Знакомство с Екатеринбургом: главная площадь

Знакомство с Екатеринбургом: главная площадь

Дом купцов Коробковых, с которого мы начали знакомиться с Екатеринбургом, далеко не единственная достопримечательность на Площади 1905 года. Куда ни кинь взгляд, он обязательно задержится на объекте, о котором есть что рассказать. И первое, на чём задержится взгляд, наверняка будет памятник Ленину. 

Однажды, в начале 80-х, одного из экскурсоводов, что возили туристов в автобусах на экскурсии по городу, попросили рассказать о памятнике на Площади имени 1905 года. Экскурсовод, очевидно знавший историю Свердловска в мельчайших подробностях, задал встречный вопрос: «О каком именно памятнике? Их здесь много стояло...» 

 Мы расскажем обо всех по порядку. 

Наверное, в каждом городе есть места, которые «обречены» на установку памятников. В Нижнем Тагиле таким местом является пятачок напротив здания гостиницы «Северный Урал», где за всю историю нашего города четырежды устанавливали памятники: сначала царю-освободителю, затем Свободе, после «отцу народов» и, наконец, Николаю Никитичу Демидову. Кстати, памятников на этом месте могло быть ещё больше: в 60-х – 80-х здесь могли появиться памятники первым пионерам или тагильским комсомольцам. И хотя памятник пионерам партийные лидеры города посчитали ненужным, а памятник комсомольцам, в конце концов, установили в другом месте, но «закладные» камни с соответствующими табличками на этом месте какое-то время стояли. 

Площадь имени 1905 года в Екатеринбурге тоже имеет такое место, и памятники здесь менялись столь же часто, как и в Тагиле. Интересно, что в нескольких моментах история появления памятников на главной площади столицы Среднего Урала так или иначе переплетается с историей памятников Нижнего Тагила.

Первым памятником на Площади имени 1905 года был монумент императору Александру II, отлитый на Кусинском заводе по проекту скульптора Михаила Петровича Попова. Мраморный постамент изготовил известный екатеринбуржец – камнерез К. И. Трапезников. Памятник установили в центре площади перед Кафедральным собором в 1906 году. 

Памятник Александру II «Освободителю» (фото 1910 г.) 

Александр II был изображён в полный рост, без шинели, с непокрытой головой. По замыслу автора, в таком виде царь должен был восприниматься обывателями и в первую очередь крестьянством более позитивно. В правой руке император держал свиток с «Манифестом…», а левой опирался на тумбу.

История появления этого памятника, как бы это странно ни звучало, напрямую связана с Нижним Тагилом.

В 1901 году екатеринбургский купец 2-й гильдии Иван Константинович Афиногенов отправился по делам коммерции на Нижнетагильский завод. Занимался в ту пору купец торговлей ювелирными украшениями из золота, серебра и платины, продажей церковной утвари, парчи да медной посуды.

В Тагиле Афиногенов увидел памятник царю-освободителю, установленный на Базарной площади в 1895 году, и крепко задумался.

«В Нижнетагильске памятник Александру II есть, а в столице Горнозаводского края, уездном городе Пермской губернии, нет. Ужель мы хуже демидовской вотчины? – написал Иван Константинович позднее в письме к дальнему родственнику. – Я решил, что памятник такой необходим и для Екатеринбурга...» 

Памятник Александру II «Освободителю» в Нижнетагильском посёлке (открытка нач. 1900-х гг.) 

 Своими мыслями он поделился с тогдашним городским головой Гавриилом Гаврииловичем Казанцевым, и тот поддержал идею. Казанцев сам выехал в Нижний Тагил, осматривал памятник, беседовал с заводскими приказчиками и земскими начальниками, после чего озвучил идею памятника в Екатеринбургской Думе, где её поддержало большинство. В апреле 1902-го Казанцев внезапно скончался, а в мае городским головой был избран Иван Константинович Афиногенов. Благодаря его усилиям работа над созданием памятника закипела. Был выбран проект монумента, начался сбор средств по подписке. И. К. Афиногенов смог лично заинтересовать идеей памятника многих екатеринбургских купцов и сам пожертвовал немалую сумму в кассу стройки. И несмотря на экономический кризис, охвативший страну в то время, 30 августа 1903 года произошла торжественная закладка первого камня в основание монумента, а 5 октября 1906 года памятник царю-освободителю был открыт. 

Монумент простоял до Февральской революции. Уже в марте 1917-го члены Временного правительства города постановили памятник самодержцу снести. Постановление быстро выполнили, однако мраморный постамент оставили на месте – площадка и постамент памятника оказались удобными для выступлений ораторов на всевозможных митингах. А уж митинговали в ту пору по каждому более-менее значимому случаю.

В 1918 году в Екатеринбург на совещание съехались председатели ревкомов со всех населённых пунктов уезда. Съехались, чтобы отчитаться, поговорить о насущных делах или поделиться опытом. От Нижнего Тагила присутствовал исполнявший обязанности председателя Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, командир нижнетагильского отряда Красной гвардии Пётр Бабин. Помимо прочего, на совещании зашёл разговор о «новых пролетарских символах», и Бабин рассказал, что в Нижнем Тагиле завершаются работы по созданию памятника Свободе и даже представил рисунки и эскизы памятника. Идея так понравилась собравшимся товарищам, что те одобрили отдельную резолюцию, рекомендующую «устанавливать во всех населённых пунктах уезда памятники российскому пролетариату и достижениям Революции».

История тагильского памятника Свободе (официальное название – «Павшим борцам за Свободу») весьма интересна. Когда в октябре 1917-го в империи грянули перемены, по всей стране начали валить памятники царям и другим «кровопийцам». В Нижнем Тагиле таковой тоже имелся. Предложение о сносе памятника царю-освободителю на Базарной площади было высказано едва ли не первом заседании Нижнетагильского реввоенсовета. Однако вскоре прозвучало другое предложение – памятник переделать, посвятив его новым пролетарским ценностям. Мысль показалась дельной. Но кто бы взялся за такую работу?.. Вскоре нашёлся и «пролетарский скульптор» – машинист паровоза Николай Банников, подрабатывающий изготовлением под заказ надгробных скульптур и рисованием портретов. Банникова разыскали, разъяснили концепцию и тот, немного подумав, согласился. Времени на творческие поиски исполком реввоенсовета не давал, и Николай ухватился за первую попавшуюся идею: в одной книжке он видел американскую статую Свободы, которая впечатлила его своей величественностью. Именно этот вариант для обновлённого памятника и предложил Банников. Власти согласились: Свобода – это по-нашему!

Вскоре закипела работа. Памятник Александру II лишился креста, барельефа с изображением самодержца и надписей, рассказывавших о главных событиях его царствования. Саму Свободу – женщину в длинной одежде и с поднятой правой рукой – Банников изваял дома. По высоте мадам Свобода, конечно, уступала американской, но для провинции была вполне приличной: три с половиной метра. Статую решили отлить из баббита, «чтобы простояла века», как было записано в решении исполкома.

Памятник Свободе в Нижнем Тагиле, переделанный из памятника царю-освободителю (фото 20-х гг.) 

Обновлённый памятник получился весьма сложным: на мраморном пьедестале стояла Свобода с горящей электрической лампочкой в поднятой руке; у её ног находился бюст Карла Маркса; в одном из полукружий постамента были высечены слова «Павшим борцам за свободу», а под ними – пятиконечная звезда с серпом и молотом; в правом углу ограды был установлен веер с тремя концами пятиконечной звезды. Под самим памятником был устроен склеп, куда поместили останки нескольких красногвардейцев, павших в борьбе за дело революции.

Когда Нижний Тагил заняли колчаковцы, памятник взорвали, а скульптора-самоучку бросили в тюрьму. И всё время, пока в городе хозяйничали «белые», Николай Банников находился под следствием и работал в тюремной похоронной команде. А после освобождения города в июле 1919 года он восстановил памятник. Правда, из-за дефицита металла Свободу пришлось сделать гипсовой и покрыть алюминиевой пудрой, но памятник Свободе простоял до 1930-го. 

Екатеринбургские товарищи поначалу старательно копировали опыт тагильчан. В 1918 году перед пьедесталом памятника Александру II были похоронены красногвардейцы, погибшие в боях с частями атамана Дутова, пытавшимися овладеть Екатеринбургом. А затем на царский пьедестал была установлена статуя Свободы, похожая, к слову, немного на тагильскую. 

Похороны погибших красногвардейцев в боях с «дутовцами» (фото 1918 г.) 

Памятник Свободе на месте снесённого памятника Александру II (фото май 1918 г.) 

Однако статуя Свободы по каким-то причинам не понравилась большевистскому руководству города, и её убрали с постамента ещё до взятия города колчаковцами.

Вскоре после изгнания «белых» из Екатеринбурга в городской Совет пришёл человек, представившийся «пролетарским скульптором Эрьзя», и предложил властям свои услуги. На самом деле скульптора звали Степан Дмитриевич Нефёдов, и он уже был скульптором с мировым именем, так как участвовал во многих престижных европейских выставках в Италии, Австрии и Франции, где его работы неоднократно получали дипломы, премии и призовые места. Екатеринбургский Совет согласился сотрудничать со скульптором и заказал Степану Эрьзя бюст Карла Маркса. Предложение поставить на постамент, который ранее занимала Свобода, бюст основоположника теории научного коммунизма было поддержано почти всеми народными депутатами Екатеринбурга. 

Бюст Карла Маркса на месте памятника Александру II (фото 1920 г.) 

Но Карл Маркс простоял на постаменте всего пару месяцев. Совет, ещё недавно горячо приветствовавший работу именитого скульптора, начал настоятельно просить Степана Дмитриевича «изготовить для данного места более монументальное произведение».

В то время Эрьзя-Нефёдов как раз работал над скульптурой «Давид освобождённый», которую планировал представить на выставке пролетарского искусства, где, по его собственному признанию, собирался «задать бой футуристам в искусстве».

«Тогда повсюду господствовали футуристы, – писал Степан Дмитриевич в своих воспоминаниях спустя 30 лет. – В Екатеринбурге я видел, как футуристы уничтожали произведения искусства, которые были, по их мнению, плохими... и в музеях, и то, что дарили в музеи коллекционеры и владельцы магазинов...»

«Давид...» членам горсовета понравился, и они уговорили скульптора установить его не на выставке, а на Кафедральной площади, на том самом месте, где когда-то стоял Александр II. И в мае 1920 года памятник «Освобождённому труду» занял пьедестал царя-освободителя. Освобождённый труд в представлении Эрьзя выглядел довольно непривычно для екатеринбургского обывателя: шестиметровый голый мужик в цепях, с натуралистично проработанными первичными половыми признаками немалых размеров. 

Памятник Освобождённому труду скульптора С. Д. Эрьзя (фото 1920-х гг.) 

Екатеринбуржцы, в массе своей непривычные к «новому революционному искусству», в скором времени нарекли памятник «Ванькой голым» и, по свидетельствам современников, порой специально съезжались со всего города, чтобы плюнуть в «это непотребство». 

«Ванька голый» на месте царя-освободителя (фото 1920-х гг.) 

Городские легенды гласят, что исполком горсовета внял возмущённому гласу народному и спустя какое-то время памятник демонтировал. Есть версия, что при демонтаже «Ваньку голого» уронили, он разбился, а горожане торжественно утопили Ванькины останки в пруду.

Но на самом деле «Ваньку» сняли только в 1926 году и то не в связи с обращениями граждан, а из-за того, что Степан Эрьзя публично раскритиковал советскую власть и эмигрировал в Аргентину. А памятник ещё четыре года простоял в запасниках Краеведческого музея, после чего «Освобождённый труд» был бережно упакован в деревянный ящик и вывезен в неизвестном направлении. Точное местонахождение «шедевра» на сегодняшний день неизвестно.

Но недавно история «Ваньки голого» неожиданно дополнилась интересным фактом. Оказывается, 20 июля 1920 года в Петрограде, на Каменном острове, был открыт памятник «Освобождённому труду» скульптора М. Ф. Блоха. Воодушевил Михаила Фёдоровича на создание этого памятника... именно екатеринбургский «Ванька…». Питерский «Освобождённый труд» представлял собой десятиметровую фигуру абсолютно голого пролетария с огромными «причиндалами», которые повергали в шок всех, кто оказался на открытии монумента и мог лицезреть это «безобразие».

Но Северная Пальмира не зря носит звание «культурной столицы России», и спустя несколько дней после открытия памятника Петросовет обязал автора срочно прикрыть гениталии пролетариату. За два дня М. Ф. Блох выполнил поручение, нарядив своё произведение не то в тогу, не то в фартук... 

«Ванька Питерский» (фото 1920-х гг.) 

В 1926 году «Ваньку голого» сняли с царского постамента, а спустя четыре года уничтожили и постамент вместе с Богоявленским кафедральным собором. На этом месте воздвигли бетонно-гранитную трибуну, на которой партийные боссы и исполкомовские ответработники принимали демонстрации трудящихся. 

Трибуна на Площади им. 1905 года. 1 мая 1933 года 

Вполне логично было бы предположить, что в те годы здесь должен был появиться памятник Сталину. Но памятник «вождю народов» установили на главной площади Свердловска только после войны. До этого на трибуне на время праздничных шествий устанавливали картину с изображением Иосифа Виссарионовича в полный рост. 

Надо отметить, что монументальных памятников Сталину в Свердловске до 1947 года не было. Были всего четыре парковые скульптуры, выполненные из гипса: у входа в ЦПКиО, в парке Дворца пионеров, что на Вознесенской горке, на улице Репина и на площади Малышева. Две последние скульптуры были парными и изображали Сталина в компании с Лениным. 

 Монументальный Сталин появился в Свердловске в 1947 году.

Памятник установили на трибуне на Площади 1905 года к 30-летию Октябрьской революции. Интересно, что незадолго до исторического XX съезда КПСС, с которого началось разоблачение «культа личности», фигуру «отца народов» с трибуны убрали для того, чтобы вернуть на место уже в паре с Лениным, но реализовать данный проект не удалось. 

Памятник И. В. Сталину на Площади им. 1905 года (фото 1947 г.) 

Памятник Сталину демонтировали в 1956 году, и вместе с ним «под раздачу» попали все четыре гипсовые его изображения, а также ряд барельефов на фасадах домов. «Свято место» пустовало недолго. Уже через год, в 1957-м, место на трибуне занял памятник В. И. Ленину. В его открытии, которое состоялось 6 ноября 1957 года, приняли участие представители трёх поколений жителей города: коммунист Иван Сапожников, кузнец УЗТМ комсомолец Анатолий Шатунов и ученица школы № 9 пионерка Маша Степанович.

Памятник В. И. Ленину на Площади 1905 г. 

Вид на Площадь 1905 года 7 ноября 1975 г. 

Автором последнего памятника был скульптор, лауреат Сталинской премии 2-й степени, заслуженный деятель искусств РСФСР Владимир Иосифович Ингал. Забавное совпадение, но среди учителей Ингала был и автор «Ваньки голого» Степан Дмитриевич Эрьзя-Нефёдов. 

Скульптор Владимир Ингал за работой 

В новейшей истории Екатеринбурга памятник Ленину на Площади им. 1905 года не раз хотели снести, а на его месте предлагали установить памятники самым разным историческим персонам – Василию Никитичу Татищеву,  Георгу Вильгельму де Генину, императору Петру Алексеевичу, Екатерине II, Юрию Гагарину, Георгию Константиновичу Жукову и даже первому президенту России Борису Ельцину. Но чаще звучали предложения восстановить на этом месте оригинальный памятник Александру II.

Однако скоро стало ясно, что убрать с площади вождя мирового пролетариата, чтобы вернуть на его место царя-освободителя, просто так не получится: памятник Ленину находится в списках историко-культурного наследия и снести его, или даже перенести, без согласования с Минкультом невозможно. В последние два-три года страсти по этому поводу улеглись и теперь редко выходят за пределы пабликов в соцсетях и веток на форумах краеведов.