Знакомство с Екатеринбургом: Дом обороны и Максимилиановская церковь

 В Екатеринбурге есть немало мест, где на небольшой в общем-то площади находились или находятся две, а то и три достопримечательности, которые так или иначе вошли в историю города. Площадь Малышева, что расположена на пересечении улиц 8 Марта и Малышева, как раз одно из таких мест. Здесь нашли своё отражение сразу три эпохи истории столицы Среднего Урала: досоветская, советская и постсоветская.

История площади Малышева уходит корнями в далёкий 1755 год, когда это место ещё располагалось «за городом», то есть за периметром крепостных стен Екатеринбурга. Здесь 28 мая 1755 года была заложена церковь Сошествия Святого Духа. Строилась церковь по завещанию и на деньги екатеринбургского купца Филиппа Сокольникова. Подрядился исполнить последнюю волю купца Гордей Нечкин — известный по тем временам строитель в городе. Церковь стала третьей по счёту в городе и первым каменным православным храмом Екатеринбурга.

Шли годы, Екатеринбург рос, и к середине XIX века церковь Сошествия Святого Духа оказалась на одной из самых оживлённых улиц города — Покровском проспекте. В 1839 году в храме случился пожар, который уничтожил деревянную колокольню церкви. Прихожане начали обращаться к властям города с просьбами восстановить колокольню, обещая «собрать нужный кошт промеж себя». Не остались в стороне и богатые екатеринбургские купцы. Но когда дело дошло до выбора проекта, произошла заминка.

Первый проект колокольни, созданный известным екатеринбургским архитектором Михаилом Малаховым в 1841 году, был отвергнут Главным управлением путей сообщения и публичных зданий (государственным учреждением, управлявшим строительством и эксплуатацией плотин и каналов, железных дорог, торговых портов, публичных зданий и телеграфных линий), которое предложило горожанам другой проект церкви — большого, величественного здания в русско-византийском стиле, более вместительного и более дорогого. Разница в стоимости проектов была весьма существенной — более 10 000 рублей серебром, и екатеринбуржцы от навязываемого «сверху» проекта отказались. Через два года из Петербурга выслали другой проект — более дешёвый. Но и он не понравился прихожанам.

«Тихое» противостояние продолжалось до 1847 года, пока стороны наконец-то не достигли консенсуса. В итоге храм решили строить по проекту петербургского архитектора Василия Моргана, который вообще не рассматривался вначале и появился в 1846 году в качестве одного из альтернативных. По данному проекту планировалось выстроить для церкви большое здание, похожее на московский Храм Христа Спасителя с тремя приделами. Перед входом в церковь должно было возвышаться здание колокольни, которой жители Екатеринбурга решили дать имя Максимилиановской в память о посещении города членом императорской фамилии герцогом Максимилианом Лейхтенбергским. Старую Свято-Духовскую церковь предполагалось разобрать, но в конце концов оставили и её. Первый камень в основание будущей церкви был заложен 21 сентября 1847 года епископом Екатеринбургским Ионой, но прошло долгих 29 лет, прежде чем храм начал принимать прихожан. Только 24 июля 1876 года, когда епископ Екатеринбургский Вассиан освятил алтари колокольни, в ней начались службы.


Максимилиановская церковь-колокольня на фото начала ХХ в.

Церковь имела два придела: главный во имя святого великомученика Максимилиана и небольшой придел во имя Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского. А само название храма было связано с визитом в город герцога Максимилиана Лейхтенбергского, зятя императора Николая I. В 1845 году по долгу службы в должности главного управляющего Корпуса горных инженеров герцог совершил поездку на Урал.

Официальная история города гласит: «Чтобы запечатлеть столь важное событие в истории Екатеринбурга, его жители испросили у герцога разрешения на освящение нового храма во имя святого великомученика Максимилиана — и член русской императорской фамилии дал своё согласие…», но умалчивает об одном обстоятельстве: во время визита в город высокий гость жестоко простудился и заболел. Екатеринбургские лекари сбили герцогу температуру и, как только Максимилиан почувствовал себя лучше, позволили ему продолжать путь. Но несколько дней спустя заболевание дало рецидив и герцога срочно увезли в Санкт-Петербург, где его долго лечили от воспаления лёгких. Болезнь перешла в хроническую стадию, и семь лет спустя Максимилиан Лейхтенбергский скончался.

В своём письме к будущему спутнику жизни Григорию Александровичу Строганову вдова герцога дочь императора Николая I Мария — писала в 1853 году: «На Урале по сей день винят себя в болезненной смерти Макса и поминают его молитвами в храме, названном его именем...»

Максимилиановская церковь-колокольня отличалась изысканной красотой внутреннего убранства: десять киот-икон, иконостас с 23 иконами, золотые и серебряные потиры и дискосы, другая утварь приводили прихожан в восхищение. Славился храм и своими акустическими свойствами.


Вид на Максимилиановскую церковь от Каменного моста

Общая площадь храма составляла 110 квадратных сажен, он мог единовременно вмещать до 2750 человек. Но главной достопримечательностью Максимилиановской церкви были колокола. На колокольне их было десять общим весом 23,5 тонны, а самый большой колокол — благовест — весил более 16 тонн. Все колокола отличались чистым, громким звуком, а их перезвон был слышен во всех районах города, за что новый храм получил в народе прозвище Большой Златоуст. Отремонтированное здание Свято-Духовской церкви, что находилось напротив, горожане стали называть Малым Златоустом.

Основным недостатком Большого Златоуста было то, что церковь была неотапливаемой. Поэтому зимой службы проводились в Малом Златоусте. Лишь в 1897 году известный екатеринбургский купец Михаил Фёдорович Рожнов, владелец широкой сети питейных заведений в Екатеринбурге и Верхотурском уезде, большой любитель женщин, «за свой кошт» устроил в Максимилиановской церкви систему отопления. С тех пор богослужения в храме стали проводиться круглый год.


Большой и Малый Златоусты на фото конца XIX в.

После Октябрьской революции и установлении на Урале советской власти при «Большом Златоусте» была образована община верующих численностью более тысячи человек. Храм был отдан общине в аренду, но в скором времени в стране стартовала антирелигиозная кампания и у общины начались неприятности.

 В 1922 году было проведено изъятие церковных ценностей, а через шесть лет с колокольни были сняты все колокола. Уже тогда общине объявили, что церковь будет закрыта и, видимо, уничтожена. В 1928 году был взорван Малый Златоуст. На его месте был разбит сквер, за которым в 1964 году было построено здание бытового комбината «Рубин».

Большой Златоуст простоял ещё полтора года. Община отправила письмо в Наркомат просвещения А. В. Луначарскому, пытаясь добиться признания задания памятником истории и архитектуры, но 17 февраля 1930 года Максимилиановская церковь была окончательно закрыта и вскоре взорвана и разобрана. Из кирпича, полученного в ходе уничтожения Малого Златоуста, в 1929-м начали строить Дом контор, а кирпич Большого Златоуста был уложен в штабели и укрыт от дождей и снега, чтобы через три года стать строительным материалом для другого шедевра свердловского конструктивизма — Дома обороны.

Популяризация армии и флота, набиравшая силу в СССР в середине 20-х годов, требовала материального воплощения, поэтому ЦК ВКП(б) и Совнарком принимают решение «О создании материально-технической базы добровольным оборонным организациям». Таковых на конец 1926 года в стране насчитывалось три: ВНО (Военно-научное общество), Авиахим и ОСО (Общество содействия обороне). 23 января 1927 года на совместном заседании Первого всесоюзного съезда Авиахима и Второго пленума центрального совета ОСО принято решение о слиянии этих двух организаций в одну, которая стала называться ОСОАВИАХИМ — Общество содействия обороне и авиационно-химическому строительству СССР.

В конце 1928 года власти Свердловска решили подыскать в центре города место для здания, которое, по их задумке, должно было не только стать центром ОСОАВИАХИМовского движения в городе, но и «...своими высотой и мощью наглядно демонстрировать силу Красной Армии и флота». Уже в начале 1929 года среди архитекторов Свердловска был объявлен конкурс на лучший проект будущего здания. Тогда же появилось и его первое название — Дом обороны.

В те годы подавляющее большинство архитекторов увлекались проектированием в «самом пролетарском» стиле. Конструктивизмом были «заражены» даже те архитекторы, которые критиковали его на страницах специализированных журналов или на диспутах. Не мудрено, что почти все представленные на конкурс проекты оказались конструктивистскими. Членам комиссии было очень непросто определиться с выбором, и конкурс продлили ещё на год, повысив его статус до всесоюзного. Конкурсом заинтересовались и в столице. В центральных газетах появился ряд заметок и очерков на эту тему, а в 1931 году издательство «Союзбланкиздат» выпустило серию цветных почтовых открыток с эскизами проектов Дома Обороны в Свердловске.


Один из проектов Дома обороны в г. Свердловске на открытке 1931 г.


Эскиз одного из проектов Дома обороны, поданных на конкурс

Пока шёл конкурс, руководство областного отделения ОСОАВИАХИМа  УралОСОАВИАХИМа вышло в Горисполком с предложением отдать под постройку будущего Дома обороны пустырь, образовавшийся после сноса Максимилиановской церкви и находившегося поблизости «толкучего рынка». Члены комиссии к тому времени уже определились с победителем конкурса. Им был объявлен проект главного архитектора свердловского треста «Гипрогор» Георгия Павловича Валёнкова.


Георгий Павлович Валёнков (фрагмент фото 1930 г.)

Первоначально проект Георгия Валёнкова представлял собой комплекс зданий Дома обороны, в состав которого входили административный, учебно-производственный и жилой корпуса, а также спортзал для командных видов спорта. В проекте все здания комплекса должны были быть связаны крытой галереей. Однако перед тем, как начать строительство, проект пересмотрели. Окончательный вариант комплекса состоял из четырёхэтажного здания клуба, куда в скором времени были перенесены и учебные классы, шестиэтажного жилого корпуса, большую часть которого заняло общежитие, и спортивного техникума. Строительство комплекса началось в 1933 году, а в мае 1935 года состоялось его торжественное открытие.


Дом обороны: клуб, спортивный техникум и жилой корпус (фото 1935 г.)

Четырехэтажное здание клуба стало композиционным акцентом комплекса Дома обороны. Здание имеет сложную форму, образованную сочетанием далеко выступающего первого этажа с овальным фасадом и «поставленного» на него со смещением объёма параллелепипеда с цилиндрическим эркером в торце. Интересно, что сам Валёнков называл это здание «авианесущим крейсером», а самолёт на выступе первого этажа был задуман архитектором заранее.


Здание клуба комплекса «Дом обороны» (фото 1936 г.)

Всего самолётов на «палубе» Дома обороны было два. Сначала это был многоцелевой биплан По-2, также известный как У-2, авиаконструктора Николая Поликарпова. Затем учебно-спортивный самолёт Як-50. В 70-80-х годах «самолётик на крыше», как называли его свердловские мальчишки, был закреплён на специальной стальной конструкции и со стороны казалось, словно самолёт взлетал или совершал манёвр. Со временем конструкция сгнила и самолёт установили в первоначальное положение.


Биплан По-2 на выступе первого этажа Дома обороны (фото 1936 г.)


Учебно-спортивный Як-50 в «динамике полёта» (фото 80-х гг.)


Самолёт Як-50 в наши дни (фото 2016 г.)

После открытия комплекса перед зданием клуба были обустроены скверик и площадь, которой присвоили имя известного уральского революционера Ивана Малышева. Позднее на площади установили «парковую» скульптурную композицию, изображавшую Сталина, навещающего в Горках Ленина. После XX съезда по всей стране началась кампания по развенчанию «культа личности», и в один прекрасный день гипсовых вождей с площади убрали: Иосифа Виссарионовича — «согласно генеральной линии партии», а Владимира Ильича — за компанию.


Скульптурная композиция «Сталин в гостях у Ленина в Горках» (фото 1949 г.)

Долгое время площадь Малышева пустовала, пока здесь не был установлен гранитный памятник Ивану Михайловичу Малышеву, почти что культовому персонажу истории революционного Урала. Памятник открыли 1 октября 1977 года, он простоял на площади своего имени до октября 2006 года, когда власти города решили «восстановить историческую справедливость» и вернуть на место Большой Златоуст. В настоящее время памятник И. М. Малышеву находится возле «Аллеи любви» на берегу Исети, а операция по его перемещению является гордостью компании «СК-Основа», которая и занималась его демонтажем.


Памятник И. М. Малышеву 1 октября 1977 г.


Памятник на открытке 80-х гг.

Другим зданием комплекса «Дом обороны», привлекающим внимание специалистов и любителей, является шестиэтажный жилой дом (нынешний адрес — ул. Воеводина, 6). Часть здания занимали квартиры преподавателей, но в основном дом служил общежитием иногородних курсантов, проходящих обучение на курсах ОСОАВИАХИМа, а позднее, с 1951 года, в школе ДОСААФ.


Жилой дом комплекса «Дом обороны» (фото 2016 г.)

Несмотря на то, что проект Георгия Валёнкова не был реализован полностью, он получил достаточно высокую оценку в руководстве ОСОАВИАХИМа и в обкоме ВКП(б). Архитектора пригласили работать научным секретарём архитектурной комиссии при Свердловском облисполкоме. Георгий Павлович умер в 1940 году в возрасте 47 лет. Дважды — в 60-х и в 80-х годах прошлого века — областное отделение ДОСААФ выходило с инициативой завершить проект Валёнкова. Однако каждый раз в областном бюджете не могли найти для этого свободных средств.

Первым в Дом обороны переехал штаб УралОСОАВИАХИМа. Следующими новосёлами стали секции авиамоделизма, судомоделизма, пулевой стрельбы, планеризма. Немного позднее здесь появилось местное отделение Всесоюзного совета физической культуры (ВСФК), которое развернуло работу по внедрению и популяризации среди учащихся школ и техникумов комплекса БГТО — «Будь готов к труду и обороне». По мере того как завершалось оборудование учебных классов, здесь заработали курсы подготовки лётчиков, водителей, радиотелеграфистов, специалистов по химзащите и гражданской обороне.

В годы Великой Отечественной войны Дом обороны подготовил и выпустил 244 267 бойцов различных военных специальностей и инструкторов. Среди выпускников Дома обороны — дважды Герои Советского Союза лётчики Михаил Одинцов и Григорий Речкалов.

В 1948 году, после того как ОСОАВИАХИМ разделили на три части, инструкторы и специалисты Дома обороны занимались в основном методической и агитационной деятельностью. Но три года спустя все военно-патриотические организации вновь объединили в одну под общим названием ДОСААФ. И с 1951 года в здании Дома обороны заработало её региональное отделение. На первом этаже бывшего клуба разместилась автошкола, на втором — Областной совет ДОСААФ, на третьем и четвёртом — морская школа.

Позднее начали свою работу другие классы: связистов, парашютистов, мотористов. Постепенно название Дом обороны забылось, а в обиход вошло новое — Областная школа ДОСААФ.


Учебные классы (фото 70-х гг.)

В настоящее время занятия в школе ДОСААФ продолжаются. Особым спросом пользуется автошкола, но и другие аудитории редко стоят пустыми. Здесь проходят предпризывную подготовку вчерашние школьники.


Учебные классы Дома обороны в наши дни (фото 2015 г.)

Сразу после того, как с площади убрали памятник Малышеву, здесь началась подготовка к строительству Максимилиановской церкви — знаменитого Большого Златоуста. Инициаторами восстановления храма и его спонсорами стали «Уральская горнометаллургическая компания» и «Русская медная компания». Храм восстанавливали по сохранившимся чертежам и фотографиям при мощной поддержке городских властей и Екатеринбургской епархии. Через семь лет, в 2013 году, Большой Златоуст был торжественно открыт.

Но далеко не все жители Екатеринбурга приняли «новодел», а специалисты не без основания считают, что с восстановлением храма поторопились, стремясь воссоздать его на том же самом месте, где он изначально был возведён. Большой Златоуст, являющийся репликой культового сооружения XIX века, практически полностью загораживает собой памятник архитектуры века ХХ-го, что противоречит и градостроительным нормам, и человеческой логике.

Несмотря на то, что Дом обороны имеет богатую историю и ему есть что показать и о чём рассказать, музея в нём нет. В здании продолжает находиться региональное отделение ДОСААФ, проводятся занятия в Екатеринбургской морской школе, ведётся обучение обращению с оружием, а часть помещений арендуют различные фирмы. Поэтому познакомиться с Домом обороны можно только снаружи. Если вы окажетесь в Екатеринбурге на пересечении улиц 8 Марта и Малышева, найдите минутку и рассмотрите этот шедевр конструктивизма повнимательнее. Вы убедитесь, что здание столь же прекрасно, сколь и необычно.