Знакомство с Екатеринбургом: дом Севастьянова

Знакомство с Екатеринбургом: дом Севастьянова

Наверное, каждый, кто бывал в Екатеринбурге и проезжал по городу с автобусной экскурсией, обращал внимание на красивое здание с большой ротондой и невероятно богато украшенными фасадами, находящееся практически у самой Плотинки. Экскурсоводы почему-то называют это здание по-разному и, как правило, в подробности его истории не углубляются. Причин тому две: впереди — Плотинка, рассказ о которой занимает много времени, да и остановиться возле здания не дают запрещающие стоянку и остановку знаки. Но если автобусная экскурсия включает в себя остановку на Плотинке, многие туристы возвращаются к этому, по сути дела, дворцу, потому что выглядит он гораздо интереснее, чем находящиеся рядом Главпочтамт или Музей камнерезного искусства.

Большинство экскурсоводов называют это здание домом Севастьянова и рассказывают, что дом принадлежал служащему Горного правления коллежскому асессору Николаю Ивановичу Севастьянову, который купил его в 1860 году у канцелярского служителя С. А. Медведчикова, вышедшего к тому времени в отставку.

Для тех, кто немного интересуется историей, эта информация может показаться недостоверной. Ведь чин коллежского асессора, согласно Табели о рангах, принадлежал к 8-му классу гражданских служащих с годовым жалованием 472 рубля 50 копеек ассигнациями или же 135 рублей серебром в год. На такое жалование купить столь роскошный дом во второй половине XIX века было очень сложно. Ещё больше вопросов возникало с прежним владельцем здания: канцелярские служители даже не числились в Табели о рангах и представляли собой низшую касту казённых служащих. Жалование им назначалось непосредственным начальником и редко превышало 70 рублей в год (серебром).


Дом Севастьянова и Екатерининский собор на фото 1910 г.

Откуда же деньги на постройку таких хором у небогатых, мягко говоря, горных служащих?

Вопрос довольно интересный, особенно если учесть, что после покупки дома Севастьяновым по Екатеринбургу поползли самые невероятные слухи о происхождении богатства чиновника.

Начать стоит с того, как такое большое здание в центре Главного проспекта Екатеринбурга попало в собственность канцелярского служителя Медведчикова. История эта пусть и не в подробностях, но известна. Дом, который ныне именуют Севастьяновским, ещё в начале 1817 года начал строить маркшейдер Горного правления Иван Васильевич Полков, уважаемый человек в Екатеринбурге и прекрасный специалист. В 1810 году на пересечении Главного проспекта и улицы Усольцевской он начал строить каменный дом, но спустя четыре года, получив повышение, купил участок на берегу Исети под строительство нового дома. Цены на землю в городе для казённых чиновников и купечества или обывателей в те времена сильно разнились, и участок обошёлся Полкову недорого. Едва строительство первого дома было завершено, Иван Васильевич начал строить новый дом. Уже в 1817 году двухэтажные хоромы были возведены и даже помещены на карты Екатеринбурга.

В 1820–1830-х годах через женитьбу детей семья Полковых породнилась с семьёй Медведчиковых. Незадолго до смерти Иван Васильевич завещает большой дом на берегу Исети своим небогатым сватам. Семья Медведчиковых владела зданием до 1860 года, испытывая большие затруднения с его содержанием и постоянно ища на него «достойного покупателя». Таковым и стал коллежский асессор Николай Иванович Севастьянов, скромный служащий Горного правления.

По воспоминаниям современников, осмотрев покупку снаружи и изнутри, Николай Севастьянов сел в экипаж и поехал к своему приятелю, «первостатейному чертёжнику при горном архитекторе и горному уряднику 2-й статьи» Александру Ивановичу Падучеву, который в ту пору считался в Екатеринбурге одним из самых модных частных архитекторов, чтобы предложить ему заняться реконструкцией дома. Когда два дня спустя Падучев приехал к Севастьянову, чтобы сообщить о своём согласии и уточнить, в каком стиле заказчик хотел бы видеть свой дом, он долго объяснял Николаю Ивановичу разницу между стилями барокко и рококо, пока тому это не надоело. «Ваяй сразу во всех! — заявил он архитектору. — Денег хватит...»


Дом Севастьянова на рисунке 1890 г. (авт. неизв.)

Николай Иванович Севастьянов родился в 1819 году в семье унтершихтмейстера, 2-го помощника управителя Берёзовских золотых промыслов Ивана Сергеевича Севастьянова и купеческой дочери Серафимы Алексеевны. В семье было четверо детей: сыновья Николай, Фёдор и Александр и дочь Елизавета. Свою горную карьеру Иван Сергеевич начинал в 1794 году на демидовских приисках, а затем подался на государеву службу и перебрался в Екатеринбург. Злые языки поговаривали, что ушёл Иван Сергеевич не с пустыми руками, а прихватил с собой «пуда два хозяйского золота». Но не пойман — не вор, и «розыску по оному делу заведено не было». В Екатеринбурге Иван Сергеевич получил хорошую должность и достойное жалование, отстроился неподалёку от центра города и отдал сыновей учиться в Горное училище.

Старший сын, Николай, в 1835 году получил скромную должность подканцеляриста в Горном правлении и уже через год избавился от уничижительной приставки «под», получив должность «целого» канцеляриста. А ещё через год, в ноябре 1837-го, он получил должность исполняющего столоначальника в одном из отделений Уральского горного правления. Однако в дальнейшем его продвижение вверх по карьерной лестнице замедлилось.  

К слову, многие современники считали, что служба в Уральском горном правлении была весьма и весьма прибыльной, поскольку давала безграничные возможности для незаконного обогащения. Известный журналист и писатель Василий Немирович-Данченко писал о жизни в Екатеринбурге в 1830–1850-х годах следующее: «То было время, когда здесь быстро наживались громадные состояния. Торговля краденым золотом делала из вчерашнего нищего сегодняшнего 6огача... Доходило до того, что ещё накануне ходивший с продранными локтями чиновник, занявшись “крупкой”, вдруг строил себе громадные хоромы, ничего не мог пить, кроме шампанского, одевал жену по-царски и даже бельё её посылал мыть в Париж — для шику».

Некоторые исследователи истории Екатеринбурга и краеведы полагали, что Николай Севастьянов также занимался незаконными операциями с золотом, которые принесли ему огромное богатство.

В реальности дело обстояло иначе. Судьба улыбнулась Николаю Ивановичу Севастьянову в конце 1840-х годов. Исполняя обязанности «чиновника особых поручений», он своей расторопностью и исполнительностью сумел обратить на себя внимание главного начальника уральских горных заводов Владимира Андреевича Глинки, который в то время был озабочен проблемой «караванной операции», заключавшейся в доставке продукции казённых заводов Урала в крупные центры Российской империи и в её последующей реализации. Глинка полагал, что «караванная операция» может быть более прибыльной для казны, если реализация металлов будет производиться по всем правилам коммерции. Владимир Андреевич начал реорганизацию «караванной операции», но для полного успеха ему остро не хватало умного и энергичного чиновника, который взял бы на себя всю ответственность за доставку и реализацию металлов казённых заводов Урала. В конце концов он остановил свой выбор на Николае Севастьянове и не прогадал. Став караванным смотрителем, Севастьянов рьяно взялся за дело. В 1851–1856 годах он весьма успешно руководил «караванными операциями», принося казне немалую прибыль. Занимаясь доставкой продукции казённых металлургических заводов, Н. И. Севастьянов неизменно пользовался симпатиями вышестоящего руководства. Правда, иногда чиновники Уральского горного правления пытались донести до своего начальства информацию о том, что Севастьянов не очень своевременно представляет отчёты о доставке и реализации металлов, но достижения Николая Ивановича перевешивали его служебные упущения, и кредит доверия со стороны начальников был неиссякаем.

Впрочем, уже позднее, перебравшись в Петербург, Николай Севастьянов признавался детям, что не только принёс огромную пользу казне, но и смог заметно поправить собственное материальное положение.

В 1856 году положение Севастьянова изменилось: его главный покровитель В. А. Глинка лишился своего поста, и почти сразу же Николая Ивановича лишили должности караванного смотрителя. 4 октября 1858 года он выходит в отставку. Покидая государственную службу, Н. И. Севастьянов не опасался за своё будущее. К моменту отставки он был уже владельцем или совладельцем солидной недвижимости в виде земельных или лесных угодий, винокуренного завода, а также нескольких пароходов.

К пароходному делу Севастьянов присмотрелся, ещё занимаясь караванной операцией. Совместно с отставным чиновником Николаем Ильиным он в 1856 году учредил речную компанию «Ильин и Севастьянов». В том же году компаньоны приобрели пароход «Нахимов», к которому в 1857 году добавился пароход «Два Николая», позднее переименованный в «Петра».

Оба парохода находились в собственности компаньонов недолго. В 1859 году компания Ильина и Севастьянова продала все свои пароходы и построила два парохода «Щука» и «Ёрш», назначение которых состояло в перевозке пассажиров и срочной клади в небольших количествах. Оба новых парохода имели паровые машины по 80 лошадиных сил и могли спокойно буксировать по рекам по одной средней грузовой барже. Любопытно, что одно время в штате компании должность одного из капитанов и механика занимал компаньон и зять Фотия Ильича Швецова* тагильчанин Павел Акинфиевич Стеблов**.

После смерти Ильина Севастьянов становится единоличным владельцем компании, в которой насчитывалось шесть буксиро-пассажирских пароходов. Но в начале 1860-х годов Николай Иванович отходит от пароходного дела. К 1862 году он распродал все свои суда и переключился на другие виды предпринимательской деятельности, приносящие быстрые деньги. В частности, он проявил интерес к разработке золотых приисков в Кунгурском и Чердынском уездах Пермской губернии, хотя сам непосредственно поисками золота не занимался, поскольку это было прерогативой его доверенного — Валериана Ивановича Волчковского. И хотя публично Николай Иванович заявлял, что прииски не приносят ему заметных прибылей, он до конца 1860-х годов вкладывался в них. Параллельно с золотом Севастьянов занимался производством мануфактуры и «белого вина» (водки). Севастьяновские вата, пряжа и сукно имели большой спрос на Ирбитской ярмарке, а его водка считалась одной из самых качественных в Пермской губернии. В 1867 году Севастьянов построил в Екатеринбурге водочный завод и открыл оптовый склад по продаже водки.  

Когда Падучев представил Н. И. Севастьянову проект реконструкции дома, тот сразу одобрил его, подписав каждый лист из альбома эскизов, и попросил архитектора «поспешать со сметой».

«Николай Иванович был невероятно доволен проектом. Больше всего ему понравилось то, что оба крыла здания выглядели неодинаково. А от оформления фасадов он и вовсе пришёл в какой-то детский восторг, — вспоминал позднее Александр Падучев. — Тщетно пытался я убедить его не спешить и посмотреть другие проекты».

Дом реконструировался около четырёх лет. Говорят, что владелец хотел ещё покрыть позолотой купол ротонды, но настоятель стоящей неподалёку Екатерининской церкви пригрозил анафемой зарвавшемуся коммерсанту, и Николай Иванович «поумерил гордыню». Севастьянов владел этим зданием более десяти лет, устраивая в его залах светские приёмы и «торговые ассамблеи». Винно-водочные магнаты Злоказовы и Поклевские-Козелл не раз пытались уговорить бывшего горного чиновника продать им дом, но Николай Севастьянов был непреклонен. Современники говорили, что он действительно гордился своим домом, считая его самым красивым зданием всей Пермской губернии.

В январе 1874 года Николай Севастьянов внезапно принимает решение переехать в Петербург. В июне того же года он распродаёт часть своих предприятий и продаёт свой дом на берегу Исети... городским властям. Вскоре после отъезда Севастьянова в здании разместился Екатеринбургский окружной суд.


Здание Екатеринбургского окружного суда (дом Севастьянова) на Главном проспекте (фото 1917 г.)

Судьба самого красивого дома Екатеринбурга резко изменилась после Февральской революции.

В апреле 1917-го в залах дома Севастьянова разместились солдаты Ачинского пехотного полка и за два месяца устроили из «буржуйского дворца» настоящую казарму, попутно разграбив его. А в 1918 году здесь начал действовать «комиссариат труда» — первая в Советской России биржа труда. В августе 1919-го в стенах дома Севастьянова проходила 1-я общегородская конференция РКП(б).

А уже после Гражданской войны здесь расположился 1-й Дом союзов, переименованный позже в Областной совет профсоюзов. В перестроечные и в 1990-е годы площади здания стали сдавать в аренду частным предпринимателям.

В конце 1990-х годов коммерсантов из здания попросили и изрядно потрёпанный изнутри «дворец» перешёл в ведение губернатора Свердловской области. А в начале нулевых в доме Севастьянова начались ремонтно-восстановительные работы, которые завершились к саммиту ШОС, проходившему в 2008 году в Екатеринбурге. Объект был полностью отреставрирован, фасаду вернули исторические цвета, в залах провели капитальный ремонт, и дом Севастьянова стал резиденцией президента РФ.

Фото, сделанные внутри здания в ходе реконструкции дома Севастьянова в 2002–2007 гг.

Дом Севастьянова действительно необычайно красив. Разглядывать его можно бесконечно, не переставая открывать для себя всё новые и новые детали фасадов и декора. Здание имеет П-образную форму. Архитектурной доминантой является угловая ротонда с бельведером.


Вид здания сверху (фото 2012 г.)

Ротонда (фото 2012 г.)

Фасад, выходящий на набережную Исети, уникален тем, что его часть в пределах второго этажа украшена декором и лепниной, которые не повторяются ни в одном из фрагментов. Интерьер и экстерьер дома славятся богатством мелких деталей. Особенно выделяется стрельчатая арка и растительные орнаменты.

В особняке три этажа.

На первом этаже находятся вестибюль, гостиная и несколько подсобных помещений. На втором — Большой колонный зал, бильярдная, Каминный зал, Малый зал, «Исторический» зал и несколько служебных комнат. На третьем этаже находятся кабинеты и комнаты отдыха.

К сожалению, попасть внутрь дома Севастьянова можно только с экскурсионной группой, но и в этом формате для вас будут открыты не все помещения. Кроме того, чтобы получить разрешение на экскурсию, нужно загодя подавать заявку в администрацию губернатора области.

Судьба самого Николая Ивановича Севастьянова сложилась драматично.

После переезда всей семьи в Петербург один из самых удачливых коммерсантов Екатеринбурга ввязался в ряд финансовых афер, что привело его на скамью подсудимых. Севастьянову удалось уладить дело, закидав свидетелей деньгами, и удовлетворить финансовые претензии потерпевшей стороны. В тюрьму он не сел, но его счета в банках заметно похудели. В 1879 году бывший хозяин самого красивого дома Екатеринбурга продал и винокуренные заводы, и мануфактуру и, передав ведение семейным капиталом детям, ушёл на покой. Он прожил ещё три с половиной года и 23 февраля 1883 года скончался в Санкт-Петербурге.

--------------------

Фото из открытых источников: С. М. Прокудин-Горский, Е. Смирнов, Д. Игнатов, А. Устюжанин, LJ-user stonerized.

Фоторепродукции: из личных архивов автора.

Примечания:

* Фотий Ильич Швецов — выдающийся тагильский механик, изобретатель, управляющий технической частью заводов Тагильского горного округа господ Демидовых; строитель и первый владелец так называемой Демидовской дачи на берегу Тагильского пруда (прим. авт.).

** Павел Акинфиевич Стеблов — выпускник (позднее — преподаватель) Выйского училища, муж младшей сестры Ф. И. Швецова Акулины, компаньон Ф. И. Швецова и его представитель в г. Томске. После 1855 года служил в нескольких частных пароходствах, после чего вернулся в Нижний Тагил и преподавал в различных учебных заведениях посёлка (прим. авт.).