1 Марта

Отношение

Есть право на митинги, на демонстрации, на самые разнообразные формы протеста или поддержки. Это право бесспорно. Причем митинг в поддержку власти выглядит, что бы ни говорили, странно. Если все работает и работает хорошо, то зачем? А если не работает или работает плохо, то зачем в кубе? Именно поэтому в подавляющем большинстве случаев митинги в поддержку липовые и дутые, административно организованные и спонсируемые. Это раз.
За антимайдан просто стыдно. Именно, не смешно, не злорадно, но стыдно. Это соратники президента? Это те, кто? Это опора? Стыдно за свердловчан и тагильчан.. Стыдно за всех. Стыдно, как бы негативно к власти не относился.
Есть акции с разными целями, разными основаниями, разной формы. Нет желания заниматься классификаторством. Укажу лишь на одну принципиальную вещь: для меня понятны, но лично не приемлемы разнообразные формы протеста анархо-синдикалистского характера и адресованные власти. Проще говоря, с лозунгами: дай денег, дай хлеба и зрелищ, дай, дай, дай… То есть акции, направленные на перераспределение, на фактическую пропаганду патернализма, на то, чтобы у соседа забрать, а себе получить. Это два.

Прошлое

Вспоминаю в этой связи те самые 90-е. Денег нет. Поочередно бастуют шахтеры, металлурги, машиностроители… Соответственно, зашивая одну дыру, рвут ткать в другом месте, отдавая одним, забирают у других. Дошла очередь до учителей и преподавателей. Все, край, денег нет. В УрГУ тоже решили присоединиться к демонстрации и начали собирать подписи преподавателей, кто желает участвовать. В фойе на Ленина стоял специальный человек с бумагами и все подписывали. Соответственно в этот день университет не должен был работать. Я написал, что я против этой забастовки и этого шествия. Нас было таких, что успел заметить по спискам, человек пять.
И ровно в этот день у меня была лекция. Что делать? Студентам объявил, что акцию протеста синдикалистского характера не поддерживаю, а потому на работу приду. При этом я уважаю взгляды тех студентов, которые в силу своих убеждений к акции хотят присоединиться. И потому вместо лекции я проведу консультацию, чтобы права всех были учтены. Что вы думаете? Явка студентов была практически 100-процентная. Не было двух-трех человек. Мы не знали причины их отсутствия, но предполагали, что они могут быть на демонстрации в силу убеждений, а потому лекция все же не состоялась, но общение было. К чему рассказал историю своего штрейкбрехерства, которым горжусь и от мотивов которого не отказываюсь до сих пор? Дело в том, что меня сильно «напрягли» первоначальные формулировки Марша, начиная с самой главной «антикризисный марш».

Политика

Но ситуация менялась. Организаторы успешно избежали скатывания в анархо-синдикализм с его экономической программой. Программные требования и лозунги марша действительно стали, во-первых, объединяющими, во-вторых, в большей степени политическими. Формулировки стали выверенными, идеологически понятными, зрелыми: реформа судебной системы, осуждение коррупции, прекращение войны, отмена цезуры и т.д. Не подписаться нельзя. 
Такого рода эволюция делает марш тактически безопасным для власти, которая пока не осознала, что бояться нужно не тех, кто ведет диалог, а тех, кто готов кричать: дай мне скорее, дай мне сейчас, дай мне немедленно, забери у кого-нибудь, но дай, а там хоть трава не расти. Но происходит ровно наоборот. Власть пилит тот самый сук… Пилит из страха, на всякий случай, панически, без ума… И кормит потенциальных анархистов, анархо-синдикалистов, прочих левых радикалов, заигрывает с правыми радикалами и экстремистами. Мечется из крайности в крайность. Из какого-то физиологического страха… даже не перед акциями протеста, а перед правом, законом и нравственностью.
Они не понимают разницу между стратегией и тактикой, искусством и технологией, сегодня и завтра... Но это их проблемы?
И потом, нужно отдавать себе отчет, власть в России сменится не в результате митингов и шествий. Тем более, в Екатеринбурге или Сосьве. Не в результате «российского Майдана», которым власти пугают сами себя. И оппозиции, с другой стороны, не нужно тешить себя иллюзиями на этот счет. Механизм смены власти будет совершенно иной. И его характер будет много более системным. Но, это другой разговор. Особый.

О местном

Первое. Естественно, что при подготовке акции 1 марта, которая в любом случае в Екатеринбурге состоится, возникает вопрос с местной повесткой. И вот уже марш объявляют, то антикуйвашевским, то антитунгусовским, антигородским, то в основном антикуйвашевским и частично антигородским… А зачем? Зачем привносить в идеологию акции внутрирегиональные политические «разборки»? Зачем разъединять? Задача марша – объединение, а не разъединение по политическим мотивам, которые далеко не всем понятны и приятны. И потому вполне объяснима реакция некоторых оппозиционно настроенных гражданских активистов: а зачем я пойду на «городской» или «областной» Марш? Или: я иду не из-за местных разборок, но для поддержки того, что пройдет в Москве.
Второе. У организаторов могут быть разные позиции. Споры. Соглашения. Разногласия. Это нормально. Но зачем все это выносить в паблик? Зачем все это доводить до организационных коллизий. Например, в форме множественных заявок. Мне кажется, что это ошибка и повод для злорадства оппонентов.
Третье. Предыдущий митинг на Площади Обороны прошел замечательно по форме благодаря тому, что пришли оппоненты. Они «оформили» митинг. Сделали его более красочным, более эмоциональным, более эстетичным и даже более содержательным. Проще говоря, организаторы противостояния сделали принципиальную ошибку и помогли митингующим. Что может быть нагляднее, чем гражданские активисты и противостоящие им ряженые с портретами вождя?
Любопытно, в этот раз местные власти допустят такую же ошибку или нет? Привезут за свои же деньги антураж для марша? Понятно, что властям нужно отчитываться перед вышестоящими: что сделано для того, чтобы? Но это как раз та ситуация, когда самое эффективное «делание» состоит в молчании и недеянии. Прямо по Лао Цзы.
Четвертое. Негативный вариант для области и города: реальные столкновения, поляризация, снижение рейтинга власти, Москва и полиция всё вешают и на город, и на область, рейтинги всех снижаются, включая федералов, оппозиция становится более радикальной и т.д. Политическая борьба во власти перерастает в фазу взаимного доносительства. Референтные группы потеряны окончательно. И т.д., и т.п. Пострадавшие: вся власть и умеренная оппозиция. В выигрыше: радикалы и полпредство, выступающее в роли «решалы».
Оптимальный для организаторов марша вариант: повторение стояния на Площади Обороны, когда провластные ряженые «сделали картинку». Оптимальный для власти вариант: ничего не состоялось, но это уже невозможно. А потому предпочтительно, чтобы все прошло мирно по какому-нибудь «окраинному» маршруту, никаких эксцессов, минимум полицейских и ФСБ, никакого противостояния, т.е. тишина.

Идеология

У каждого свои причины ходить или нет. Есть программные требования Марша. Их содержание давно и хорошо известно. Но есть и вещи идеологического характера. Мне кажется, что суть Марша – призыв к созиданию. Это марш тех, кто создает. Смыслы, вещи, здоровье, образование, науку. Практики. Институты. Тех, кто предпочитает работать, а не разрушать. Тех, кому власть, своими действиями, мешает работать. Мешает, оправдывая войну. Мешает, ежедневно меняя правила. Мешает, заменяя образование воспитанием. Мешает опостылевшими контрреформами. Мешает своей навязчивостью, своим воровством, своими фобиями. Своими проверяющими, полицейскими и охранкой.
По факту основной посыл Марша властям – успокойтесь, дайте людям спокойно жить, работать, создавать. Ну, и сами постарайтесь хоть чуть-чуть, хоть иногда думать о людях и о стране. Или уйдите…Просто уйдите… Навсегда

Решение

Я пойду. А как иначе? Это нужно мне самому. И я надеюсь