«У кого-то книги сжигают, а моими швыряются…». Тагильский писатель Борис Телков выпустил новую книгу

«У кого-то книги сжигают, а моими швыряются…». Тагильский писатель Борис Телков выпустил новую книгу

В свет вышла новая книга писателя Бориса Телкова «Путешествие блаженного фотографа», куда вошли три повести и одна пьеса. Презентация состоялась в Екатеринбурге, в библиотеке имени В. Г. Белинского.

«В книге «Путешествие блаженного фотографа» уральский прозаик предстает как открыватель некоего нового жанра. Это и не сказ, и не  привычная реалистическая новелла. Мастер плести сюжетную интригу Борис Телков легким пером, сдобренным хитроватой иронией, предъявляет читателю по-чеховски «ловкие» повествования. Плюс к этому: уральский этнографический колорит и водевильность прозы, что делают её желанной не только для прочтения, но и для сценического воплощения и экранизации», – пишет о книге член Союза российских писателей Владимир Блинов.

Герои телковских произведений - обитатели уже знакомого читателям Темноводска (прототип Нижнего Тагила, - прим.ред.) - будоражат воображение, заставляют смеяться и плакать одновременно. История с Темноводском затянула писателя надолго. Придумав этот город несколько лет назад, он продолжает населять его «своими людьми», кстати, многие из них вполне реальные личности.

«Действие всех четырех вещей новой книги происходит в начале ХХ века. Это моё любимое время в истории. Мне там интересно. Я выудил из этого времени любопытных персонажей и запихнул их в книгу. Такой вот «ловец человеков»,  смеётся Борис Телков. – А, вообще, в планах много разных проектов. В частности, детективная история о похождении одного жулика из Темноводска. Возможно, главные герои из книги «Путешествие блаженного фотографа» перейдут в новые мои рассказы, тем более, что по отзывам читателей, эти персонажи им полюбились, и они хотели бы вновь встретиться с ними. Так было и с приставом Землевичем из предыдущей книги «Женский облик Свободы». Жаль, что я убил его в Китае…»

Ваши произведения заметно увеличиваются в объеме. От небольших рассказов вы перешли к повестям. Когда-то вы сказали, что роман это как затянувшийся тост: тамада говорит-говорит, а всем давно хочется выпить и закусить, а сами всё-таки стремитесь к роману?
- Роман  это писательский бзик. Все, даже Чехов, стремились к нему. Это как запретный плод: вроде не нужен, а попробовать хочется! Сам я люблю читать рассказы, и чем они короче, тем интереснее.

Борис Телков широко известен за пределами Нижнего Тагила. Он является лауреатом различных литературных премий. Автор более двадцати книг. Его рассказы, повести и новеллы публиковались по всей стране. Как признался прозаик, каждая работа – это слепок с писателя того времени, когда она была написана.

«Я никогда не смогу повторить свои предыдущие книги. Я на них смотрю, как на свои старые фотографии. Мне таким уже не стать».

- Борис Николаевич, действие в новых повестях происходит в Темноводске, фактически в Тагиле, а презентацию устраиваете в Екатеринбурге?
- О выступление в Белинке я договаривался еще в прошлом году, то есть оно было запланированным. Поэтому и презентовал книгу в Екатеринбурге раньше, чем в родном городе. В Тагиле общаться с читателями интересней. Здесь народ как-то душевнее, роднее. Меньше провокаций. В Екатеринбурге на выступления зачастую приходят люди, желающие «засветиться», устроить шоу, а не поговорить с писателем. Много эпатажных личностей.

- А родной город помогает издавать книги?
Город когда-то, ещё при Николае Наумовиче Диденко, брал на себя расходы по изданию книг по истории образования и спорта. Был очень интересный проект! До сих пор спрашивают, есть ли у меня эти книги. Удалось сохранить целый пласт истории и донести его до читателей. В издании рассказов, повестей, пьес город мне никогда не помогал, но я нашёл выход из этого положения: высчитал оптимальный тираж, который могу легко продать и на вырученные деньги издать новую книгу. Отныне, лет пять или шесть, я независим от спонсоров и благодетелей.

 

- Ну а нынешние власти как относятся к вашему творчеству?
- С большой страстью! Мне как-то сказали, что на одном из заседаний не то в мэрии, не то в Думе швыряли моей книгой. Чиновники говорили, что деньги, потраченные на её издание, можно было пустить на хозяйственные нужды города. Не знаю, правда ли это… Мне об этом сообщили со скорбным лицом, как приговоренному к расстрелу, но сей факт почему-то меня приободрил и даже развеселил. У кого-то книги сжигают, запрещают, а моими швыряются. Я - в мировом литературном процессе!

Агентство новостей «Между строк»