Знакомство с Екатеринбургом: из истории Театра оперы и балета (2 часть)

Знакомство с Екатеринбургом: из истории Театра оперы и балета (2 часть)

Строительство Театра оперы и балета хотели начать сразу, как только будет собрана необходимая для реализации проекта сумма. Официально новый театр строили на деньги городской казны, но обыватели и купечество Екатеринбурга жертвовали на театр очень охотно. Владимир Семёнов приехал в Екатеринбург, где выступил перед заинтересованными лицами, во всех подробностях рассказав о своём проекте. Архитектору предложили остаться в Екатеринбурге, чтобы курировать стройку.


Эскиз оперного театра в Екатеринбурге (лист из презентационного альбома), 1904 г.

Но Владимир Николаевич был вынужден отказаться из-за накопившихся дел в Пятигорске. Дело в том, что в 1904 году он женился на Алевтине Михайловне Севостьяновой, которая сочувствовала кавказским революционерам и находилась под негласным надзором полиции. Семёнов надеялся, что брак и беременность заставят супругу забыть о политике. Впрочем, и сам Владимир Семёнов во многом разделял политические взгляды жены, хотя активной революционной деятельностью не занимался, всецело отдаваясь любимой работе.

Тем временем подготовка к строительству оперного театра в Екатеринбурге застопорилась. Причиной тому стали споры о выборе места. Большинство склонялось к тому, что театр должен стоять на Дровяной площади, что было уже согласовано во всех инстанциях. Но некоторые инвесторы утверждали, что строить в этом месте нельзя из-за обилия подземных вод. В спорах о месте стройки будущего театра прошёл год. А в январе 1905-го начались волнения рабочих в Москве и Петербурге, вылившиеся в события, которые впоследствии стали называть Первой русской революцией. Осенью к «большой смуте» прибавилось поражение России в русско-японской войне и тяжёлое финансовое положение страны — к концу 1905 года нехватка золота достигла 47 млн рублей. Строительство театра пришлось отложить ещё на год, а затем и на два. Только в 1908 году вопрос о строительстве Театра оперы был снова поднят на заседаниях городской думы и в газетах. Но вскоре выяснилось, что автор проекта нового театра не сможет контролировать ход строительства: жена архитектора была внесена в список «неблагонадёжных» и находилась под надзором полиции, ей было запрещено посещать губернские и уездные города. Закончилось тем, что в 1908-м Владимир Семёнов с семьёй эмигрировал в Лондон.


Автор проекта Театра оперы в Екатеринбурге архитектор Владимир Николаевич Семёнов

За рубежом Владимир Николаевич продолжал проектировать здания, в том числе для России. На Родину Семёновы вернулись лишь в 1912 году. К тому времени Театр оперы в Екатеринбурге уже принимал первых посетителей.

Куратором строительства попросили стать архитектора Пермской железной дороги Константина Трофимовича Бабыкина, который выполнял «привязку» проекта Семёнова на местности, а в 1906 году спроектировал гимнастический зал для Екатеринбургской мужской гимназии. К. Т. Бабыкин дополнил проект, предложив разместить на самой высокой точке фасада фигуры трёх муз. Летом 1910 года на месте будущего театра был проведён молебен и заложен первый камень фундамента.

Главным подрядчиком строительных работ был Григорий Голландский, а за выполнение лепных работ отвечала фирма Вейнберга. По свидетельствам современников, строительство велось по последнему слову техники, в том числе с использованием только появившегося на Урале железобетона.

Ход стройки широко обсуждался в обществе, его освещали екатеринбургские и пермские газеты. Часто на стройплощадке можно было заметить фотографов, благодаря которым мы можем судить о ходе работ.

Время от времени вокруг Нового театра, как первоначально называли в Екатеринбурге здание, разгорались большие и малые скандалы. Так, в 1911 году со стройплощадки на улицу Водочную стала поступать вода, подтапливая жилые дома.

Газета «Русское слово» писала об этом в январе 1911 года: «Екатеринбург, 17.1.1911 г. Злобою дня в городе служит вода, оказавшаяся на месте новостроящегося театра. Предполагают, что стройка производится на месте, где когда-то был ров, соединявшийся с озером. Вода хлынула в Водочную улицу и затопила множество домов, главным образом низы. Жители засыпали управу жалобами. Город с целью отвести воду роет сточную канаву, но вода, пробиваясь сквозь почву, продолжает заливать нижние этажи».

Широкий резонанс среди жителей города вызвала информация о том, в какую сумму обходится строительство театра. Екатеринбург в те годы был совершенно неблагоустроен: в городе не было ни водопровода, ни канализации; мостить дороги камнем только-только начинали. Скандал умело использовали и агитаторы расколовшейся недавно на большевиков и меньшевиков РСДРП. Время от времени на заводах, фабриках, на рынках появлялись листовки, в которых строящийся Новый театр выставлялся как «каприз буржуазии, совершенно ненужный рабочему человеку».

Тем не менее строительство продолжалось и шло ударными темпами.

Весной 1912 года весь город обсуждал слова строительных подрядчиков, утверждавших, что уже в августе или сентябре театр будет открыт. Так оно и произошло: открытие Театра оперы, который уже получил официальное название Новый городской театр, было назначено на 29 сентября 1912 года. В газеты понемногу стали попадать подробности, связанные с предстоящей работой театра: стало известно, что строительство обошлось городу в 300 тысяч рублей серебром; что в театр на должность главного дирижёра приглашён известный итальянец Сильвио Барбини; что главным режиссёром театра будет известный оперный бас Александр Яковлевич Альтшуллер.

Интерес к открытию подогревался ещё и рассказами строителей, штатных работников театра и членов общественной приёмной комиссии. Так, художник театра Андреев рассказал знакомому репортёру, что у него «прямо из-под носа» украли складной аршин. А активный член приёмной комиссии присяжный поверенный Север Бибиков жёстко раскритиковал расписанный занавес сцены. Он же обрушился с критикой на скульптурную группу из трёх муз на фасаде театра, что привело к тому, что Талию, Мельпомену и Терпсихору* несколько лет подряд красили в цвет фасада здания, чтобы фигуры не бросались в глаза.

За несколько дней до открытия, 12 сентября, стало известно, что 29 сентября на сцене театра будет представлена опера М. И. Глинки «Жизнь за царя». В день открытия Нового городского театра в зрительном зале не было свободных мест и администрации пришлось ставить дополнительные кресла в проходах.


Здание Нового городского театра осенью 1912 г.


План зрительного зала Нового городского театра (эскиз 1914 г.)

Первый театральный сезон Нового городского театра продлился 5 месяцев, за это время было поставлено 37 опер и дано 143 спектакля. В репертуаре преобладали постановки на музыку П. И. Чайковского.

Поначалу жители Екатеринбурга жаловали лишь оперные спектакли, а балетные постановки шли при полупустых залах. В дни, когда на сцене Нового городского театра давали балет, главный режиссёр разрешал работникам сцены, художникам, уборщицам и курьерам, свободным от работ, присутствовать в зале во время спектакля. Одним из этих зрителей был 9-летний мальчик Гриша Александров, работавший в театре рассыльным. Место в штате Нового городского театра Гриша получил благодаря отцу — владельцу гостиницы и ресторана «Сибирь» Василию Мормоненко, у которого был с театром «взаимный коммерческий интерес». Впоследствии Григорий Васильевич Александров стал одним из самых известных советских режиссёров и снял такие всенародно любимые фильмы, как «Весёлые ребята», «Цирк», «Волга-Волга», «Светлый путь», «Весна».


Пожарные учения в здании Нового городского театра

После бурь Октябрьской революции, Гражданской войны и периода преодоления разрухи театр вновь распахнул свои двери для зрителей. В середине 1920-х годов в Свердловском театре оперы и балета работали молодые Иван Козловский и Сергей Лемешев, ставшие позднее известнейшими оперными исполнителями.

Театр не прекращал работу даже в годы Великой Отечественной войны. Часть коллектива ушла на фронт, остальные продолжали работать, часто без выходных. За период с 1941 по 1945 год они дали более 4000 спектаклей в Свердловске, на фронтах и в госпиталях. На заработанные деньги коллектив театра купил для фронта три танка. Работники театра и артисты постоянно собирали для фронтовиков посылки, перечисляли деньги в Фонд обороны.

После войны Свердловский театр оперы и балета возобновил свою работу в полной мере. В театр приходили новые исполнители, ставились новые спектакли. В эти годы популярность оперы была очень велика благодаря радио. Арии из популярных опер занимали в сетке вещания Всесоюзного радио до 30% эфирного времени.

В 1966 году театр стал академическим. На торжественном вечере, посвящённом этому событию, руководство театра в кулуарах обратилось к первым лицам города с просьбой выделить средства на реконструкцию здания. Просьба была удовлетворена, и в течение 1970-х театр был значительно расширен за счёт заднего пристроя.

Любопытно, что в конце 1940-х годов руководство города Свердловска при поддержке обкома партии уже просило у правительства денег на реконструкцию Театра оперы и балета по проекту архитектора П. В. Казанцева. Но тогда в финансировании было отказано.


Таким должен был стать Свердловский театр оперы и балета, по мнению архитектора П. В. Казанцева (рис. 1953 г.)

Создатель проекта театра Владимир Николаевич Семёнов почти не интересовался судьбой своего детища. В 1932 году он был назначен главным архитектором Москвы и возглавил Архитектурно-планировочное управление Моссовета. Под его руководством началась разработка плана развития и реконструкции столицы, утверждённого в 1935 году. После Великой Отечественной войны В. Н. Семёнов занимался восстановлением разрушенных городов. В 1956 году он был избран почётным членом Академии строительства и архитектуры СССР.


Архитектор В. Н. Семёнов с внуком и племянником

В середине 1950-х Семёнов оказался в Свердловске в служебной командировке. Шофёр ЗИСа, на котором Владимир Николаевич передвигался по городу, проезжая мимо театра, начал рассказывать пассажиру о том, какой прекрасный театр работает в городе, какие спектакли идут сейчас на его сцене. Семёнов с улыбкой ответил, что не является любителем оперного искусства. Разговор продолжения не получил.

К юбилею оперного театра в 2012 году была проведена реконструкция здания, в ходе которой строители постарались вернуть театру его исторический облик. Само здание является объектом культурного наследия. Кроме того, Екатеринбургский академический театр оперы и балета им. Луначарского является одним из самых доступных досуговых учреждений города — стоимость билетов зависит от мест и колеблется от 50 до 3000 рублей. А ещё театр по сей день считается самым снимаемым историческим объектом Екатеринбурга.

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

--------------------------------------------

Фото: В. Метенков, 2GIS, Molega; из личных архивов авторов.

Фоторепродукции: С. Волков.

Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом — мы исправим это упущение.

При подготовке использованы информационные материалы, находящиеся в открытом доступе.

* Согласно древнегреческой мифологии, Талия является музой комедии, Мельпомена — музой трагедии, а Терпсихора — музой танца (прим. авт.).