Знакомство с Екатеринбургом: главная площадь (часть 2)

Знакомство с Екатеринбургом: главная площадь (часть 2)

Известный телеведущий и продюсер Леонид Парфёнов, приехав на съёмки документального сериала «Хребет России», после первого дня пребывания в Екатеринбурге заметил: «Город прекрасен и буквально пропитан историей! А вот названия улиц здесь почему-то до сих пор сплошь советские, революционные и пролетарские. Неплохо было бы вернуть им исторические имена…» 

Голоса о том, что надо вернуть улицам и площадям столицы Среднего Урала их исторические названия, в последние годы звучат всё чаще. Большинство екатеринбужцев обеими руками за такое «обратное» переименование, и даже в кулуарах власти этот вопрос нет-нет, да поднимается. Правда, пока без видимых результатов. В чём же дело? Неужели исключительно в расходах, на которые в случае переименования улицы обречены все предприятия, организации и учреждения, зарегистрированные или расположенные на ней? Но дело не только в расходах. Довольно часто в вопросах возвращения улице исторического названия приходится сталкиваться с тем, что названий этих было несколько и каждое связано с историей не только этой улицы, но и города. Вот и Площадь 1905 года в Екатеринбурге – наглядный тому пример. До того, как она обрела своё нынешнее название, она успела побывать и Церковной, и Торговой, и Главной, и Кафедральной площадью.

Площадь Кафедрального собора на открытке конца XIX в. 

Самое первое своё название – Церковная – площадь получила из-за церкви во имя Святой Анны, которая была заложена здесь ещё при генерале Де Геннине. Строительство храма шло крайне медленно, и вторично прибывший в Екатеринбург в 1734 году Василий Никитич Татищев велел разобрать долгострой. Как писал он позднее, «...оная церковь зачата строиться весьма в ненадлежащем месте и ненадлежащею препорциею, но весьма коротка». Камень разобранной церкви Татищев распорядился пустить на строительство здания Главного управления Уральских горных заводов и… своего загородного дома.

К концу первой половины XVIII века площадь была переименована в Торговую. В тот же период было составлено её официальное описание на плане города. Восточную границу Торговой площади определяло здание Консистории, как первоначально именовалась канцелярия Главного управления Уральских горных заводов. Построена Консистория была в 1737-1739 годах по проекту «смотрителя лесов» Иоганна фон Баннера и стала первым в Екатеринбурге «каменным зданием о двух этажах». В ГАСО (Государственном Архиве Свердловской Области) каким-то чудом сохранились оригинальные чертежи и эскизы этого здания. 

Фасад Консистории на эскизе 1737 г. 

Строить канцелярию Главного управления Уральских горных заводов пригласили каменщиков из Соли-Камской под руководством известного в ту пору строителя Шапошникова. Они за два года возвели на площади двухэтажное строение «на голландский манир». В 1833-1835 гг. здание было реконструировано по проекту екатеринбургского архитектора Михаила Павловича Малахова. В результате реконструкции у Горной канцелярии появился третий этаж и фасады в стиле классицизма. Также реконструкция коснулась и внутренней планировки канцелярии. В ходе работ широко использовалась продукция многих уральских заводов, в том числе Нижнетагильского и Выйского. 

Интересно, что служба Главного управления Уральских горных заводов меняла свои названия почти так же часто, как и сама Площадь 1905 года. Первоначально она именовалась «Управление сибирскими горными заводами, рудниками и приисками», затем – «Сибирский обер-бергамт». Позже название изменилось на «Консистория горных заводов» (consistorium в переводе с латыни – место собрания), а затем управление переименовали в «Канцелярию Главного управления Сибирских и Казанских заводов». Канцелярия вела работу по управлению казёнными предприятиями и контролировала частные заводы, рудники и прииски, которые находились по обе стороны Уральского хребта. В 1807 году Екатеринбургу был присвоен статус единственного в Российской Империи «Горного города» – столицы Горнозаводского края, и канцелярия, как и город, перешла в прямое подчинение министру финансов России и лично императору. В советский период здание было передано Уральской государственной консерватории. Случилось это в 1934 году. 

С северной и западной стороны Торговую площадь подпирали избы рабочих и городских обывателей, а под торговлю была отведена южная сторона площади. В 1738 году в этом месте был построен Гостиный двор – если говорить современным языком, центр оптовой и розничной торговли. Почему «гостиный»? Потому что в старорусском языке слово «гость» означало «купец», «торговый человек». Первый Гостиный двор был деревянным и представлял собой крытую галерею со множеством магазинов и лавок. Позднее власти Екатеринбурга, обеспокоенные частыми пожарами, происходившими в Гостином дворе, настояли на том, чтобы купеческое сообщество скинулось коштом, чтобы на месте деревянного здания построить каменное.

Проблему пожаров это сняло лишь частично. Возгорания в огромном здании продолжались, но серьёзный пожар, оставивший след в истории города, случился лишь однажды, в ночь на 30 октября 1902 года, когда полностью выгорело 36 торговых помещений.

Гостиный двор во время пожара 1902 года 

После пожара здание частично восстановили, а частично отстроили заново, после чего появились Новый Гостиный двор и Старый Гостиный двор. Новый был выстроен вдоль нынешней улицы 8 Марта. Стройку финансировали Орехово-Зуевская хлопчатобумажная Мануфактура, принадлежавшая Савве Морозову, Уральская писчебумажная Михайловская фабрика, Сибирский торговый банк.

Гостиный двор в 1916 г. 

В первые годы советской власти, после Гражданской войны, оба Гостиных двора хотели было снести, но затем решили перестроить в модном тогда стиле конструктивизма. Здание получилось мрачным, похожим на заводской цех. В нём разместился Горсовет, магазин «Военторг», управление Партиздата и несколько магазинов.

В 1944 году архитекторы Александр Голубев и Моисей Рейшер разработали проект реконструкции здания Горсовета в стиле «сталинского ампира». Здание выросло на один этаж, получило новую входную группу. А свой окончательный вид оно приобрело после последней реконструкции в 1954-м. Тогда по проекту архитектора М. Рейшера в центре строения была возведена башня с колоннами, карнизами, украшенная шпилем высотой в 61 метр. Шпиль венчала звезда, а на башне были установлены куранты – главные часы города. Существует легенда, что образцом механизма для курантов башни Горсовета послужил механизм часов, которые привёз из Германии в Свердловск маршал Жуков. Уральские мастера разобрали германский часовой механизм и создали по его подобию новый, который на протяжении 60 лет не дал ни единого сбоя.

Размеры курантов совсем немного уступают размерам курантов московской Спасской башни. Циферблат в диаметре составляет больше трёх метров, часовая стрелка имеет длину 1,6 метра, а минутная – 1, 9 метра. До 2005 года часы заводились вручную, два раза в неделю, точно в одно и то же время. После 2005 года этим процессом управляет электронная система, работающая по сигналам со спутника.

Башня с курантами (фото 1960 г.)

Главные часы Екатеринбурга

Детали фасадов Горсовета

Здание Горсовета – Администрации Екатеринбурга (фото 2000-х)

Своё третье название – Главная – площадь получила в 1845 году, после того как проходящая через неё Главная Прешпективная (или Проспективная) улица была переименована в Главный проспект. По имени улицы переименовали и площадь. А в 1883 году, после того как в Екатеринбурге учредили епископскую кафедру и построенная здесь, на площади, Богоявленская церковь стала кафедральным собором, Главную площадь переименовали в Кафедральную. 

История Богоявленской церкви началась в 1745 году, когда церковь Святой Екатерины, служившая городу в течение 20 лет, обветшала настолько, что проводить в ней службы стало небезопасно. Тогда на Торговой площади началось строительство временной деревянной церкви во имя Богоявления Господня. В отличие от Екатерининской церкви, возведённой на казённые деньги, Богоявленская строилась на пожертвования прихожан. 

Богоявленский кафедральный собор (фото С. М. Прокудина-Горского)

Фундамент здания заложили 1 августа 1745 года. А уже два года спустя, 28 сентября 1747 года, церковь освятили, причём ещё недостроенной, так как за два дня до этого дотла сгорела первая и главная церковь города – Екатерининская. С 1 октября все службы города отправлялись в незавершённой Богоявленской церкви. Храм полностью достроили лишь в 1752 году. Интерьер церкви украшали 26 образов иконостаса, которые написал ссыльный поселенец Пётр Михайлов. Церковь закладывалась как временная, а потому оказалась маловместительной. Нередко службы устраивали на улице, невзирая на ненастье. Чтобы хоть как-то снять остроту проблемы, в 1755 году к церкви пристроили придел в честь апостолов Петра и Павла. Но к 1770 году придел обветшал и его пришлось разобрать. 17 июля 1771 года здесь же, на площади, был заложен каменный двухэтажный храм во имя Явления Господня. Он был спроектирован в стиле барокко, по образцу Петропавловского собора в Петербурге. Строить новую церковь подрядили известную в городе артель каменщиков Дмитрия Квасова, которая славилась высоким качеством работ и «совершенно трезвым нравом». Нижний престол собора освятили в честь Богоявления Господня в марте 1774 года, а верхний – в честь апостолов Павла и Петра в июне 1795-го. Вместе с колокольней и крестом высота церкви составляла 31 сажень (66 метров). Снаружи храм окрасили бирюзовой краской с белым декором и огородили кованой железной оградой на гранитном основании, а цокольная часть наружных стен была облицована тёсаным камнем. Из подвала храма отходили подземные галереи (так называемые «алтарные ходы»), которые вели в сторону зданий северной части площади. Устройство под церквями подобных подземных коммуникаций с XVII столетия и до начала XX века было традиционным и не представляло какой-то секретности.

Было при Богоявленской церкви и кладбище. Начиная с конца первой половины XVIII века, здесь хоронили младенцев (их было принято хоронить у церкви потому, что они считались безгрешными), священников и особо уважаемых людей города. В контуре приделов храма, в подалтарной части находились, а возможно находятся до сих пор, захоронения трёх екатеринбургских архиепископов – Мелхиседека (1845 г.), Иринея (1860 г.) и Поликарпа (1894 г.).

Горожане никогда не скупились на помощь Богоявленской церкви.

Так, в 1819 году один прихожанин, ходивший на богомолье в Киев, даровал Богоявленскому собору крест с частицами мощей 28 угодников. В 1853 году на средства екатеринбургского купца Телегина был вызолочен заново старинный иконостас. Вообще, у екатеринбургских купцов считалось хорошим тоном преподнести в дар Богоявленскому собору что-нибудь из церковной утвари. По свидетельствам современников, ризница храма буквально ломилась от напрестольных крестов, выполненных из серебра с позолотой или платины, Евангелий в серебряных окладах, украшенных уральскими самоцветами и малахитом, подсвечников и тому подобного. В 60-е годы XIX века на пожертвования прихожан была произведена частичная реконструкция западной стороны храма и выстроена галерея, ведущая в верхнюю часть здания. 

Главным праздником собора был день Богоявления Господня (6 января по старому стилю). В этот день от собора совершался общегородской крестный ход. Около стен собора происходили все значимые события. Здесь встречали почётных гостей Екатеринбурга, отсюда провожали солдат на фронты Первой мировой…

После Февральской, а особенно после Октябрьской революции, площадь перед Кафедральным собором облюбовали большевики для проведения своих манифестаций и митингов. Занявшие город в июле 1918-го колчаковские войска использовали площадь для проведения парадов и торжественных построений полков для принятия присяги.

В 1919 году храм потерял статус кафедрального, уступив эту роль собору Святой Екатерины, но, тем не менее, службы в Богоявленском соборе продолжало посещать до полутора тысяч человек.

После восстановления на Урале советской власти для церкви наступили не лучшие времена. В стране шла оголтелая антирелигиозная пропаганда. Храмы были национализированы, а всё имущество церквей было объявлено государственным. Верующих заставляли создавать общины, с которыми заключались договоры на аренду церквей. В начале 20-х годов по стране прокатилась волна конфискации церковного имущества из драгоценных металлов и камней. 28 апреля 1922 года из Богоявленского собора «в помощь голодающим Поволжья» было вывезено около 200 килограммов серебряных изделий «культового назначения». Через 8 лет храм закрыли. Последняя служба в Богоявленском соборе прошла 16 апреля 1930 года. Первоначально городские власти заявили, что в помещении церкви будет устроен выставочный павильон, но спустя месяц председатель Свердловского горисполкома А. Н. Бычкова отдала устное распоряжение руководству треста «Уралвзрывпром» о взрыве здания в течение ближайших полутора месяцев.

Богоявленский собор накануне уничтожения (фото 1930 г.)

Часть кирпича взорванного храма была отправлена на новостройки, часть использована для прокладки и мощения дорог и улиц. Один из старейших и один из красивейших храмов Екатеринбурга был уничтожен в угоду новой идеологии государства рабочих и крестьян…

Отсутствие каких-либо официальных документальных данных по факту сноса храма дало жизнь разным легендам, мифам и домыслам, связанным с последствиями разрушения собора. Одни краеведы считают, что здание разрушено не до конца, что фундаменты храма уцелели и находятся под слоем строительных остатков. Другие исследователи полагают, что подвальное пространство сохранило свод и представляет собой полость под развалами строительных остатков. Ряд краеведов утверждают, что подвалы церкви полностью сохранились и в настоящее время используются специальными службами.

В 2008 году, во время проведения дорожных работ на Площади 1905 года, на месте Богоявленского собора были найдены фундамент ограды, угол храма и памятная плита 1893 года в честь реставрационных работ. Находки дали импульс к началу кампании за восстановление церкви, и в 2010 году по сохранившимся до наших дней фотографиям, рисункам и описаниям были разработаны несколько проектов восстановления Богоявленского собора. 

Один из проектов восстановления Богоявленского собора (2005 г.) 

В настоящее время идут активные поиски оригинальных чертежей и эскизов храма. Правда, пока поиски не принесли желаемого результата.

А своё нынешнее название Главная площадь города обрела в 1918 году в честь событий, развернувшихся здесь 18 октября 1905 года. Тогда на площади перед Кафедральным собором состоялся массовый митинг, посвящённый манифесту царя Николая II об ограничении царской власти. На собравшихся людей напали черносотенцы, охотившиеся за большевиками и в особенности за Яковом Свердловым, однако в результате столкновений погибли ни в чём неповинные люди: репортёр одной из екатеринбургских газет Соловьёв и ученик художественно-промышленной школы Василий Иванов. В память об этих трагических событиях и была переименована площадь.

Интересно, что впервые переименовать Кафедральную площадь в Площадь 1905 года предложили на одном из заседаний городского реввоенсовета ещё в 1917 году. Предложение внесла фракция… анархистов. Тогда предложение было отвергнуто, несмотря на поддержку депутатов-меньшевиков и центристов. Но спустя несколько месяцев с этой же идеей выступили уже большевики и площадь получила своё последнее имя – «Площадь 1905 года».

Фото из архива В. Л. Метенкова. «Гл. проспект. Кафедр. Собор. Негатив №397/10»