Знакомство с Екатеринбургом: дома Гостяжпромурала

Неподалёку от Городка чекистов, напротив штаба Министерства обороны Центрального военного округа, где в конце 40-х — начале 50-х работал «маршал Победы» Георгий Жуков, стоят вдоль проспекта Ленина несколько вполне современных, на первый взгляд, шестиэтажных жилых домов. Однако при более детальном знакомстве оказывается, что этот комплекс зданий был возведён ещё в 30-х годах прошлого века и ныне является памятником архитектуры федерального значения.

В современных справочниках и туристических путеводителях по Екатеринбургу этот комплекс именуется или домом Гостяжпромурала, или домом коммуны. Однако тем екатеринбуржцам, кто давно и плотно интересуется историей города, эти дома известны и под «народными» названиями — «гребёнки», или «дома-расчёски». 


На аэроснимке 30-х годов Городок чекистов (1) и дом Гостяжпромурала (2)

Новый общественно-политический строй породил и новую идеологию, которая поначалу предусматривала абсолютное социальное равенство всех «строителей светлого коммунистического будущего». Архитектура тех лет тоже опиралась на идеологические догмы молодой Страны Советов. Согласно одной из них, семья, как ячейка общества, должна была быть встроена в коммуну и пользоваться всеми благами этого общества наравне с другими. Для этого предлагалось преодолеть замкнутость индивидуальной квартиры и сблизить ячейки общества через образование нового социума — коммуны. Личному жилищу строителя коммунизма отводилась второстепенная роль места для сна и отдыха. Агитационные кампании 20-30-х годов то и дело призывали трудящихся общаться друг с другом на диспутах, читать в библиотеках, мыться после работы в банях, стирать всё бельё в прачечных, пришивать пуговицы в мастерских, шить одежду в ателье, обедать и ужинать в столовых или на фабриках-кухнях.

Освободившееся от домашних хлопот время пропаганда предлагала использовать либо для ударного труда, либо для самообразования, либо для физического развития строителя светлого будущего. В соответствии с идеологией разрабатывались и архитектурные проекты, основными критериями которых были дешевизна и простота форм. Эксперименты архитекторов-авангардистов и конструктивистов по созданию недорогих в изготовлении и экономичных в эксплуатации квартир сразу же попали в поле зрения советских идеологов того периода. Конструктивизм был объявлен «пролетарским стилем в архитектуре», а конструктивистским проектам был дан «зелёный свет». Одним из таких проектов, реализованных в Свердловске, стал комплекс зданий на проспекте Ленина, известный больше как дома Гостяжпромурала, под который была выделена огромная территория между проспектом Ленина и улицами Решетникова (ныне переулок), Кузнечной и Мичурина (позднее частично застроенной).

Весь комплекс должен был состоять из 19 зданий, 16 из которых занимали жилые квартиры. Кроме того, в состав комплекса входило здание поликлиники, детский комбинат (ясли и сад) и общежитие. Все здания связывались между собой надземными переходами и подземными тоннелями: можно было зайти в жилой комплекс с переулка Решетникова, а выйти с противоположной стороны квартала на проспекте Ленина. По проекту, разработанному главным архитектором свердловского треста «Гипрогор» Георгием Павловичем Валёнковым и архитектором Евгением Николаевичем Коротковым, комплекс должен был состоять из двух секций и содержать сеть культурно-бытовых учреждений: прачечную, баню, магазины, клуб, фельдшерские пункты, работавшие круглосуточно, и столовые.


Дома Гостяжпромурала (фото 1938 и 1940 г.)

Здания, наполняющие внутреннее пространство комплекса, были спроектированы двух- и трёхэтажными, а дома, образующие внешний контур, — шестиэтажными. По мнению архитекторов, такая компоновка должна была защищать внутреннее пространство от шума городских улиц, в частности проспекта Ленина.

Несколько слов о том, для кого строился этот огромный жилой комплекс. Последние несколько лет «заповедник конструктивизма» в Екатеринбурге стал привлекать внимание ещё большего количества людей — как профессиональных архитекторов, так и рядовых краеведов и любителей истории со всей России. Они стали интересоваться не только архитектурными деталями зданий, но также и историей того или иного объекта.

У большинства зданий названия были говорящими: Городок чекистов строился для работников НКВД и прокуратуры; дома Горсовета строились для партийно-хозяйственной номенклатуры; корпуса Дома обороны — для курсантов ОСОАВИАХИМа. Догадаться же, для кого строили дома Гостяжпромурала, из одного только названия не так просто. Информации о заказчике этого жилого комплекса немного. И вовсе не потому, что это была какая-то секретная организация, а потому, что история её оказалась весьма короткой.

В конце 20-х годов Совнаркомом был образован Государственный союзный трест тяжёлой промышленности Урала, который напрямую подчинялся Народному комиссариату тяжёлой промышленности СССР. Он должен был заниматься строительством промышленных предприятий чёрной и цветной металлургии, химических и нефтеперерабатывающих заводов в Свердловске и его окрестностях. Для того чтобы удержать на стройках завербованные по оргнабору инженерно-технические кадры, и было принято решение выстроить для них современный (по тем меркам) жилой комплекс со всеми удобствами и развитой социальной сферой. Проектные работы над городком инженеров уже велись, когда «наверху», в Совнаркоме, поняли, что новообразованный трест становится неповоротливым монстром, которым будет трудно управлять. Тогда Гостяжпромурала разбили на несколько профильных трестов с одновременным переподчинением их другим Народным комиссариатам. Но название первого заказчика комплекса осталось на чертежах «Гипрогора» и оттуда перекочевало в печать, а затем и в народ.

Второе название комплекса — Дом коммуны — появилось позже, после того как инженерно-технические работники въехали в новенькие квартиры и поделились впечатлениями с друзьями, коллегами по работе, знакомыми и родственниками.

Дома Гостяжпромурала строились довольно долго. Основные строительные работы велись девять лет — с 1931 по 1940 год. Секцию № 1 (дом № 52 по проспекту Ленина) возводили с 1931 по 1936 год. Тогда же были выстроены корпуса поликлиники и детского сада. Вторую очередь стройки — секцию № 3 (дом № 54 по проспекту Ленина) — начали строить в 1936-м, но закончить в установленный по плану срок не успели: помешала война. Здание достраивали в 1946-1948 годах.


Строительство комплекса жилых домов Гостяжпромурала (фото конца 1930-х гг.)

Надо отметить, что в архитектурном облике второй очереди комплекса нашёл отражение процесс смены стилей — от конструктивизма к неоклассицизму, поэтому внешне оба корпуса различаются. Интересно также внешнее пространство комплекса. Согласно концепции проекта, оно являлось продолжением жилых помещений и активно включалось в жизнь жильцов квартала как место коллективного отдыха, спортивных игр и развлечений. В глубине комплекса находился «чёрный» двор. Там располагались дровяные сараи, там же была площадка для складирования мусора и бытовых отходов. В отличие от Городка чекистов, зайти на территорию домов Гостяжпромурала мог каждый желающий.


Вид на дома Гостяжпромурала с проспекта Ленина


Внешнее междомовое пространство

Первыми невзлюбили дома Гостяжпромурала почтальоны. Оба корпуса имели непривычную нумерацию домов, которая многим работникам почты казалась запутанной. Также недовольно отзывались о комплексе работники милиции, неотложки, пожарной охраны и аварийных служб, которые поначалу часто путались в проездах и арках внутри комплекса.

Недовольны были и некоторые новосёлы, получившие квартиры в этих домах. Недовольны, прежде всего, непривычной планировкой новых квартир и некоторыми особенностями. «Двухэтажные» (двухуровневые) квартиры, микроскопические кухни, огромные туалетные комнаты с окнами, коридорная система и общие душевые комнаты на этажах. Впрочем, очень скоро ропот недовольных поутих: квартиры оказались очень тёплыми, светлыми и хорошо проветриваемыми. Отсутствие кухонь, вместо которых в квартирах имелись так называемые «кухни-шкафы», или кухонные ниши, с лихвой компенсировалось наличием печки. А в душ, баню, магазин, прачечную или парикмахерскую можно было ходить в домашних халатах и тапочках по отапливаемым переходам. По достоинству оценили жильцы и широкие лестничные марши и лифты.


Лестница на второй уровень в одной из квартир дома Гостяжпромурала


Большие окна обеспечивали хорошее освещение комнат


Типичная кухонная ниша, или «кухня-шкаф». Конструктивистское ноу-хау широко использовалось и создателями каркасно-панельных общежитий и малосемеек в 60-70-х гг.

Ещё одной приятной неожиданностью стала невысокая плата за коммунальные услуги. Экономия достигалась за счёт теплоизоляционных свойств домов и широкого использования естественного освещения. Окна в туалетных комнатах предназначались именно для того, чтобы не жечь электричество во время светлого времени суток. Естественным освещением предлагалось довольствоваться и в кладовках: освещались такие помещения через окна межкомнатных перегородок. Идея, кстати, широко использовалась и в период царствования сталианса, и позднее, в эпоху засилья хрущёвок. Естественным освещением в домах Гостяжпромурала освещались и лестничные клетки, и общественные душевые, расположенные в концах коридоров на каждом этаже.


Кладовка, переделанная под кухню в 60-х, не была электрифицирована и освещалась через окно межкомнатной перегородки


Вертикальное ленточное остекление лестничных клеток и переходов комплекса позволяло значительно сократить расход электроэнергии


Круглые окна на торцах домов служили для освещения общественных душевых комнат

Под стать домам были и дворы — с обильным озеленением, детскими площадками, лавочками, беседками. За состоянием придомовой территории следили строгие дворники. Они не только поддерживали чистоту на территории комплекса, но также включали и выключали свет в местах общественного пользования, делали мелкий ремонт общедомового имущества, а зимой заливали катки и горки.

Одна из  жительниц дома № 52 Ф. Л. Брук-Левинсон вспоминала:

«…В дом Гостяжпромурала наша семья въехала в 1937 году, когда моему отцу — инженеру одного из заводов Свердловска  выделили отдельную трёхкомнатную квартиру. Мама была врачом и после заселения стала работать здесь же, в поликлинике. До школы я целых два года ходила в детский сад, который был при доме. Каким замечательным казался мне наш дом и двор в те годы. Большие светлые квартиры в двух уровнях, лифт, большой радиоприёмник на стене, огнетушители и багры на каждом этаже и огромные коридорного типа лестничные клетки-проходы, по которым мы, детвора, катались на велосипедах, бегали и играли в казаки-разбойники, в прятки. Главное достояние и гордость детворы наш зелёный двор с качелями, песочницами, турниками и каруселью…»

В годы войны квартиры этого жилого комплекса были уплотнены. Коридоры, переходы и подвалы были заселены эвакуированными. В результате переходы из здания в здание перестали функционировать по своему прямому назначению. В здании поликлиники был устроен госпиталь для бойцов Красной Армии.

К слову, в одном из домов Гостяжпромурала, а точнее в доме № 52к1, с 1934 года проживал известный советский разведчик и диверсант Николай Иванович Кузнецов. В 2011 году на доме была установлена мемориальная доска в честь столетия со дня его рождения.

После войны недостроенные здания достроили, заодно обновили и фасады на остальных домах комплекса. В 50-х годах часть площадей в домах была перепланирована. С этажей исчезли общественные душевые, на их месте появились квартиры. Тогда же жильцы начали устанавливать в квартирах ванны. Место для них нашлось в туалетах. В начале 60-х дома полностью были переведены на централизованное отопление, а в 1967-м, с пуском в строй газопровода Бухара — Урал, квартиры жильцов Гостяжпромурала были газифицированы.

Весь комплекс зданий и сегодня вызывает большой интерес у туристов, посещающих Екатеринбург, и у знатоков архитектуры, которые и прозвали дома Гостяжпромурала «домами-расчёсками». Все здания комплекса включены в свод памятников истории и архитектуры Свердловской области и находятся под охраной государства.