Знакомство с Екатеринбургом: Городок чекистов

Знакомство с Екатеринбургом: Городок чекистов

Ещё одна достопримечательность Екатеринбурга – так называемый Городок чекистов – хорошо известна не только в самом городе или области, но и во всей России и даже за рубежом. Самое высокое здание этого городка – одиннадцатиэтажная гостиница «Исеть», которая весь послевоенный период истории города являлась одним из главных символов Свердловска, появляясь на почтовых марках, открытках, значках, на заставках местного телевидения и даже на агитационных плакатах. За рубежом же Городок чекистов известен как один из интереснейших памятников архитектуры эпохи конструктивизма. Кстати сказать, похожего мнения придерживаются и отечественные специалисты.

Городок чекистов – это комплекс зданий в стиле конструктивизма, построенный в Свердловске в 1929-1936 годах, в квартале между проспектом Ленина и улицами Луначарского, Первомайской и Кузнечной, по проекту архитекторов И. П. Антонова, В. Д. Соколова и А. М. Тумбасова. Состоит из 14 зданий и является историко-архитектурным памятником федерального значения.

История Городка чекистов началась в октябре 1926 года, когда в Свердловск по приглашению старого приятеля Вениамина Дмитриевича Соколова приехал немолодой уже архитектор Иван Павлович Антонов, до этого работавший в Финляндии.

Автор идеи Городка чекистов и соавтор проекта Иван Павлович Антонов

Иван Антонов родился 11 февраля 1887 года в Выборге, в богатой купеческой семье. В 1906 году окончил Выборгское реальное училище и спустя два года совершенно неожиданно для родных поступил в Санкт-Петербургскую Императорскую академию художеств на архитектурное отделение. После революции его семья перебралась в финский город Лахти, где Иван Павлович увлёкся идеями конструктивизма. В 1925-м от своего сокурсника Вени Соколова он узнаёт, что в Свердловске разворачивается крупное строительство и городу нужны архитекторы. Не раздумывая, Иван Антонов оформил долгосрочную визу на въезд в СССР и выехал на Урал.

Архитектор Вениамин Дмитриевич Соколов

Вениамин Дмитриевич Соколов родился в 1889 году в Санкт-Петербурге в семье врача. В 1908-1918 годах учился на строительном отделении Академии художеств, прослушал полный курс, но диплом защитить не успел в связи с февральскими, а затем и октябрьскими событиями. Увлечённый идеями победы мировой революции, он поступает на службу в РККА, участвует в Гражданской войне. В 1924-м боевой командир Красной армии Вениамин Дмитриевич Соколов вернулся в Ленинград, где устроился проектировщиком в архитектурное бюро «Ленинградтекстильтреста». Но когда через год в Ленинграде был объявлен оргнабор среди архитекторов для работы в столице Среднего Урала, Соколов оказался в числе первых добровольцев. Тогда-то он и вспомнил о своём приятеле Иване Антонове.

В Свердловске Соколов и Антонов попадают сначала в «Уралгипромез», а затем в трест «Уралжилстрой». В 1926 году Вениамин Дмитриевич получает должность старшего архитектора, а в 1930-м – руководителя отдела по проектированию промышленных и гражданских сооружений. Карьера же Ивана Антонова была куда скромнее. Из-за своего финского гражданства он не выдвигался на руководящие должности. Многие в тресте относились к нему настороженно, считая «пособником империалистов» и «финским шпионом». Эта настороженность вскоре дала весьма неприятные плоды: на Антонова стали поступать доносы в УНКВД, а в 1931 году за архитектором было установлено негласное наблюдение.

В конце 1928 года Антонов впервые показал своему приятелю и начальнику проект «Жилищно-бытового комбината для сотрудников НКВД». Проект Соколову понравился, и он предложил его к рассмотрению на очередном заседании градостроительного совета. Проект представлял собой комплекс жилых зданий из четырёхэтажного семиподъездного блока, образующего полузамкнутый двор, и 11-этажного высотного здания. По ряду архитектурных особенностей комплекс выглядел необычно и оригинально. В частности, на макете он имел форму серпа – одного из элементов герба Страны Советов, что, безусловно, сыграло положительную роль в ходе обсуждения проекта. Проект был принят, смета на его строительство включена в бюджет города. Но неожиданно его авторов пригласили в областное управление НКВД, где их принял заместитель начальника УНКВД по Свердловской области Пётр Андреевич Самойлов. Он и предложил архитекторам разработать более масштабный проект жилищно-бытового комбината для свердловских правоохранителей, причём в кратчайшие сроки. К работе над этим проектом Антонов и Соколов привлекли двоих талантливых архитекторов – Арсения Михайловича Тумбасова и Александра Николаевича Стельмащука.

Примерно в то же время началась реализация первоначального проекта «Жилищно-бытового комбината». Некоторое время на заборе, окружавшем стройку, висел информационный плакат, извещавший жителей Свердловска о том, что здесь ведётся строительство Городка чекистов, хотя на деле проект был передан в ведение Горсовета. В историю города жилой комплекс вошёл под названием Второй дом советов, хотя какое-то время свердловчане называли его Первым городком чекистов.

Первый городок чекистов, или Второй дом советов (фото 30-х гг.)

Строительство закончилось в 1932 году. Здание получилось не по-пролетарски шикарным: дубовые двери, лиственничные полы, широкие лестницы с коврами, просторные квартиры, сад с парковыми скульптурами и фонтанами. Когда Второй дом советов начали заселять жильцами, преимущественно совслужащими низшего и среднего рангов, произошло событие, которое в наши дни может показаться забавным. Около полутора десятков новосёлов написали в горком партии письма, в которых возмущались «помещичьей роскошью» и «буржуйскими интерьерами» самих зданий и квартир, расположенных в них.

«...Мы, трудящиеся Советского Урала, потомки уральских рабочих и крестьян, прогнавших в 1917 году своих эксплуататоров, крайне возмущены непролетарскими условиями, в которых нам предлагается жить и растить наших детей – будущих строителей коммунизма... – значилось в одном из этих писем. – Фонтаны и мрамор, имеющие место быть в нашем доме, являются символами капитализма, ушедшего в прошлое...»

В ряде писем встречались требования наказать проектировщиков и «обратить внимание на происхождение архитекторов и принять меры». Городские власти приняли половинчатое решение: ковры убрали, фонтаны оставили, а недовольным поменяли ордера в другой район, в «бруски». После чего во Второй дом советов стали заселять только партийную номенклатуру, учёных, известных врачей и артистов.

В настоящее время комплекс является памятником архитектуры федерального значения.

Второй дом советов (фото 1940-х и 2000-х гг.)

В 1930-м проект нового «жилищно-бытового комбината для сотрудников НКВД» показали заказчику. Это был комплекс зданий из 14 корпусов, десять из которых были жилыми. Всего в семи пятиэтажных корпусах (№ 2-8), и двух восьмиэтажных (№ 13 и 14) должны были быть расположены 444 квартиры, нумерация которых должна была быть единой для всего комплекса. В первом подъезде корпуса № 2 находились квартиры большой площади: на 97 м² (3-комнатные) и на 114 м²  (4-комнатные). Корпус № 1 – полуцилиндрическое одиннадцатиэтажное здание общежития для молодёжи и малосемейных – являлся архитектурной доминантой комплекса и был соединён крытым путепроводом с корпусом № 10, где должны были разместиться клуб работников НКВД, столовая и фабрика-кухня, детский сад и ясли, прачечная, баня, фельдшерский пункт с местами для временной госпитализации. Внутреннее пространство комплекса предназначалось для детских площадок и скверов для отдыха жильцов.

План жилищно-бытового комбината для сотрудников НКВД (1930 г.)

Макет Городка чекистов, выполненный в 2013 г. 

Проект был одобрен заказчиком, и в короткий срок было выделено место для строительства на тогдашней окраине города, где до 1848 года находилось городское кладбище. Руководителем строительства назначили Ивана Павловича Антонова. Он организовал работы так, что уже в 1932 году были готовы все пятиэтажные жилые корпуса и здание клуба. А в 1933-м было сдано приёмной комиссии 11-этажное здание общежития.

Строительство жилых корпусов Городка чекистов (фото 1931 и 1932 г.)

Строительство Клуба чекистов (им. Ф. Э. Дзержинского) (фото 1932 г.)

Строительство общежития НКВД (будущая гостиница «Исеть») (фото 1932 г.)

Если бы высокие темпы строительства оставались неизменными, возможно, Городок чекистов был бы полностью сдан в эксплуатацию и раньше. Но случилось непредвиденное: в одно июльское утро 1933 года взорам горожан предстал белый контур православного креста на сером фасаде Второго дома советов. Как такое могло произойти? Спустя несколько дней выяснилось, что контур-крест возник случайно: согласно утверждённой компетентными органами расцветке фасада дома, шахту дымохода, парапет крыши, балконы двух верхних этажей окрасили в белый цвет, в результате чего получился контур креста. По тем временам происшествие тянуло на идеологическую диверсию. В тот же день Ивана Павловича Антонова вызвали на «беседу» в городское управление НКВД. Следователь, который буквально на днях получил долгожданную квартиру в одном из жилых корпусов Городка чекистов, задал архитектору несколько вопросов, а затем, убедившись, что за дверьми кабинета никого нет, негромко сказал: «У вас нездоровый вид, Иван Павлович. Видимо, вы много работаете, устали. Не пора ли съездить подлечиться?..» После чего он положил на стол несколько доносов на Антонова, в которых его подозревали в шпионаже в пользу Финляндии, умышленное занижение норм выработки и организации саботажа «на важнейшей стройке Свердловска».

«Он подписал мой пропуск и вышел меня проводить, – вспоминал Иван Павлович в 1960 году. – Когда мы вышли на улицу, следователь сказал: “Уезжайте. Вы хороший человек и грамотный специалист. Но вам здесь не верят. Мы простились, и я бросился домой собирать вещи. Через 16 часов мы выехали из города, взяв с собой только самое необходимое. Спустя пять дней мы оказались в Лахти…»

В Свердловске рабочим-строителям и коллегам-архитекторам сообщили, что «архитектор Антонов выехал в Финляндию на лечение вместе с женой и дочерью». Два года спустя, когда «соответствующие органы» разобрались, Антонова пригласили обратно, но он больше не вернулся в Свердловск.

В 80-х дочь архитектора Ирен Ивановна Антонова вспоминала: «Отец рассказывал мне, что они уезжали из Свердловска в большой спешке. От своих знакомых в НКВД он получил разрешение на выезд и билеты на поезд до Ленинграда. Отец всегда говорил, что всё самое лучшее, что он сумел создать как архитектор, он смог реализовать только в Свердловске…»

И. П. Антонов с женой

После отъезда Антонова руководство строительством Городка чекистов возложили на Соколова. Но тот из-за большой загруженности не всегда успевал контролировать ход работ. Вместо запланированных Антоновым трёх лет, возведение всего комплекса длилось пять. В 1936 году были наконец сданы корпусы № 13 и 14 и начались отделочные работы на корпусе № 12, где должны были разместиться детский сад, больница и администрация городка. Официально все строительные работы на комплексе были завершены в 1936-м, но на деле отделочные работы и работы по благоустройству комплекса продолжались в течение всего следующего года.

Городок чекистов. Здание общежития и клуба имени Ф. Э. Дзержинского (фото 30-х гг.)

Вид с воздуха на комплекс зданий жилищно-бытового комбината для сотрудников НКВД

Гостиница «Исеть» на снимке американского фотографа Говарда Сохурека (1959 г.)

Новые квартиры в жилых корпусах Городка чекистов не только приводили новосёлов в восторг, но и вызывали у многих удивление и даже недоумение. В квартирах не было кухонь и ванных комнат. Согласно концепции проекта, жители городка не должны были тратить время на готовку, стирку, глажку – в городке работали несколько прачечных и бытовой комбинат. Обедать и ужинать жильцам предлагалось в столовой, которая работала круглосуточно. Те же, кто хотел взять что-нибудь из еды с собой, могли воспользоваться услугами фабрики-кухни. В квартирах были предусмотрены так называемые «кухонные ниши», где могли разместиться примус или электроплитка, небольшая полочка с посудой.

Вместо привычных нам ванных комнат в квартирах Городка чекистов были «комнаты личной гигиены», или, проще говоря, душевые, занимавшие вдвое меньше места, чем привычные ванные комнаты. Принять душ, умыться, искупать ребёнка после прогулки на улице в них было можно, но для «серьёзной» помывки необходимо было идти в баню. При бане находился и фельдшерский пункт, в котором можно было пройти осмотр «на предмет наличия кожных паразитов».

Позднее, уже в послевоенные годы, «комнаты личной гигиены» жильцы стали переделывать под ванные комнаты, но не у всех это получалось, так как из-за дефицита места установить туда можно было только «сидячую» ванну.

Квартиры в комплексе были подключены к системе центрального отопления. С одной стороны, это можно было отнести к несомненным плюсам, однако ввиду того, что на Урале в те годы не было ни одного завода отопительного оборудования, обслуживание и ремонт этой системы были очень дороги. Под всеми домами городка существовала система подземных переходов, которые соединяли бомбогазоубежища, комнаты спецсвязи, оружейные комнаты и обеспечивали скрытый выход за пределы жилого комплекса.

В «перестроечный» период энтузиастами были предприняты попытки составить план подземных ходов, но оказалось, что большинство их них замуровано. Найти оригинальный план подземелий Городка чекистов в городском историческом архиве тоже не удалось. Оказалось, что все чертежи сгорели во время пожара в 1961 году. Не подтвердились и слухи о том, что в подвалах городка пытали и убивали «врагов народа». И дело не только в отсутствии документов, способных подтвердить такие факты. Дело в том, что практически у всех жилых домов комплекса неважная звукоизоляция. И если стены в плане звукоизоляции нареканий не вызывали, то межэтажные перекрытия конструктивно представляли собой резонаторные ящики, которые усиливали даже звуки ходьбы по комнатам. Не зря всем въезжающим в квартиры городка администрация настоятельно рекомендовала получать на складах домашние тапочки.

Подземелья Городка чекистов в наши дни (фото 2014 г.)

Также не удалось отыскать и списки жильцов комплекса, хотя достоверно известно, что таковые имелись и включали в себя сведения обо всех, кто проживал в комплексе с 1934 по 1958 год. Эти архивы тоже были уничтожены огнём...

Периметр Городка чекистов был огорожен забором и имел несколько контрольно-пропускных пунктов. Вход на территорию комплекса осуществлялся только по пропускам. Все жильцы комплекса, кроме детей до 7 лет, имели пропуски, без которых войти внутрь городка было невозможно. Отдельные разрешения нужно было оформлять на внос и вынос чемоданов и крупногабаритных предметов. Пропускная система в Городке чекистов существовала до тех пор, пока весь комплекс зданий находился на балансе МВД. Ещё один интересный факт: те, кто получал служебное жильё в этом комплексе, въезжали в уже обставленные мебелью квартиры. Новосёлам предоставлялась казённая мебель: платяной шкаф, диван, кушетка, от двух до восьми стульев, односпальные кровати по числу членов семьи, этажерка для книг или обувная тумба. Выезжая из квартиры, жилец был обязан сдать мебель на склад или выплатить её стоимость. Практически всю мебель изготавливали в артели краснодеревщиков на территории городка.

За пользование казённой мебелью взималась небольшая дополнительная плата. Мебель можно было взять и на прокат. Вообще, если говорить о коммунальных платежах, то в городке они были несколько выше, чем в среднем по Свердловску, за счёт включения в них платы за аренду мебели, пользование прачечной и баней. Правда, и зарплаты в структуре НКВД тоже были выше, чем у совслужащих других ведомств.

Городок чекистов оставался узковедомственным объектом вплоть до начала Великой Отечественной. В 1941 году многие свердловские милиционеры, чекисты, работники прокуратуры были призваны в армию и часть служебных квартир и комнат общежития опустели. После того как в Свердловск начали прибывать эвакуированные, было решено перепрофилировать общежитие в гостиницу, а в пустующие квартиры стали расселять прибывших в эвакуацию учёных, врачей, инженеров и партработников. Часть многокомнатных квартир была превращена в коммуналки. Тогда же жильцам разрешили делать в квартирах перепланировку и ремонт жилых помещений и подъездов.

В 1958 году МВД начало поэтапную передачу городка на баланс Свердловского горисполкома. Жилой фонд был объединён с городским, обслуживанием зданий стал заниматься Горкомхоз. До перестройки за состоянием строений следили: ремонтировали водопровод и канализацию, делали косметические ремонты, занимались озеленением внутриквартальной территории. В 1985 году был подписан паспорт объекта как памятника истории и культуры СССР.

После перестройки и смены в нашей стране общественно-политического строя следить за состоянием памятников истории и архитектуры стало дорого. От участи Центральной клинической больницы Городок чекистов спасло то, что в его корпусах жили люди. В последние десять лет на состояние зданий бывшего жилищно-бытового комбината НКВД пристальное внимание стали обращать общественники, историки и просто неравнодушные жители Екатеринбурга, желающие сохранить историю своего города. Отрадно, что в их числе очень много молодых людей. Тем не менее специалисты признают, что без мощной финансовой поддержки со стороны города и государства проблему сохранения уникального памятника архитектуры не решить. Даже на приведение в порядок фасадов домов требуется внушительная сумма.

Особую озабоченность специалистов вызывает состояние подвальных помещений, в которых годами стоит вода. Проседают эркеры, в крайне изношенном состоянии находится система канализации. Впрочем, часть зданий комплекса городским властям всё-таки удалось сохранить и содержать их в приличном состоянии. Это бывшее общежитие, более известное как гостиница «Исеть», и здание клуба имени Дзержинского, в стенах которого ныне находится филиал Свердловского областного краеведческого музея. Оба эти объекта не просто выделяются своим внешним видом из всего комплекса зданий, но и имеют свою интересную и местами даже драматическую историю.

Продолжение следует…