ул. Толмачёва на месте, где некогда находилась первая в городе почтовая станция


Мемориально-монументальная доска, установленная на торце дома на углу улиц Толмачёва и Первомайской (ул. Толмачёва, д. 25)

В начале XIX века между Соборной улицей и Тарасовской набережной формируется Почтовый переулок. Официально переулок получил своё название лишь в 1888 году, но именно здесь находились ямской двор, где содержали почтовых лошадей, почтовый склад и мастерская по ремонту почтовых карет. Сам каретник почтовой станции и жилые квартиры для 13 служащих почтового ведомства находились рядом — на улице Конюшенной (позднее — Офицерской, а в советский период — Пролетарской) в доме № 6. Там же, рядом с каретником, находился и «нулевой» верстовой столб — начальная точка отсчёта расстояний от города до других городов уезда, губернии и империи. На столбе находилась табличка, гласящая, что расстояние от этой точки до Москвы составляет 1766 версты, а до Санкт-Петербурга — 2234 версты.


Дом для работников почтовой станции и «нулевой» верстовой столб на ул. Пролетарской

Начиная с 1861 года почтовая контора размещается в одном здании с телеграфной станцией. Это было связано с тем, что Департамент телеграфов являлся подразделением Министерства почт и телеграфов Российской империи, которое требовало, чтобы почтовые и телеграфные станции повсеместно, а особенно в губернских и уездных городах, располагались поблизости друг от друга. Почтовая станция несколько раз меняла свой адрес. Так, с 1903 года она располагалась в доходном доме купца Кудрявцева на Покровском проспекте (ул. Малышева), а 10 лет спустя переехала на Главный проспект (сегодня это проспект Ленина).


Дом на Главном проспекте, где с 1913 года располагалась екатеринбургская почта (здание снесено в 1950-х гг.)

Несмотря на то, что к концу XIX века население Екатеринбурга составляло почти 90 тысяч человек, почта по-прежнему была малодоступна большинству горожан, в первую очередь из-за высокой стоимости услуг. К слову, в связи с дороговизной почтовых услуг Россия неоднократно получала замечания от Всемирного почтового союза, и, чтобы хоть как-то поправить положение, 1 января 1870 года в стране была создана ещё одна почта — Земская. В Екатеринбурге земская почта появилась в 1872-м. Финансировалась она уездными земскими правлениями. Для земской почты правительством был установлен ряд ограничений. Например, в большинстве губерний земской почтовой службе было запрещено перевозить почту по дорогам, которые использовала государственная почта, и разрешалось их пересекать лишь с просёлка на просёлок.

В основном земская почта занималась доставкой почты в пределах уезда либо между уездами губернии и вскоре стала довольно популярной в народе. Пользовались ею преимущественно мещане, ремесленники и городские обыватели с уровнем достатка ниже среднего: услуги земской почты были почти вдвое дешевле, чем государственной, хотя письма, отправляемые земской почтой, доходили до адресата дольше.

Первые годы после Октябрьской революции ситуация с почтовым делом в Екатеринбурге не изменилась практически никак. Лишь после Гражданской войны и послевоенного восстановления народного хозяйства объёмы почтовых перевозок начали немного расти. Во многом благодаря обязанности централизованного распространения и экспедирования советских периодических печатных изданий, возложенной на почту ещё в 1918 году прямым декретом В. И. Ленина. В конце 20-х — начале 30-х годов ХХ столетия на Урал хлынул поток трудящихся со всех уголков необъятного СССР: десятки, сотни тысяч рабочих ехали строить заводы-гиганты — УЗТМ, НТМЗ, «Магнитку», «Уралвагонзавод» и другие. В связи с этим объём пересылаемых почтой писем, посылок, газет и журналов резко возрос и оставшиеся ещё с дореволюционных времён помещения почтовых отделений оказались завалены письмами и посылками. Чтобы избежать коллапса в работе почты, горисполкомом Свердловского совета народных депутатов было принято решение о строительстве нового, более просторного и вместительного здания для Главпочтамта.

За основу будущего «Дома связи» в Свердловске был взят проект здания переменной этажности достаточно известного московского архитектора-конструктивиста Константина Соломонова. Проект привлёк внимание свердловских властей ещё и тем, что вписывался в архитектурный ансамбль зданий, предназначенных для застройки площади Труда. Соавтором проекта «Дома связи» по праву считается архитектор, руководитель отдела по проектированию промышленных и гражданских сооружений треста «Уралжилстрой» Вениамин Дмитриевич Соколов, который выполнял привязку проекта к местности и разрабатывал интерьеры здания.

Здание «Дома связи» (первоначально — «Комбинат связи») имело форму буквы П и было собрано из трёх разных объёмов, разбитых на функциональные зоны. Архитекторы утверждали, что в новом здании должно хватить места для всех служб почтового ведомства Свердловска. Кроме почты, здесь разместили и телеграф, и переговорный узел телефонной связи, и контору «Центропечати». «Центропечать» — Центральное агентство ВЦИК — занималось распространением центральных СМИ, агитационной и партийной массовой литературы и наглядных пособий на территории СССР. В 1930 году было реорганизовано во Всесоюзное объединение «Союзпечать».

Проект будущего «Комбината связи» представили свердловчанам в конце 1929 года в рамках обсуждения плана застройки площади Труда. Будущий Главпочтамт горожанам понравился, но ими было высказано одно существенное замечание: «Комбинат связи» должен был быть построен на месте бывших купеческих домов, где в 1924 году разместился магазин Церабкопа — Центрального рабочего кооператива. Консенсус удалось найти быстро: было решено начать застройку с дома № 41 по проспекту Ленина, весь первый этаж которого было запланировано отдать под гастроном.


До 1930 года на месте Главпочтамта находился магазин Церабкопа (фото 1927 г.)

Сам «Дом связи» строился с 1931 по 1934 год. Любопытно, что здание, знакомое нескольким поколениям свердловчан и екатеринбуржцев, на самом деле не было достроено до конца. Согласно первоначальному проекту, к зданию Главпочтамта должно было примыкать большое здание «Клуба работников почты». Но в 1934 году, ввиду больших расходов на капстроительство, здание «Клуба…» решили не строить, а клубные помещения разместили внутри Главпочтамта — ясли, спортивный зал, классы кружков и радиотеатр на 800 мест.


Здание Главпочтамта в 1940–50-х гг.

Сотрудникам почты в новом здании Главпочтамта поначалу приходилось непросто. В семиэтажном здании было шесть основных лестничных маршей. Эти лестницы асимметричны и ведут на разные этажи, причём не по порядку: по одной из лестниц с первого этажа можно было подняться сразу на третий, минуя второй; другая лестница вела с третьего этажа на шестой. Но как попасть, например, с третьего этажа на четвёртый, никто поначалу не знал. Оказалось, кроме основных лестничных маршей, этажи между собой соединяются скрытыми винтовыми лестницами.

Кроме загадочных лестниц, здание изобиловало настоящими лабиринтами коридоров и переходов, которые были подчинены настолько сложной логике, что некоторым старым работникам почты приходилось просто записывать в блокнот маршруты передвижений между нужными кабинетами.

А вот ещё два любопытных факта, о которых знают даже не все нынешние работники Главпочтамта. Во-первых, крыша, покрывающая основной семиэтажный корпус, изначально была стеклянной. Это позволяло весьма существенно экономить электроэнергию.

Также мало кто знает, что во время Великой Отечественной войны, когда почти все почтовые автомобили были мобилизованы, письма, посылки, газеты и журналы от железнодорожной станции до Главпочтамта и от Главпочтамта по районным отделениям связи развозил трамвай. Въезд трамвая во двор Главпочтамта был устроен со стороны улицы Толмачёва, где прежде имелась трамвайная ветка.


Почтовый трамвай в депо свердловского трамвайного парка (фото 1940-х гг.)


Трамвайная линия на ул. Толмачёва у здания Главпочтамта (фото 1950-х гг.)

Вообще-то, постоянно грохочущие с двух сторон здания трамваи сильно мешали работе учреждения. Эта проблема не раз становилась предметом горячих дебатов в исполкоме Горсовета, горкоме и даже обкоме партии. В конце концов трамвайная линия на улице Толмачёва была закрыта, а линия на проспекте Ленина была отнесена на максимально возможное расстояние от здания.

В 50-х и начале 60-х годов Главпочтамт «включился» в борьбу с «идеологически вредным, тлетворным влиянием Запада». На его стенах несколько лет подряд раз в неделю вывешивалась городская настенная газета «Комсомольский вездеход», клеймившая позором «несознательных подражателей буржуазной моде и капиталистическому образу жизни» — так называемых «стиляг». Отлавливали «стиляг» члены городской БДСМ — Бригады добровольного содействия милиции, созданной свердловским горкомом комсомола.

Сорвать или испортить такие стенгазеты было непросто: они вывешивались довольно высоко, к тому же рядом с Главпочтамтом всегда дежурил милиционер в «стакане».

Безусловно, за 80 с лишним лет существования «Дома связи» здание не раз подвергалось перепланировкам и капремонтам, в результате которых были утрачены многие оригинальные детали внутреннего интерьера. С прежних времён сохранилось немногое — оригинальная потолковая лепнина, люстры и статуя Ленина. А вот внешний вид Главпочтамта изменился незначительно.


Свердловский Главпочтамт в 50-х гг. …


…и в наши дни (фото 2014 г.)


Вид во внутренний двор здания…


…и внутренний интерьер клиентского зала отделения почтовой связи (фото 2016 г.)

В настоящее время «Почта России» занимает все семь этажей екатеринбургского Главпочтамта (только на пятом этаже с почтальонами соседствуют специалисты Роскомнадзора). В цокольном этаже отправляют и получают посылки; первый этаж отдан под клиентские залы для работы с физическими и юридическими лицами; второй и третий этажи занимает руководство екатеринбургского почтамта. На четвёртом, половине пятого и шестом этажах работают специалисты управления почтовой связи; на седьмом этаже оборудованы  учебные классы для операторов.

Последний объект нашего сегодняшнего маршрута — знак «нулевого километра Екатеринбурга», который находится у здания Главпочтамта. Несмотря на то, что экскурсоводы и путеводители любят рассказывать о 260-летней истории этого знака, он является, по сути, дублем «нулевого» верстового столба, с которым мы знакомились чуть выше. «Фейковость» знака выдаёт название города — 260 лет назад Екатеринбург просто не мог называться Свердловском.


Знак «нулевого километра»

Несмотря на «поддельность» достопримечательности, со знаком «нулевого километра» возле Главпочтамта у местных жителей связано несколько поверий и примет. Например, если встать в центр знака, кинуть через плечо монетку и загадать желание, оно обязательно сбудется. Для тех, кто решился начать жизнь с чистого листа, существует другой обряд: нужно встать на звезду и начать на ней крутиться. В какую сторону и как долго надо крутиться, никто не знает: видимо, это определяется опытным путём.