Знакомство с Екатеринбургом: пионеры уральской селекции (часть 2: садовод Ястребов)

Знакомство с Екатеринбургом: пионеры уральской селекции (часть 2: садовод Ястребов)

Была на улице Октябрьской Революции, бывшей Коробковской, ещё одна усадьба, чей владелец являлся не менее известным садоводом и селекционером, чем Дмитрий Иванович Казанцев и Кузьма Осипович Рудой. Ещё в 50-60-х годах XX века об этой усадьбе и её хозяине знали не только жители Свердловска и области, но и во многих уголках Советского Союза, и даже за рубежом. Усадьба дома № 32 с большим фруктовым и ягодным садом принадлежала Вениамину Николаевичу Ястребову.

Вениамин Николаевич Ястребов

Ястребовы поселились на Коробковской в 1865 году, когда цеховой мастер Екатеринбургской гранильной фабрики Павел Петрович Ястребов получил «по сплаву» купленный где-то в сибирской глуши добротный сруб дома. Через десять лет сын Павла Петровича Николай, серьёзно увлекавшийся в свободное время краеведением и естествознанием, высадил на приусадебном участке несколько молодых дубков, из которых выжил только один. Этот дуб стал первым и на долгие годы единственным деревом этой породы в столице Среднего Урала, а Николай Павлович Ястребов ещё сильнее увлёкся ботаникой и селекцией и продолжал экспериментировать, высаживая у себя в саду различные виды деревьев, кустарников и цветов, невиданных доселе в Екатеринбурге. А в 1877 году он стал членом-корреспондентом У.О.Л.Е. – Уральского Общества Любителей Естествознания. Кстати сказать, Николай Павлович был весьма занятым человеком: он держал камнерезную мастерскую, а также был известен всему Екатеринбургу как превосходный резчик печатей и штампов (за свои печати он был удостоен серебряной медали Урало-Сибирской выставки). И тем не менее у него находилось время для занятий садоводством. И когда на приусадебном участке дома № 40 никому ещё не известный бухгалтер Дмитрий Иванович Казанцев начал высаживать яблони и груши, первым, кто пришёл знакомиться с новым соседом, был Ястребов. Оба садовода быстро нашли общий язык, и вскоре сад Ястребова стал превосходить сад Казанцева и по площади, и по числу разновидностей выращиваемых растений.

Дом Ястребовых, который построил Павел Петрович Ястребов в 1865 году (фото 40-х гг.)

В постперестроечный период некоторые исследователи и журналисты долго муссировали сплетни о том, что Ястребовы и Казанцевы были конкурентами и даже врагами: якобы не могли поделить славу пионеров уральской селекции и рынок саженцев. Слухи эти ни в коей мере не соответствовали действительности, но спрос СМИ на «скандалы и скандальчики» из года в год продлевал им жизнь.

В действительности никакой вражды между двумя садоводами не было. Дмитрий Иванович Казанцев был в большей степени учёным, занятым выведением морозоустойчивых сортов плодовых растений, а Николай Павлович Ястребов являл собой пример типичного для того времени садовода-практика. Он старался, и не без успеха, выращивать у себя в саду как можно больше видов растений и не ограничивался одними лишь плодовыми деревьями, разводил много декоративных растений, в том числе и цветов. И повода враждовать друг с другом у соседей не было. Что же касается «рынка саженцев», то его в Екатеринбурге в тот период времени просто не существовало: первый питомник, занимавшийся разведением и продажей саженцев для садоводов, появился только в начале 30-х годов.

В 1919-м Николай Павлович Ястребов занемог и в 1920 году скончался. Дом № 32 по Коробковской улице унаследовал его сын Вениамин, который тогда работал преподавателем графики (черчения и рисования) в школе села Катайское Камышловского уезда. Переехав в Екатеринбург, Вениамин Николаевич устроился работать по специальности, а когда семья немного пообвыкла на новом месте, обратил внимание на сад, который к тому времени находился в изрядном запустении.

«Последнее время отец уже не мог заниматься садом, не позволяло здоровье, – вспоминал позднее Вениамин Николаевич. – К тому же в последнюю зиму на участке вымерзло много посадок. Посоветовавшись с Валентиной, я решил возродить сад, чтобы сохранить его как память об отце. Большую помощь в возрождении сада оказал и Д. И. Казанцев».

Преподаватель графики В. Н. Ястребов

1923 год стал особенно памятным для Вениамина Николаевича. 24 февраля появился на свет его второй сын – Евгений. А весной Ястребов заложил свой «экспериментальный плодовый сад», который позднее принёс садоводу-селекционеру всесоюзную известность.

«Свой сад я заложил в 1923 году. Начиная работу по испытанию сортов яблони и других пород, я имел недостаточное представление о возможностях северного садоводства. В тот период в г. Свердловске был известен лишь один фруктовый сад, заложенный Д. И. Казанцевым в 1914 г. Самое привлекательное в садоводстве я видел в работе по выращиванию крупноплодных яблок. О стелющейся форме культуры я тогда не знал и поэтому поставил себе целью испытать ряд сортов в штамбовой форме, чтобы подобрать из них такие, которые были бы выносливы к нашему климату и давали крупные и вкусные плоды», – писал позднее в одном из своих очерков В. Н. Ястребов.

По совету Казанцева Вениамин Николаевич списывается с известным вятским садоводом-селекционером Антоном Бенедиктовичем Рудобельским и получает от него первые пять саженцев яблони.

Антон Бенедиктович Рудобельский

В дальнейшем Ястребов начинает сотрудничать с питомниками Сталинграда, Мичуринска, Свердловска, а также с отдельными селекционерами Урала и Сибири, среди которых были и уже знакомые нам Дмитрий Иванович Казанцев и Кузьма Осипович Рудой. Всего с 1923 до 1940 года Вениамин Ястребов высадил и испытал на своём участке 28 сортов яблонь, 2 сорта груши, 6 сортов вишни, 4 сорта сливы, более 30 сортов различных ягодников – малины, смородины, крыжовника.

Первым помощником Вениамина Николаевича в саду стала его супруга Валентина. Дочь священника из Режа Петра Павловича Ладыжникова, Валентина Петровна тоже работала в школе. Но после рождения сыновей – Юрия в 1921 году и Евгения в 1923-м – стала домохозяйкой. Супруги с ранних лет старались заинтересовать сыновей садоводством, и во многом им это удалось.

Вениамин Николаевич Ястребов, Валентина Петровна Ястребова (Ладыжникова) и их сыновья Юрий и Евгений

Большинство результатов своих работ Ястребов записывал и впоследствии публиковал в виде научных и научно-популярных статей или очерков.

В начале 30-х годов на садоводов-селекционеров обращают внимание партийные и советские органы. По всей стране разворачивается кампания по популяризации садоводства. В Свердловске создаётся «Опытная станция садоводства», которая привлекает к сотрудничеству всех известных садоводов города. Вениамин Николаевич Ястребов оказался в их числе. Среди специалистов и любителей он считался специалистом по сортам яблонь, дающих крупные плоды. Его успехи выглядели впечатляюще. К примеру, ему удалось получить за один год от двух яблонь сорта «Боровинка Рудобельского» 73 килограмма яблок. Это притом, что яблони перенесли очень суровую зиму.

В. Н. Ястребов с корзиной яблок (фото 1950 г.)

Успехи Д. И. Казанцева и В. Н. Ястребова открыли дорогу свердловским селекционерам в столичные НИИ (научно-исследовательские институты), которые стали наперебой предлагать садоводам сотрудничество. В стране начинают создаваться «мичуринские кружки» – объединения садоводов-любителей, занимающихся селекцией. В Свердловской области первый «мичуринский кружок» был основан в Нижнем Тагиле в 1934 году при краеведческом музее. В его состав вошли научные сотрудники музея, преподаватели биологии и ботаники, начинающие садоводы-любители. Бессменным руководителем нижнетагильской «мичуринской секции» до 1951 года был садовод-опытник Леонид Дмитриевич Неронов. Садоводы собирались в музее каждый четверг в 18 часов. Осенью и зимой основу работы секции составляли обмен опытом и пропаганда садоводства через лекции, семинарские занятия, экскурсии и выставки. А летом, с июня-июля, начиналась практика садоводов, прививки плодовых деревьев и экскурсии на лучшие садовые участки как в Нижнем Тагиле, так и в других городах области.

Выставка тагильских садоводов-мичуринцев в городском краеведческом музее (фото 1939 г.)

Какое-то время тагильская «мичуринская секция» занималась даже подготовкой кадров для садоводческих товариществ и колхозов и сельских «мичуринских кружков». Тесно сотрудничали тагильские садоводы и со своими свердловскими коллегами, героями наших очерков. Причём сотрудничество не ограничивалось обменом саженцами и изучением опыта. Например, тагильские музейщики выпустили наглядные пособия на основе рисунков Вениамина Николаевича Ястребова. Эти плакаты с изображением плодов яблок, груш и других плодовых растений в своё время широко использовались не только в музейных выставках, но также и в школах города и области.

Сотрудник Нижнетагильского краеведческого музея Е. В. Боташева проводит экскурсию (фото 1949 г.). Слева видны плакаты, созданные по рисункам В. Н. Ястребова

Один из альбомов В. Н. Ястребова с рисунками различных сортов яблок

После того как Д. И. Казанцев в 1939 году за работы в области селекции был отмечен серебряной медалью ВСХВ, на улицу Октябрьской Революции зачастили не столько учёные-селекционеры, сколько партийные функционеры. Обком партии поставил задачу к 1941 году «высадить на ВСХВ целый десант свердловчан-мичуринцев». Кандидатура Вениамина Ястребова была утверждена в числе первых. Но поездке помешала война. Она же принесла в семью Ястребовых плохие известия. 25 октября 1941 года в Омске был арестован старший сын Вениамина Николаевича – Юрий. Сначала его обвинили в уклонении от призыва на военную службу, затем в экономическом саботаже в условиях военного времени. Через два месяца его приговорили к высшей мере наказания. Правда, вскоре судебное решение было отозвано и расстрел был заменён на 10 лет исправительно-трудовых работ.

Младший сын Вениамина Николаевича и Валентины Петровны – Евгений, – учившийся на географическом факультете МГУ, был призван в армию и попал в Сталинград, где зимой 1941-1942 гг. принимал участие в обороне города и был тяжело ранен.

Но даже в эти трагические годы Вениамин Николаевич продолжал свои эксперименты и добивался весьма приличных результатов.

Дом № 32 по улице Октябрьской революции (фото 1943 г.)

После скоропостижной смерти Казанцева в 1942-м Ястребов предлагает его дочери – Галине Дмитриевне, которая продолжала дело отца, – объединить усадьбы и усилия. Но если объединить усилия в выведении и акклиматизации новых сортов плодово-ягодных растений было просто, то объединить усадьбы в единый опытный участок было невозможно – между домами № 32 и № 40 находилось ещё три усадьбы, владельцы которых были живы-здоровы и никуда переезжать не собирались. В то же время «Свердловская опытная станция садоводства», чьим подразделением считался сад Казанцева, взять под своё крыло ещё и участок Ястребова не могла. Впрочем, сотрудничество двух селекционеров продолжалось вплоть до 1963 года.

В 1951 году Ястребов начинает выращивать саженцы морозостойких садовых растений из семян, пишет ряд статей для журналов и научно-методических материалов. В его саду растут более 30 сортов яблонь, груши и сливы, по три разновидности вишни и черешни, несколько сортов смородины, игра, облепиха и даже абрикосы и лимоны.

В 1952 и 1954 годах Вениамин Николаевич принимает участие в сельскохозяйственных выставках ВДНХ, и оба раза его работы в области селекции были отмечены медалями ВСХВ/ВДНХ.

Москва. ВСХВ (Всесоюзная Сельскохозяйственная Выставка). Свердловские садоводы-селекционеры у стенда своих экспонатов в павильоне «Урал». Слева направо: Ястребов, Моисеев, Сомов (фото сентябрь 1954 г.)

Вениамин Николаевич был постоянным участником многих выставок на Урале и в Свердловске, принимал активное участие в работе Свердловского городского общества садоводства. Кроме того, по его инициативе начали появляться плодово-ягодные сады на приусадебных участках школ Свердловска, Нижнего Тагила и других городов области.

Экспонаты сада В. Н. Ястребова, подготовленные для городской выставки садоводов 1953 г.

Старейшие садоводы – активисты Свердловского городского общества садоводства. В. Н. Ястребов 4-й слева в первом ряду

Ястребов Вениамин Николаевич (фото 1958 г.)

Вениамин Николаевич до последних дней жизни занимался селекционной работой, содержал свой сад в идеальном состоянии. А выведённые им морозоустойчивые сорта яблонь украшали собой не только сады Свердловска. Например, в начале 50-х свыше полутора сотен саженцев стелящейся яблони Антоновки 600-граммовой из питомника Ястребова было высажено в коллективных садах Нижнего Тагила, в частности, в саду № 5 имени Тимирязева. За саженцами из сада Ястребова садоводы ехали из Новосибирской, Томской, Тюменской, Калининградской областей, из Поволжья и Казахстана.

Одно время было принято говорить, что деятельность В. Н. Ястребова осталась недооценённой, что он всю жизнь находился в тени своего соседа Д. И. Казанцева. Но это не так. Труды Вениамина Николаевича были высоко оценены правительством – выдающийся селекционер был награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, а выведенные им сорта садовых растений получили две медали ВСХВ/ВДНХ. Забвение наступило значительно позже, уже в 90-х годах.

В 1963 году В. Н. Ястребов скончался и его сад начал стремительно приходить в упадок

Не имея сил и возможности содержать дом и ухаживать за садом, Валентина Петровна Ястребова продала усадьбу Александру Васильевичу Колотову, тоже садоводу, участнику нескольких садоводческих выставок Свердловска и области. Колотов владел усадьбой более двадцати лет, настойчиво, но безуспешно пытаясь обратить внимание городских властей на проблему сохранения ястребовского сада.

В 1990-х годах в усадьбе разместилась мастерская художника-неопримитивиста Олега Елового.

В доме Ястребовых Еловой устроил «Музей простого искусства Урала», и усадьба стала известной в арт-кругах как «Дача Елового», место регулярных встреч творческой братии Екатеринбурга. Дом известного селекционера подвергся переделке, сад зарос и перестал плодоносить. После смерти Елового в 2001 году над усадьбой и вовсе нависла угроза уничтожения. Не раз её намеревались снести, не раз поджигали дом.

Усадьба в 2012 году

Дом В. Н. Ястребова после пожара в 2014 году

Надо сказать, что общественности всё-таки удалось обратить внимание городских властей на бедственное положение и историческую ценность ястребовской усадьбы. Неравнодушные горожане устраивали акции в защиту усадьбы, проводили субботники на территории сада, писали обращения во все инстанции.

В конце концов, в 2011 году появился проект создания на улицах Октябрьской и Февральской революций так называемого «старинного квартала», который предусматривал сохранение и восстановление домов и усадеб, создание в них музеев, включение квартала в туристические маршруты. В 2012 году дом № 32 по улице Октябрьской Революции, бывшей Коробковской, был включён в программу акции «Ночь музеев». Правда, не как «дом садовода Ястребова», а как «дом художника Елового», но так или иначе надежда на сохранение и возможное восстановление исторической усадьбы начинает обретать конкретные очертания.

Пока же о выдающемся уральском селекционере Вениамине Николаевиче Ястребове и его предках могут рассказать в Музее истории плодового садоводства Среднего Урала, находящегося неподалёку, в доме № 40.