Знакомство с Екатеринбургом: Гостиница «Исеть»

Знакомство с Екатеринбургом: Гостиница «Исеть»

Комплекс зданий Городка чекистов задумывался авторами проекта Иваном Антоновым и Вениамином Соколовым сразу с двумя архитектурными доминантами – четырёхэтажным клубом и одиннадцатиэтажным общежитием. Заказчик торопил с началом строительства. А вскоре интерес к проекту стали проявлять ещё и партийные органы.

«Сразу после того, как начальником строительства комплекса утвердили Ивана Павловича, нас вызвали в горком партии. Много говорили об исключительной важности проекта, обещали помощь, но "настоятельно советовали" работы начать с клуба. По дороге домой Антонов возмущался: "Людям жить негде, а им клуб подавай..." – вспоминал позднее архитектор Арсений Тумбасов. – Мы соглашались с ним: милиционеры жили преимущественно в бараках или снимали комнаты в частном секторе. Кроме того, чисто технически клуб и общежитие удобнее было бы строить одновременно. Вениамин Дмитриевич предложил поговорить с заказчиком, и мы направились в приёмную уполномоченного НКВД. После этого в нашу работу больше никто не вмешивался...»

Строили очень быстро. Антонов так спланировал работы, что потерь рабочего времени, простоев почти не было. Бригады строителей, работавшие на клубе и общежитии, вызвали друг друга на соревнование, и тех, кто быстрее закончит свой объект, ждали премии.

Строительство корпусов № 1 (общежитие) и № 10 (клуб) (фото 1932 г.)

Клуб, которому позднее присвоили имя Ф. Э. Дзержинского, имел четыре этажа вверх и один вниз. На «минус первом» этаже находились теплоцентр, прачечные, служебные помещения и стрелковый тир. В годы перестройки и гласности о тире стали рассказывать нелепые истории, суть которых заключалась в том, что в тире расстреливали приговорённых к смертной казни «врагов народа». Редакторы журналов и газет с удовольствием публиковали эти небылицы на страницах своих изданий.

Другой легендой клуба стали показательные судебные процессы над «врагами народа», которые якобы в 1937 году проходили в его стенах чуть ли не каждую неделю. В конце 90-х, когда антисоветская истерия пошла на спад, в СМИ стали попадать воспоминания ветеранов милиции, бывших жителей городка, из которых следовало, что эти слухи сильно преувеличены.

Ветеран МВД, подполковник милиции в отставке Иван Алексеевич Панов вспоминал в 1999 году:

«Показательные суды были. Правда, это были судебные процессы над сотрудниками милиции, которые сами преступили закон. Например, помню, судили милиционера по фамилии Медведев, который, находясь на выходном, выследил и убил инкассатора, когда тот нёс зарплату на одно из предприятий Свердловска... Был процесс над двумя милиционерами из Нижнего Тагила, ограбившими старательскую артель. Милиция-то была народная, а народ у нас был разный. Серьёзно проверять пришедших работать в милицию начали только во время войны. А в 20-е и 30-е годы в наших рядах было много случайных людей. Партийных так и вовсе принимали без проверки: считалось, что их уже проверили при приёме в партию».

В клубе было два актовых зала. Среди обитателей Городка чекистов они именовались как «Большой» и «Уютный». В «Большом» проходили торжественные собрания, награждения, лекции. К слову, лекции были в клубе имени Дзержинского явлением постоянным, а темы лекций самыми разнообразными: «Элементы процесса мышления», «От социализма к коммунизму», «Достижения современной хирургии», «Искусство социалистического реализма», «Роль гипотез в науке» и многие другие. После войны, когда клуб перестал быть чисто ведомственным, «Большой» актовый зал переименовали в «Лекционный».

Афиши 1946 года, анонсирующие лекции в клубе им. Дзержинского

В малом актовом зале проходили репетиции самодеятельных коллективов, занятия кружков, концерты. В здании клуба находилась большая столовая, универмаг, магазин военторга, мебельная мастерская. Здесь же располагались два пионерских клуба, две хоккейные команды, секция авиамодельного спорта, киностудия с кинозалом, оркестр духовых и народных инструментов, детский музыкальный коллектив.

Надо сказать, что после передачи комплекса из ведения МВД в ведение горисполкома, многие творческие коллективы остались в стенах клуба. В частности, киностудия, на которой с начала 60-х годов было снято более 50 документальных фильмов.

В клубе базировался Областной дом народного творчества – учреждение, занимающееся методической и организационной работой со всеми коллективами художественной самодеятельности в области.  

Здание клуба им. Ф. Э. Дзержинского (корпус № 10) в наши дни

Этажи клуба соединяли две лестницы, одна из которых является уникальной не только для  отечественной архитектуры, но и для европейской. Это винтовая лестница, закрученная вопреки правилам против часовой стрелки.

Любопытно, что «неправильное» направление подъёма лестницы не являлось способом самовыражения авторов проекта. Это не было «фишкой» ради «фишки». Когда проект Городка находился ещё в стадии обсуждения, свердловский архитектор Георгий Валенков (один из авторов проекта жилого квартала «Дом Гостяжпромурала», о котором тоже не было бы лишним рассказать в будущем) спросил Антонова, почему лестница закручена «не как у людей».

Иван Павлович ответил следующее: «Страна Советов – единственное в мире государство рабочих и крестьян, идущее к светлому будущему своим, единственно верным путём. И это отражено в нашем проекте – путь наверх, где сияет звезда светлого коммунистического будущего».

«Звезда светлого коммунистического будущего» – пентаграмма, расположенная на перекрытии над винтовой лестницей

К слову, в первоначально утверждённом проекте клуба лестница должна была быть выложена красным «лезниковским» гранитом. Но предприятие, разрабатывающее это месторождение, в ту пору лихорадило и оно не могло выполнить заказ в срок. Тогда Антонов предложил заменить красный гранит белым мрамором из Мраморского карьера, что находился неподалёку от Свердловска. Здание клуба было сдано раньше всех сроков, и на радостях и в суете торжеств на изменение цвета лестницы никто не обратил внимания.

Вид на винтовую лестницу с 4-го этажа

Сейчас эта лестница, помещённая в цилиндрической лестничной клетке, находится в той части здания, где расположился филиал Свердловского областного краеведческого музея, переехавший сюда в начале 90-х из здания Вознесенской церкви. К слову, в самом филиале музея тоже есть немало уникальных экспонатов. В том числе и легендарный «Шигирский идол» – пятиметровая деревянная скульптура, возраст которой в два раза превышает возраст египетских пирамид.

«Шигирский идол»

Часть здания занимала фабрика-кухня. Как уже отмечалось ранее, в жилых домах Городка чекистов не было кухонь. Согласно концепции всего комплекса зданий, его жители не должны были тратить своё время на готовку обедов и ужинов. Для этого в городке была предусмотрена фабрика-кухня. Что такое фабрика-кухня? Классическая фабрика-кухня представляла собой укрупнённое предприятие общепита полного цикла, в состав которого входили цехи по приготовлению блюд и полуфабрикатов, стол заказов и отдел кулинарии. Обычно в состав фабрики-кухни входила ещё и столовая, а иногда две или три; буфеты, где можно было купить выпечку, бутерброды или холодные закуски; столы заказов, где можно было заказать какое-либо блюдо к определённому времени.  

Первые в РСФСР фабрики-кухни стали появляться начиная с середины 20-х: в Иваново (1925), в Нижнем Новгороде (1926), в Москве (1929). В Ленинграде в 1930-м появились сразу четыре таких предприятия.

Здесь находились столовая и фабрика-кухня «Городка чекистов»

 На уровне второго этажа здание клуба соединялись горизонтальным переходом со зданием общежития. По этому переходу обитатели 11-этажной «общаги» могли в любое время попасть в столовую фабрики-кухни, на лекцию, в секцию или кружок. Безусловно, это было очень удобно, особенно в осеннее-зимний период. Переход был не просто крытым, но и отапливаемым, что позволяло разместить вдоль его стен нечто вроде оранжереи или зимнего сада.

Переход, соединяющий здания клуба и общежития

 Сначала здание общежития предназначалось для одиноких сотрудников НКВД и командированных. Но в скором времени профиль общежития пришлось изменить из-за резкого роста числа семейных сотрудников. Объяснялось это просто: высокие зарплаты милиционеров, различные льготы, предоставляемые им, быстро движущаяся очередь на получение жилья делали молодых чекистов выгодными женихами. Уже в 1934 году руководство свердловского УНКВД было вынуждено выделить часть комнат в общежитии «Городка» для расселения молодых семей. В дальнейшем доля «малосемейщиков» в общем числе обитателей общежития только увеличивалась.

Вид на «Городок чекистов» с воздуха…

…и из здания напротив

 В полукруглом здании общежития было 100 жилых комнат. По расчётам архитекторов, в каждой комнате могло проживать до четырёх человек. Помимо жилых помещений в здании было несколько подсобных, в одном из которых находился местный радиоузел, осуществлявший ретрансляцию программ Всесоюзного Радио (некоторое время ещё и «Радио имени Коминтерна») и Свердловской радиостанции «РВ-5», также известной, как «Уральская областная радиостанция им. Свердлова». Кроме этого, радиоузел транслировал и свои собственные программы: радиогазету, расписание занятий клубных секций, анонсы лекций и меню обедов и ужинов столовой. Первое время все собственные программы читались живьём. Но затем, в конце 30-х, радиоузел получил германский магнитофон фирмы AEG-Telefunken, а в 1945 году уже отечественный магнитофон МАГ-2.

В «перестроечный» период появилась версия, что необычная форма зданий общежития и клуба является ничем иным, как отражением советской символики – серпа и молота. Дескать, если взглянуть на них сверху (например, с летящего самолёта), то серп и молот явно различимы. Эти предположения породили красивую легенду, о том, что Сталин, пролетая над Свердловском в1941 году, обратил на это внимание и даже хотел отметить архитекторов премией. Но на самом деле всё обстояло гораздо проще. Один из соавторов проекта «Городка чекистов» архитектор Арсений Михайлович Тумбасов вспоминал в конце 60-х:

«Концепция «Жилкомбината НКВД» не несла в себе никаких зашифрованных значений. Это был набор форм, отражающих ритм той эпохи – эпохи индустриализации и великих строек. Мы постарались создать запоминающийся и одновременно максимально наполненный удобствами жилой комплекс. Других целей перед собой архитекторы группы Антонова не ставили».

План 1-го этажа общежития

 На первом этаже общежития располагался большой универсальный магазин, где можно было приобрести как продукты питания, так и промышленные товары: посуду, настольные лампы, люстры, одежду, обувь, игрушки, галантерею и парфюмерию. Фойе универмага в разные годы использовалось и для других целей. Здесь располагались избирательные участки, пункты приёма по оргнаборам, пункт записи добровольцев в годы Великой Отечественной войны. Здесь же работали пункт приёма писем и телеграмм, и приём заказов на ремонт или изготовление мебели. Артель по изготовлению мебели находилась в здании клуба.

Витрина универмага (фото 1942 г.)

 С этим универмагом была связана интересная история. В 1937 году группа молодых сотрудников милиции обратилась к руководству управления с письмом, в котором указывали на «вопиющую нехватку инвентаря для занятий спортом в универсальном магазине жилкомбината». Руководство УНКВД отнеслось к письму с должным вниманием, и в универмаге появился отдел спортивных товаров, который впоследствии перерос в специализированный магазин спортивного общества «Динамо». В начале 60-х магазин был переименован в «Спорттовары».

Спортивный магазин «Динамо» (фото конца 50-х гг.)

Переименованный магазин спортивных товаров

В 1958 году общежитие передали на баланс Свердловского горисполкома. За два года жильцов расселили, а само здание поставили на ремонт и реконструкцию. В 1962 году здесь была открыта гостиница. Сначала она называлась «Спорт», а затем гостиницу переименовали в «Исеть». Магазин «Спорттовары» тоже исчез с первого этажа бывшей общаги. На его месте появился ресторан. Гостиница «Исеть» предлагала гостям города 97 номеров, два конференц-зала, ресторан, кафе и буфеты.

Гостиница «Исеть»

Кафе гостиницы «Исеть» (фото 70-х гг.)

Коридор на одном из этажей гостиницы (фото 70-х гг.)

После 1991 года гостиница «Исеть» проработала до 2002 года. В 2003-м её закрыли на реконструкцию, и открыли только три года спустя. Проработала она до 2013-го. Сейчас гостиница не работает. Официально она находится на реконструкции, однако, никаких сведений о том, как продвигаются работы, что сделано, и сколько ещё осталось сделать нет. Известно, что только для того, чтобы отремонтировать один квадратный метр стен здания, необходимо около 12 тысяч рублей. О том, сколько будет стоить замена лиственничных полов и перекрытий, восстановление разрушающихся бетонных элементов, предпочитают не вспоминать. По мнению независимых экспертов, ремонт и реставрацию бывшего общежития муниципальные власти не смогут осилить без финансовой поддержки Москвы.

Сейчас памятник архитектуры находится на балансе Росимущества, а право оперативного управления передано Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры. Здание собирались отремонтировать к  Чемпионату мира по футболу в 2018 году, но не успели найти необходимые средства на приведение гостиницы в порядок.  В прошлом году выяснилось, что у городских и областных властей нет единого мнения насчёт дальнейшего использования здания. По последним данным, просочившимся в СМИ, «Исеть» хотят передать в областную собственность.

Сувенирная кружка, изображающая гостиницу «Исеть» (фото 2016 г.)

 Согласно данным, собранным екатеринбургскими краеведами, на сегодняшний день, в городе, под охраной государства находится 30 отдельных зданий – памятников архитектуры, и шесть архитектурных ансамблей. Ещё 12 ансамблей поставлены под охрану частично. Но в тоже время более 90 исторических отдельных зданий и архитектурных ансамблей Екатеринбурга вообще не имеют статуса, дающего право на охрану со стороны государства. К счастью, гостиница «Исеть» в число последних не входит…