Антикризисный инструмент или внутренние оффшоры. Что дадут нам территории опережающего развития?

В декабре Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев сделал заявление о том, что ряд городов Свердловской области могут попасть в перечень так называемых «территорий опережающего развития» (ТОР).

- Я думаю, Краснотурьинск, Нижнетагильская агломерация, Каменск-Уральский, Новоуральск, Первоуральск могут рассчитывать, - заявил глава региона. Учитывая, что по ряду указанных муниципалитетов я веду достаточно активную депутатскую работу, мне захотелось разобраться, что же такое ТОРы и что может дать данный статус перечисленным городам.

Тема достаточно интересная, но многим непонятная. За новогодние праздники как раз было время поразбираться, что такое ТОРы и могут ли они принести пользу перечисленным муниципалитетам. 4 декабря в своем послании Президент России Владимир Путин предложил распространить режим территорий опережающего развития на ряд моногородов, где сейчас складывается непростая социально-экономическая ситуация. Уже 23 декабря Госдума приняла соответствующий законопроект. Речь в законе идет о привлечении в территории - ТОРы инвесторов, которых заинтересуют нулевые ставки по налогам на землю и по налогам на имущество. В части налога на прибыль федеральная часть также будет нулевой, а региональная доля - от 0 до 5%. Размер социальных взносов для ТОРов снижен 30 до 7,6 процента.
Помимо налоговых льгот закон предусматривает и иные меры поддержки - особый режим государственного и муниципального контроля и приоритетное подключение к объектам инфраструктуры.
Одним из идеологов закона считается бывший руководитель ОНФ, теперь занимающий пост Министра по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Соответственно, еще при обсуждении законопроекта предполагалось, что на первые три года его действие будет распространяться только на Дальневосточный федеральный округ. Затем появилась возможность для создания ТОРов на территории моногородов, которым требуются подобные меры поддержки. В нынешних экономических условиях, научившись на опыте кризиса 2008 года, государство пытается внедрить инструмент по улучшению социально-экономической ситуации в условных «Пикалево».
С моей точки зрения идея ТОР – фактически расширенное применение инструментов, характерных для особых экономических зон (ОЭЗ). Об этом говорит в частности тот факт, что в ТОРах возможно применение таможенной процедуры - свободной таможенной зоны. Отличие же от ОЭЗ в том, что идеология закона позволяет распространить механизмы ТОР на уже работающее производство, либо на внедряемый инвестиционный проект. На сегодняшний день среди чиновников идет активная дискуссия, что ТОРы должны заменить ОЭЗ, как неэффективный для России механизм, но пока это больше похоже на отголоски классического аппаратного противостояния между структурами, отвечающими за реализацию схожих по своей сути проектов.
Если говорить об идеологии закона в привязке к перечисленным Губернатором Свердловской области муниципалитетам, то под параметры потенциально депрессивных территорий здесь могут попадать Краснотурьинск (закрытие производства на градообразующем Богословском алюминиевом заводе) и Новоуральск (существенные сокращения на УЭХК, его реорганизация, а также банкротство АМУРа). Здесь реально на сегодня требуется федеральная и региональная поддержка для того, чтобы сформировать новый вектор развития территории. Остальные муниципалитеты, на первый взгляд, сложно назвать депрессивными, поэтому их нахождение в этом списке, скорее всего, связаны с желанием контролирующих эти города крупных финансово-промышленных групп (Уралвагонзавод, ТМК, группа ЧТПЗ) получить предполагаемые законом существенные преференции для своих производств.

114787_original[1]
У Новоуральска (на фото градообразующее предприятие - УЭХК) и еще четырех городов Свердловской области есть шанс стать "территорией опережающего развития".
Фото с сайта atomic-energy.ru

Практика создания территорий-локомотивов развития  в свое время получила широкое распространение на территории Китая (Гонконг, Макао, Шанхай и т.д.) и дала существенный толчок к бурному росту экономики Азиатско-Тихоокеанского региона. В нашей же стране, до настоящего времени, попытка копирования опыта соседей успеха не приносила. Похожие условия для развития (упрощенная регистрация, низкое налогообложение и таможенные пошлины и т.д.), пусть и под другими названиями, в 90-е годы пытались внедрить в Калмыкии, Магадане, на Чукотке и т.д. Тогда эти территории просто превратились во «внутренние оффшоры» и прославились, в основном, криминальными скандалами. Хотя учитывая четко обозначенные государством требования для увода денег из иностранных оффшоров, идея создать подобие оффшоров внутренних на базе ТОРов, на текущий момент может иметь неплохой потенциал.
В 2011 году была предпринята еще одна попытка и внедрен механизм «зон территориального развития» (ЗТР), под которыми понимается «часть региона, на которой для ускорения социально-экономического развития создаются благоприятные условия для инвесторов путем предоставления господдержки». Для управления ЗТР предусматривается создание администрации. Из Дальневосточного федерального округа ЗТР созданы в четырех регионах – Магаданской области, Еврейском автономного округе, Камчатском и Приморском крае. А вот на территории Свердловской области ЗТР не создавалось. Многие эксперты отмечают, что закон о ТОР фактически можно считать попыткой освежить тематику ЗТР.
В связи с этим хотелось бы услышать мнение делового сообщества? Как Вы думаете, насколько реальным, а главное полезным, может стать внедрение механизмов ТОР на территории Свердловской области? Насколько это будет востребовано местным бизнесом?