«Если ей будет лучше в Турции или на Майами-Бич, пускай отправляется туда». О каком будущем для своих детей мечтают родители тагильских первоклассников

«Если ей будет лучше в Турции или на Майами-Бич, пускай отправляется туда». О каком будущем для своих детей мечтают родители тагильских первоклассников

В начале каждого учебного года сотни СМИ спрашивают первоклассников, кем они хотят стать. Детские мечты — это всегда очень мило и трогательно и многое может объяснить о новом поколении. Но редакция АН «Между строк» решила зафиксировать в этом году другие мечты — родителей сегодняшних первоклассников. Большинству из них от 25 до 35 лет, а значит, школу они закончили уже в XXI веке. Мир за последние 18 лет сильно изменился, а за следующие 11 поменяется ещё сильнее. Изменится ли Нижний Тагил и вся Россия, видят ли сегодняшние 30-летние здесь будущее для своих детей, к чему собираются их готовить (и собираются ли вообще), мы спросили у них самих. Журналисты АН «Между строк» побывали 1 сентября на праздничных линейках в пяти тагильских школах: в престижной Политехнической гимназии и в общеобразовательных школах № 5, 35, 44 и 81 на Вагонке, в центре города и на ГГМ. Вот что рассказали нам родители тагильских первоклассников.

Школа № 44

Ольга Ширяева, 40 лет, педагог-хореограф ДЮЦ «Мир»:

— 2029 год — это так далеко. Я считаю, что самоопределяться ребёнок должен самостоятельно, без помощи родителей. Пока ещё даже неизвестно, к чему Ульяна расположена, какие у неё особенности развития — математического, технического или художественного-эстетического направления. Сейчас она любит танцевать и рисовать, мечтает стать изобретателем. Нужно смотреть, какие профессии будут востребованы и высокооплачиваемы в будущем, чтобы она могла обеспечить будущее и своё, и своей семьи. Всегда нужны педагоги и медицинские работники, рабочие руки тоже нужны. О программировании сейчас очень сложно что-то сказать, потому что не все имеют склад ума, необходимый для работы именно в этом направлении. Все хотят, но не все могут. Профориентационную работу нужно начинать, наверное, класса с пятого, я, по крайней мере, в это время уже начала задумываться о том, к чему у меня способности. До этого были обычные желания, записанные на бумажки и спрятанные мамой. Она отдала мне их только после окончания школы — оказалось, что в детстве я хотела быть ветеринаром, кинологом и воспитателем детского сада, а в итоге работаю педагогом-хореографом.

Нижний Тагил мы для жизни дочери не рассматриваем, поездили по миру, посмотрели другие города и в нашей стране, хочется, чтобы ребёнок жил в более крупном городе. Санкт-Петербург подойдёт.

Обязательно нужно получить высшее образование, потому что сейчас более востребованы люди всё-таки с высшим образованием.

Сергей Лангавый, 26 лет, слесарь на заводе:

– Даже не думали ещё о том, кем станет ребёнок, рано. Сейчас мне кажется, бесполезно на неё влиять, какую-то профориентационную работу вести. Рита играет в доктора и продавца. Мне кажется, направление медицины и в 2029 году будет востребовано, успешно. Всё зависит от воспитания человека, мы будем стараться.

У меня, например, уже четыре профессии — слесарь, тракторист, водитель, автомеханик, и ещё дальше развиваюсь. Но мне не хотелось бы, чтобы моя дочь пошла на завод, видела всё это. Дети должны стремиться к большему, быть выше родителей и в удобствах работать. Будем делать всё возможное, чтобы Рита получила высшее образование. Как говорил Маяковский: «Без бумажки ты — букашка, а с бумажкой — человек». Будет бумажка, она рано или поздно в жизни пригодится. Я в своё время говорил, что мне ничего этого не надо, а вот сейчас пошёл обучаться уже за деньги.

Как патриоту города, мне хотелось бы, что дочь осталась жить в Тагиле, чтобы город процветал, рабочая молодёжь была. Но если ей будет лучше, например, в Турции или на Майами-Бич, пускай отправляется туда, это её выбор. Хотя хочется всё же, чтобы город пополнялся кадрами.

Анна Пестерева, 25 лет, ведущий продавец отдела:

– У меня здесь дочка Катюша. Это всё очень волнительно для меня. Она пока ещё растёт, развивается, любит рисовать и танцевать, а чем будет заниматься в дальнейшем, думаю, решит сама. Конечно, хочется, чтобы Катя выбрала престижную профессию, нужную в нашем или другом городе. Если честно, хотелось бы, чтобы она работала не в этом городе, уехала как минимум в Екатеринбург, там больше возможностей для развития. Чтобы получила высшее образование, без него сейчас не устроиться на нормальную работу.

Но если она после школы уже будет заниматься любимым делом, получать от него удовольствие, я не буду настаивать на том, чтобы она поступала в университет. Точно не хочу, чтобы она работала на каком-нибудь заводе. В далёком 2029 году… Может, это будет управление персоналом или какая-то другая руководящая должность, как у её мамы, например. Я сейчас работаю ведущим продавцом отдела.

Денис Кожевников, 30 лет, занимается автомобилями:

– Николай подрастёт, посмотрим, куда он будет тянуться. Ребёнок будет сам решать, кем он хочет стать. Главное, чтобы он рос воспитанным и умным. На заводе не хочу, чтобы работал. Я пока не разговариваю с ним на эту тему, у ребёнка должно быть нормальное детство, хотя бы до школы. Профориентационная работа где-то класса после девятого должна начинаться. Зачем заранее ребёнка озадачивать? Смысла нет. Да и высшее образование сейчас тоже, в принципе, нет необходимости иметь, если не идёшь работать на завод или ещё куда-то по профессии. Направление какое-то ребёнку, может, подскажу, но чтобы он под кнутом шёл учиться, такого не будет. Может, он поедет в Екатеринбург или куда-нибудь подальше.

Екатерина Осинкина, 35 лет, работает в «Едином муниципальном расчётном центре»:

– Мне не хотелось бы, чтобы мой ребёнок стал плохим человеком, алкашом или наркоманом. А так без разницы — какую бы профессию он ни выбрал, в любом случае его поддержим. Рабочие специальности тоже нужны стране. Я не против того, чтобы ребёнок остался жить в Тагиле и работал на НТМК. Мне не хотелось бы, чтобы он уезжал в другой город, хочу, чтоб поближе ко мне был. Но если он сам захочет уехать, я препятствовать не буду.

Высшее образование хочу, чтобы получил, обязательно. Оно даёт больше возможностей в жизни — добиться успеха, занять какой-нибудь руководящий пост, материально состояться и в дальнейшем, соответственно, обеспечить семью свою. Сейчас он хочет стать ди-джеем, музыкой увлекается, но и иностранными языками тоже.

Елена Бирюкова (бабушка первоклассника), 59 лет, музыкальный руководитель в детском саду:

– Мой внук Савелий, он хочет стать хирургом. Берёт у старшей сестры учебник биологии, изучает его, очень сильно интересуется всем этим. Если его детское желание воплотится в жизнь, кто знает, может быть, он станет известным хирургом. Профессию стоматолога тоже рассматривает, его врачебная деятельность вообще привлекает. А так он у нас разносторонне развитый, музыкой ещё занимается. Главное, чтобы ему комфортно и интересно было работать.

Конечно, нужно направлять ребёнка, предлагать ему что-то, но не влиять. Они ведь уже в детском саду играют, нужно наблюдать за ними, смотреть, что их больше интересует. И это нормально, что профориентация начинается с детского сада. Высшее образование тоже нужно, и президент к этому сейчас призывает — чтобы все имели высшее образование, человек был всесторонне развит. У меня нет высшего образования, но мне как музыкальному руководителю достаточно среднего специального.

Политехническая гимназия

Егор Кондратьев, предприниматель:

– Мне бы хотелось, чтобы дочь шла по стопам родителей. Я буду стараться делать всё возможное, чтобы у неё всё было успешно. Надеюсь, что ей будет проще создавать что-то своё, когда она вырастет, что к этому время страна изменится и бизнес делать будет проще.

Достойное образование, считаю, можно получить в Нижнем Тагиле. Я сам учился в Тагиле — и “вышку” получал, и среднетехническое. Мне бы хотелось, чтобы она жила и работала в родном городе. А какую профессию она выберет, пока рано загадывать. Она занимается танцами и сегодня хочет быть танцовщицей, завтра — врачом, послезавтра — ещё кем-то.

Елена Смышляева, заместитель главного бухгалтера:

– Пока все интересы дочки связаны с животными, она хочет быть ветеринаром. Но мы пока не определились, мы в поиске. Я до 11 класса не могла определиться, кем хочу стать, поэтому мне бы хотелось, чтобы у дочери была профориентация в школе, чтобы ей рассказывали о профессиях и ей проще было бы сделать выбор.

Уверена, что у наших детей будет больше возможностей, чем у нас, всё изменится к лучшему в стране и в городе.

Я образование получала в Тагиле и своим образованием довольна, но если будет такая возможность, я бы отправила дочь учиться в другой город. Если ставить перед собой цели и идти к ним целенаправленно, то всё получится.

Вера Пирогова, хореограф студии «Академия волшебников» ГДДЮТ:

– В первый класс у меня идёт второй ребёнок, сын Еремей. Сейчас я мечтают о том, чтобы он в школе нашёл друзей, нашёл своего учителя, который влюбит в свой предмет, а этот предмет в дальнейшем сын выберет как профессию. Мне кажется, что, если он идёт в политехническую гимназию, он будет любить математику, физику и в будущем станет строителем. По крайне мере, он мечтает создавать необычные дома, «живые» — мы со своим древним складом мозга даже не понимаем, что это такое будет.

Я думаю, что сын будет заниматься чем-то очень творческим, креативным, а точные науки ему будут помогать в его проектах. Но для этого нужно получить хорошее образование.

И хотя нам всем хочется, чтобы дети оставались с нами рядом как можно дольше, на данный момент в Нижнем Тагиле нет перспектив, особенно для мальчишек. Для них есть одна возможность уехать в столичные города. Мне бы хотелось, чтобы сын жил в столице.

Конечно, мы не знаем, как всё сложится. Он также занимается спортивной гимнастикой в школе олимпийского резерва и может стать известным спортсменом. Я думаю, современные люди могут совмещать очень многое. Сейчас многие спортсмены получают хорошее качественное образование. Так что, думаю, можно успевать всё — и строить дома, и выигрывать Олимпиаду. В общем, в 2029 году будет интересно.

Кристина Панкова, работает в ФОК «Президентский»:

– Илья хочет быть пожарным. Его дедушка сводил в пожарную часть на экскурсию, и теперь он под впечатлением, ведь это мужественная и романтичная профессия. Может быть, приоритеты изменятся, это всё-таки опасная работа.

Я бы хотела, чтобы сын получал техническую профессию, город у нас к этому располагает. Поэтому мы в политехническую гимназию и идём. Его интересуют точные науки, он далеко не гуманитарий. Но я бы не хотела, чтобы он работал на заводе простым рабочим, я хочу, чтобы у него была руководящая должность, как у папы. А где он будет получать высшее образование, пока не думали. Про старшую дочь уже знаем, что она поедет учиться в другой город. Образование за рубежом? Для Тагила это нереально, наверное. Хотя, когда мы сами учились, для нас нереально было уехать в другой город.

Школа № 81

Екатерина Тумакова, санитарка в Уральском клиническом реабилитационном центре, с сыном Евгением:

– Мне кажется, что сын выберет профессию, в которой нужно помогать людям. Он очень сострадательный, его привлекают такие профессии, как полицейский и пожарный. Бабушка его настраивает на медицину, и я не против. Это в бюджете маленькие зарплаты, а в частных клиниках другие возможности. Да и через 11 лет будет лучше — медицина в стране развивается. Только в Тагиле нет медицинского института, только колледж, но ведь и Екатеринбург недалеко. Мне бы хотелось, чтобы сын жил в Тагиле. И неважно, будет он врачом или металлургом. Главное, чтобы был хорошим человеком.

Анна и Алексей Щербина с сыном Владиславом:

– Сложно сказать, какой выбор будет у ребёнка, сейчас у него разносторонние увлечения: он любитель что-то смастерить, сконструировать, также что-то нарисовать. Фантазия у него очень богатая. Наверное, через 10 лет страна изменится, появятся новые профессии, потому что каждый год всё меняется, появляются новые технологии, везде компьютеры, даже в школе не надо бумажных дневников, их заменили на электронные.

Что будет в будущем, пока не думали, посмотрим, какие у сына будут таланты, к чему будет стремиться, а мы, конечно, будем его поддерживать.

Надежда на то, что у наших детей будет лучше жизнь, чем у нас. Сейчас в нашем городе мало возможностей, в наше время многие стремятся уехать. Только что по радио слышали, что 60 процентов россиян хотят покинуть страну только ради заработка. Не хочется, чтобы такая тенденция сохранялась.

Школа № 35

Алевтина Колмакова, сменный мастер на УВЗ:

– Сын проявляет наклонность к моделированию, поэтому я бы хотела, чтобы после школы он поступил бы в вуз и стал инженером-конструктором в сфере машиностроения и, желательно, на госпредприятии – это стабильность. Инженеры у нас в городе всегда востребованы будут, учитывая масштабы УВЗ. Считаю, что лет с 13 уже можно проводить профориентацию среди подростков, когда они уже начнут кое-что понимать и прикидывать, кем они хотят стать в будущем. Да, бывает, что у ребёнка в 15-16 лет меняется мировоззрение. Я ему, конечно, постараюсь дать информацию о профессиях, объяснить, направить, но настаивать на выборе чего-то определённого я не буду. Считаю, что какое-либо принуждение ни к чему хорошему не приведёт. Я далеко вперёд не заглядываю, максимум лет на пять. Посмотрим, как способности у ребёнка будут развиваться.

Школа № 4

Андрей Уткин, в прошлом боец 12-го отряда спецназа «УРАЛ»:

– Хотелось бы, чтобы сын после школы дальше пошёл учиться. Ну а профессию пусть сам выбирает, как я в своё время выбрал военную службу.

Может после школы решит тоже в армию пойти. Я же не знаю, что у нас через 11 лет будет. Может вообще война с Америкой.

А если захочет на себя работать, то зачем тогда образование получать? А профориентацию можно и с первого класса проводить. Сейчас дети умные, все в телефонах зависают. Поэтому пусть сейчас уже думают, чем хотят дальше заниматься. Сам буду подсказывать, но навязывать не буду. Сын хочет стать футболистом. Сейчас его запишем в футбольную секцию на “Спутник”. Если у него будет что-то получаться и он захочет продолжать тренироваться, то можно будет его отправить к моим родственникам в Тверь. Там областной город и с профессиональным спортом получше, и Москва с Питером недалеко. Ну а если со спортом не получиться, то пусть в училище на рабочую специальность идёт.

Александр и Таисия Зотеевы:

– Будущее наших детей ждёт совсем не простое. Если судить о ситуации на УВЗ, то чувствуется нехватка станочников, поэтому идти после школы в ПТУ даже предпочтительнее. Высшее образование уходит на второй план – в будущем, мне кажется, оно будет не для всех доступно и необходимо. А в идеале хотелось бы, чтобы ребёнок стал предпринимателем и у него был свой бизнес.

Сейчас пока дочь занимается гимнастикой, может она в этой структуре и будет дальше развиваться. Она уже начинает выступать на соревнованиях и ей это нравится. А дальнейший выбор она сама сделает, смотря на своих родителей, мы не принуждаем. В каждой профессии есть свои плюсы и минусы. Многие профессии просто исчезают, людей заменяют роботы. Нужно искать что-то своё, как, например, собственный бизнес. Мне кажется, что современные дети будут искать себя в бизнесе, а не в производственной сфере. Я хочу, чтобы мой ребёнок был успешным, но если дочь захочет учиться на врача, то отговаривать её не буду. Мы стараемся сформировать в ребёнке личность. Нравиться заниматься гимнастикой – занимайся. Это даже для общей физической подготовки полезно. Если для продолжения её спортивной карьеры нужно будет уехать в другой город, то уедем.

А если честно, то мечтаем уехать туда, где море, в Америку, например. Но если хочется эти мечты реализовать, то надо работать. Ну а если выбирать среди работ «на дядю», то предпочтительнее идти на госпредприятие. Там хоть соцпакет есть, пенсионка. Хотя, если пенсионная реформа будет развиваться и дальше, то тогда без разницы: частник или не частник. А может и вообще пенсии уберут.