Знакомство с Екатеринбургом: дом доктора Сяно

Неподалёку от бизнес-центра «Высоцкий», на перекрёстке улиц Малышева и  Карла Либкнехта, находится ещё один памятник архитектуры Екатеринбурга — так называемый дом доктора Сяно. Этот сравнительно большой полукаменный дом интересен как любителям истории архитектуры, так и краеведам.


Дом И. А. Сяно (ул. Карла Либкнехта, д. 2) на снимке со спутника

Ещё каких-то 100-110 лет назад имя доктора Исаака Абрамовича Сяно знал весь Екатеринбург. К нему на консультации и лечение приезжали из Верхотурья, Каменска, Кушвы, Нижне-Тагильского завода и даже из Перми и Тюмени. Не было во всей губернии лучшего специалиста по женским и детским болезням и патологиям. Доктора Сяно неоднократно звали в Казань, Пермь, Нижний Новгород, предлагая куда более комфортные условия, и немало удивлялись, когда получали вежливый отказ.

Появление в Екатеринбурге этого талантливого врача у многих исследователей вызывает недоумение: как молодой, подающий большие надежды доктор оказался на Урале? Ведь с его знаниями он мог сделать себе карьеру и в Москве, и в Петербурге, не говоря уже о других крупных городах европейской части России. И у него уже был опыт работы в губернском городе — в Казани.

Исаак Сяно родился 25 августа 1871 года в Дагестане в семье отставного солдата и домохозяйки. Родители будущего доктора занимались розничной и мелкооптовой коммерцией и к 1878 году сколотили небольшой капитал, который позволил семье переехать в Астрахань. По окончании Астраханской мужской гимназии у Исаака уже была вполне конкретная цель в жизни — стать врачом. Он поступает на медицинский факультет Казанского университета и, завершив обучение в 1896 году, получает диплом с отличием, звание лекаря 1-й степени и возможность выбора будущего места работы. Молодой доктор Сяно остаётся работать в Казани в клинике известного хирурга профессора Н. Н. Феноменова. Весной 1898 года Исаака Сяно приглашают на должность земского врача Билимбаевского участка Екатеринбургского земства.


Исаак Абрамович Сяно (фото В. Метенкова, нач. ХХ в.)

За пять лет службы в Билимбае и на Васильевско-Шайтанских горных заводах Екатеринбургского уезда доктор получил множество хвалебных отзывов, и осенью 1903-го его командировали в Вену для научной работы. Там он и познакомился со своей будущей женой Марией Грановой, дочерью управляющего банком из города Бахмута, которая обучалась в австрийской столице музыке.


М. И. Гранова-Сяно (фото 1910 г.)

По возвращении на Урал Исаак Абрамович решает оставить земскую службу и открыть частную практику. Поначалу он ведёт приёмы на съёмной квартире в доме № 7 по улице Гоголя (бывшей Разгуляевой), очень быстро обрастая клиентурой. В 1908-м, после рождения второго ребёнка, перед семьёй Сяно встаёт весьма серьёзная проблема поиска новой, более просторной квартиры. Поиски решения «квартирного вопроса» и привели супругов к идее постройки собственного дома. Вскоре Исаак Абрамович покупает на перекрёстке Покровского и Вознесенского проспектов участок земли с небольшим домом, принадлежащий мещанину Д. Ф. Бахтину, и обращается к известному екатеринбургскому архитектору Ивану Каземировичу Янковскому с просьбой подобрать проект дома, где можно было бы и жить, и заниматься врачебной практикой.


Супруги Сяно (фото начала ХХ в.)

Иван Янковский, чья жена успешно лечилась у доктора Сяно, и стал автором проекта дома, строительство которого было завершено в 1910 году. Изначально дом должен был быть полностью каменным, но вскоре после начала строительства Исаак Абрамович обнаружил, что денег, собранных им на дом, не хватает. Была взята ссуда в банке, однако и этих денег могло оказаться недостаточно из-за внезапно выросших цен на ряд строительных материалов. Тогда было решено строить второй этаж деревянным.

Другая проблема открылась уже после того, как строительство дома было практически завершено. Здание, казавшееся весьма компактным снаружи, на самом деле оказалось настолько большим, что содержание его, особенно в зимне-осеннее время, грозило обернуться существенными расходами.


Дом доктора Сяно (фото нач. ХХ в.)

Исаак Абрамович с супругой и детьми — Александром, Евгенией и новорождённым Виктором — занимают второй этаж дома. Там же хватило место для рабочего кабинета доктора, для смотровой и операционной и даже для палаты послеоперационного пребывания. 24 ноября 1910 года газета «Уральский край» поместила на своих страницах объявление следующего содержания: «Доктор И. Сяно переехал на угол Вознесенского и Покровского проспекта против костёла рядом со 2-й частью. Приём по акушерству, женским и детским болезням. Утром ежедневно с 9 до 12 часов дня и с 5 до 7 часов вечером, кроме пятниц. Телефон N9 289».

Первый этаж дома недолго оставался пустым. Поначалу Исаак Абрамович рассчитывал сдавать свободные площади владельцам аптекарских магазинов и даже вёл переговоры с некоторыми из них. Однако в итоге арендаторами первого этажа стали совсем не медицинские организации: контора «Акционерного общества Лысьвенского горного округа наследников графа П. П. Шувалова» и «Переплётная мастерская Гринъ».

Тут надо отметить, что доктор Сяно далеко не всем сдавал помещения в аренду. Обязательным условием к арендаторам было соблюдение тишины в часы приёма доктора и в ночное время. Поэтому многие, кто знал о требованиях хозяина дома, были немало удивлены, когда он согласился сдать большую часть помещений первого этажа под магазин по продаже велосипедов, мотоциклеток, автомобилей и запчастей к ним весьма известного в Екатеринбурге предпринимателя Рихарда Штроля.

Рихард-Арвид Робертович Штроль был чистокровным немцем, хотя в обществе называл себя «российским купцом в третьем поколении». В Екатеринбурге он стал известен как торговец качественной галантереей и заморской парфюмерией. Первое время он вёл торговлю с нескольких лавок, расположенных в местах, где проживали обеспеченные мещане. В конце 1890-х годов Штроль становится представителем велосипедной фабрики Лейтнера, выпускавшей в Санкт-Петербурге велосипеды под маркой «Россия». Рихард Штроль не только стал торговать велосипедами, но и вступил в городское Общество велосипедистов-любителей, где вскоре стал одним из его активных членов. Штроль не пропускал ни одной велопрогулки, ни одного соревнования, а в 1898 году даже стал победителем велогонки на звание «Лучшего ездока Екатеринбурга». Кроме собственно велосипедов, Штроль торговал запасными частями к ним, а также спортивной одеждой и принадлежностями для активного отдыха.


Рихард Штроль с семьёй

Именно под магазин спортивных и технических товаров Штроль и арендовал почти весь первый этаж дома Исаака Сяно. Вскоре в магазине появились велосипеды других производителей, в частности фирмы «Дукс». В начале XX столетия Рихард Робертович стал принимать заказы на автомобили и мотоциклетки «Пежо» и «Вандерер». К слову, первый автомобиль в Екатеринбурге появился именно у семейства Штроль. В будние дни Рихард Робертович ездил на нём из дома в магазин и обратно, а по воскресениям вывозил всю семью за город, на пикники. Каждый воскресный выезд предприимчивый немец превращал в маленькую рекламную кампанию своего веломотоавтомагазина.


Магазин Штроля на первом этаже дома И. А. Сяно (фото 1910 г.)


Р. Р. Штроль (на заднем сиденье справа) в своём автомобиле (фото 1911 г.)


Выезд автомобиля почти всегда сопровождался толпой зевак

Продвигая новые, необычные для Екатеринбурга товары, Штроль организовал прокат автомобиля и гонки на мотоциклетках. Новшество пришлось по душе местным мещанам, и дела у Рихарда Робертовича пошли в гору. Штроль не стеснялся сам сниматься в фоторекламе своих товаров, считая, что так он привлечёт ещё больше покупателей. А в 1912-1913 годах Штроль по совету жены, красавицы-польки Леокадии Петровны, начинает торговать ещё и женским бельём, в основном импортного производства...


Непременный участник гонок на мотоциклетках Рихард Штроль (на фото справа) (фото 1913 г.)


Фотореклама велосипедов марки «Лейтнер» (Р. Штроль крайний справа) (фото 1912 г.)

До 1914 года Рихард Робертович Штроль продолжал расширять и успешно развивать свой бизнес. Начало Первой мировой войны поставило на его деятельности крест. В конце 1914 года Штроль был арестован по доносу кого-то из соседей за якобы прогерманские высказывания. Продержав предпринимателя неделю за решёткой, полиция выпустила его на свободу с формулировкой «за недоказанностью содеянного». А через полгода, в августе 1915-го, Рихард Штроль снова был арестован. На этот раз обвинения были серьёзными — русская контрразведка подозревала его в шпионаже в пользу Германии.

Спустя два месяца купца перевезли в Иркутск якобы для проведения очных ставок. А в январе 1916 года Леокадия Петровна Штроль получила извещение о кончине мужа от сердечного приступа. Сама вдова позднее утверждала, что супруг покончил жизнь самоубийством, поняв неотвратимость своего разоблачения. Дальнейшая судьба этой семьи весьма печальна. В 1918-м от воспаления лёгких умирает один из сыновей Рихарда и Леокадии Штроль. А в конце 20-х годов дом Штролей был подвергнут «уплотнению» и превращён в коммуналку. Соседи Леокадии Петровны решили во что бы то ни стало выжить «буржуйку» из дома и развернули против неё настоящую травлю. Всё это привело к тому, что женщина сошла с ума. Её лишили избирательных прав и отправили на лечение, которое, впрочем, мало помогло. В конце 30-х она уже почти постоянно жила в психбольнице. Но с началом Великой Отечественной медицинские учреждения Свердловска подверглись реорганизации. Из психиатрической лечебницы выпустили всех больных, кто не представлял опасности для окружающих.

В конце июня 1941 года у Леокадии Штроль случился срыв. Соседи вызвали милицию, и наряд попытался задержать больную женщину. Но та ударила одного милиционера по лицу и кинулась на другого с ножом. В НКВД не стали разбираться и «дело гражданки Штроль» передали в суд, который отнёсся к материалам «дела» чисто формально и, руководствуясь законом военного времени, приговорил Леокадию Петровну к высшей мере наказания.

С началом Первой мировой войны многие екатеринбургские врачи были призваны на фронт, но Сяно из-за слабого здоровья призыву не подлежал. Помимо частной практики, Исаак Абрамович проводил операции в эвакуационных госпиталях, работал в Верх-Исетской больнице, выезжал в другие города уезда. Приезжал он и в Нижний Тагил, где проводил операции в земской больнице и в заводском госпитале.


Доктор Сяно всю свою жизнь оставался лояльным к любой власти

В 1920 году ему предложили должность ординатора железнодорожной больницы станции Екатеринбург. В 1924 году И. А. Сяно был назначен заведующим акушерско-гинекологическим отделением Свердловской железнодорожной больницы и работал в этой должности более восьми лет. А в 1933 году по приглашению Наркомата пищевой промышленности СССР он едет в Сочи работать в Доме отдыха Наркомпищепрома и в санаториях «Донбасс» и «Центросоюз». 26 марта 1940 года в возрасте 69 лет Исаак Абрамович вышел на заслуженный отдых, а в июне 1941-го был вынужден снова вернуться в Свердловск. Здесь он и умер в 1945 году.

Сам дом профессора медицины доктора И. А. Сяно намного пережил своего хозяина. Надо отметить, что советская власть даже не пыталась реквизировать дом, очевидно, понимая, что обижать такого уникального специалиста ни в коем случае нельзя. К тому же в 1920-м Исаак Абрамович сам отдал первый этаж дома и все усадебные постройки в собственность жилфонда городского Совета. В 1924 году семье Сяно выделяют отдельную квартиру вблизи от нового места работы доктора, а через семь лет — квартиру в так называемом 1-м доме Горсовета.

«Фамильное гнездо» доктора Сяно на перекрёстке улиц Малышева и Карла Либкнехта было превращено в обычную коммуналку. Надворные постройки усадьбы — каретник, одноэтажный каменный склад и флигель — частично стали использовать в качестве дровяных сараев, а частично снесли. 


Дом И. А. Сяно в его «коммунальной» ипостаси (фото 70-х гг.)

В послевоенные годы дом не раз собирались снести, но этим планам не суждено было сбыться: население Свердловска постоянно росло, а строительство нового жилья оставляло желать лучшего. К тому же с конца 40-х годов здесь разместилась детская художественная школа, созданная в 1946 году по инициативе Павла Петровича Хожателева. Основная задача школы состояла в обучении детей основам рисования и живописи для последующего поступления в художественное училище. До 1983 года Детская  художественная школа была подразделением Свердловского художественного училища, а затем обрела самостоятельный статус.  

Выпускниками школы в разные годы были многие известные на Урале и в России деятели искусства и культуры: художники Герман Метелёв, Алексей Лопато, Вячеслав Вишняков и Алексей Рыжков, скульптор Андрей Антонов, театральные художники Зоя Малинина и Ольга Меньщикова, ювелир Владимир Сочнев, художник-аниматор Сергей Айнутдинов.


На уроке рисования в Детской художественной школе № 1 (фото 80-х гг.)

Возможно, в новейшей истории Екатеринбурга дому Исаака Сяно и не нашлось бы места, если бы ещё в 1991 году в город не прибыла группа именитых столичных архитекторов, разыскивающая по всей стране старинные здания, спроектированные и построенные в редких архитектурных стилях. Тогда и выяснилось, что дом доктора Сяно является одним из немногих в России и единственным в Екатеринбурге, построенном в стиле «уральский модерн», для которого характерны орнаменты элементов стальных каркасов, железных решёток, декоративность рельефов и росписей в сочетании с деревянным «верхом», резными наличниками и различными формами оконных проёмов.

Интересна и уникальна для Урала и сама форма дома, представляющая собой так называемый срезанный квадрат. Она характерная для западноевропейской архитектуры XIX века.

В том же 1991 году здание было внесено в реестр памятников архитектуры и сейчас считается объектом культурного наследия и охраняется государством. К сожалению, внутреннее пространство дома ещё в 20-х годах прошлого столетия было безжалостно уничтожено перепланировками. До наших дней дожили лишь пара печей, давно уже не работающих, лестница, ведущая на второй этаж, и две двери, на одной из которых сохранилась табличка с фамилией доктора и часами приёма пациентов.

В настоящее время почти всё здание занимает Детская художественная школа № 1 им. П. П. Чистякова.

В подготовке материала использована информация из фондов ГАСО, архива Областного музея истории медицины и Музея ОКБ.

Фото А. Фатеева (из открытых источников), фоторепродукции музейных фондов Екатеринбурга